Понедельник, 22.10.2018, 16:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Добро пожаловать на форум!
Главная | Регистрация | Вход
 
Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.
 
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Архив - только для чтения
Форум » Общеразвлекательный раздел. » Для читателей. » Крыса из нержавеющей стали
Крыса из нержавеющей стали
playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:11 | Сообщение # 11
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
Его-то я и должен найти до того, как появиться вблизи какой-нибудь
планеты.
Из внутреннего динамика иногда слышались шум и рев, и я проклинал
разработчика передатчика и усилителя, но прежде, чем искать передатчик, я
должен был убедиться, что он вообще есть и имеет достаточно мощный сигнал
для больших расстояний. Несколько экспериментов с экранами показали, что
мистический сигнал не более, чем излучение самого корабля. После
экранирования эфир затих. Я с облегчением вздохнул и вышел из
суперперехода.
Путешествие подходило к концу. Я перерыл все корабельное имущество и
подобрал кое-что для дальнейшего использования. Тщательно подобрал
разнообразные баги. А восстанавливать внешность Скользкого Джима доставило
мне большое удовольствие. Расширители в ноздри, подушечки под щеки,
краситель на голову - и старая боевая лошадь снова готова к работе.
Я посмотрел в зеркало... выругался... и начал убирать всю эту
маскировку столь же тщательно, как ее и накладывал. Ведь было же для меня
всегда законом не расслабляться во время работы! Шаблонное поведение
всегда ведет к неприятностям! Инскипп прекрасно знал мою старую внешность,
и наверняка оба моих описания разосланы повсюду.
Теперь я уже более тщательно наложил грим и создал нечто совсем иное.
Создал очень просто - за счет изменения в лице и волосах. Более сложная
работа потребовала бы в дальнейшем больше времени для поддержания в
аккуратном состоянии внешности, а Фрейбур был большим вопросительным
знаком, и я не хотел там думать о чем-нибудь, подобном этому. Я хотел
спокойно ходить, все обыскать и определить, нет ли тут следов Анжелины.
Оставалось все еще два дня корабельного времени, и я потратил их на
приготовление различного рода приспособлений, которые могут мне
пригодиться: мини-гранат, потайных пистолетов. Как только раздался сигнал
об окончании рейса, я собрал весь остальной хлам и уничтожил его.
Единственным городом с приличным космопортом на Фрейбуре был
Фрейбурбад, расположенный на берегу огромного озера, крупного водоема с
чистой водой. Глядя, как солнечные блики бегают по его поверхности, я
почувствовал внезапное желание искупаться. Этот позыв, по-видимому, был
вызван желанием спрятать корабль. Спрятать на дне в глубокой части озера,
где он всегда будет под рукой, если понадобится.
Чтобы не попасть на радар, я снижался за зубчатой горной грядой.
Проходя в темноте над озером я обнаружил навигационный радар космопорта,
но мой корабль был слишком далеко от берега. Штормовая погода сокращала
видимость и уменьшила мое желание искупаться. Ближе к берегу я обнаружил
глубоко под водой канал и снизился над ним, собрав все необходимое в
сумку. Глупо, конечно, так нагружаться, но у меня рука не поднималась
оставить все эти прекрасные приборчики из Корпуса на дне.
Погрузив все в водонепроницаемый пакет, я натянул скафандр и перешел
в шлюзовую камеру. Дождь и темнота обрушились на меня, когда я поплыл в
сторону невидимого берега. Я скорее представил, чем услышал бульканье
позади меня, когда корабль аккуратно пошел на дно.
Плавать в скафандре так же неудобно, как заниматься любовью в
космосе, в невесомости. Я добрался до берега в состоянии, близком к
изнеможению. Выбравшись из скафандра, я с большим удовольствием наблюдал,
как он превращается в шлак в жаре трех термитных шашек. С еще большим
удовольствием я отправил этот шлак в озеро пинком ноги. Непрерывно
льющийся дождь смыл все следы костра. По-видимому, в такой дождь даже свет
от термита невозможно было различить на расстоянии. Забравшись под
водонепроницаемую пленку, мокрый и жалкий, я ждал рассвета.
Ночью я иногда просыпался без видимой причины, но окончательно
очнулся, когда было уже светло. Было как-то не по себе, и когда я услышал
голос, то понял, что будило меня всю ночь.
- Идете во Фрейбурбад? Конечно, куда же еще можно идти. Я тоже туда
собираюсь. Залезайте в лодку. Старая лодка, но хорошая. Прогуляемся...
Голос бубнил и бубнил, но я его не слушал. Я проклинал себя, что
нежданно-негаданно попался на глаза этому парню с "долгоиграющим голосом".
Он плыл рядом с берегом в меленькой лодочке: она низко сидела в воде,
нагруженная тюками и узлами и над всем этим торчала голова. Пока его
челюсти продолжали двигаться, я имел возможность внимательно рассмотреть
его.
У него была длинная всклокоченная борода, торчащая во все стороны, и
маленькие темные глазки, спрятанные под невероятно задрипанной шляпой,
каких я никогда еще не видел. Мой первоначальный испуг почти прошел. Если
этот чудак не сыщик, то случайная встреча может иметь для меня большое
значение и оказаться кстати.
Когда этот дикарь остановился, чтобы сделать вдох, я решил принять
его приглашение и, схватившись за планшир лодки, подтянул ее ближе.
Закинув на плечо сумку и держа руку в кармане на пистолете, я перепрыгнул
внутрь. Для осторожности, как оказалось, не было никаких причин.
Зуг, как его звали, что мне удалось с трудом выяснить в процессе его
бесконечного монолога, вывернул за борт мотор, прикрепленный к корме, и
включил его. Это был атомный тепловой преобразователь, простой и
эффективный. У него не было трущихся частей, он просто засасывал воду из
озера, доводил до кипения и выбрасывал под давлением пара уже через другое
отверстие. Во время движения практически не было никакого шума, лодка
скользила как по волшебству.
В отношении Зуга все оказалось нормальным, и хотя я еще не на все сто
процентов избавился от подозрения и продолжал держать руку на пистолете,
встреча с ним, по-видимому, была большой удачей. Я начал понимать, откуда
берется этот неудержимый поток слов. Он был охотником, везущим меха в
магазин после многих месяцев одиночества и молчания. Вид человеческого
лица и вызвал его словоизвержение, которое я и не пытался остановить, так
как он фактически отвечал на многие мои незаданные вопросы.
Много забот вызвала у меня одежда. В конце концов я решил остаться в
дорожном костюме, выдержанном в нейтральных тонах. Вы видели такие,
распространенные с небольшими вариациями на всех планетах Галактики,
поэтому Зуг не обратил на него особого внимания. В жизни он, видимо, не
был болтуном, но вот любителем одеться был точно. Его куртка была сделана,
скорее всего, из местных шкур. Она была пурпурно-черной и очень красивой,
несмотря на грязь и мусор, прилипшие к ней. Штаны были сделаны из сукна
машинной выработки, а ботинки, как и мои, из "вечного" пластика.
Техника у Зуга была подтверждением впечатления, произведенного
одеждой. Смесь старого и нового. Для мира, подобного Фрейбуру, недавно
вошедшего в Лигу, трудно ожидать чего-то иного. Электрическое ружье,
прислоненное к связке стальных стрел для арбалета, создавало типичную
картину. Несомненно, он в равной степени пользовался и тем и другим. Я
уселся на мягкие тюки и стал наслаждаться путешествием и разгорающейся
зарей, поливаемый непрерывным водопадом слов.
Мы добрались до Фрейбурбада к полудню. Зуг практически не втягивал
меня в разговор, он предпочитал говорить сам, поэтому несколько моих
неопределенных высказываний вполне его удовлетворили.
С большим удовольствием он угостился концентратами из моего пакета и
в ответ протянул фляжку с какой-то жидкостью, изготовленной в его горном
жилище. Ее вкус был непередаваемо ужасен, во рту осталось ощущение
стальной стружки, смоченной в серной кислоте. Однако после нескольких
глотков все встало на свое место, и мы веселенькие подплыли к пахнущему
рыбой доку в пригороде. Причаливая, мы чуть не утопили большую лодку, что
показалось нам ужасно забавным - это дает вам представление о нашем
состоянии. Я пошел в город и отсиделся в парке, пока мои мозги не
прочистились.
Старое и новое стояло здесь рядом, здания из пластика соседствовали с
кирпичными и оштукатуренными. Сталь, стекло, дерево, камень смешались
нераздельно. Так же и люди, одетые в странную смесь типов и стилей. Я
больше интересовался ими, чем они мной, и какой-то робот обратил на меня
внимание. Он махал передо мной напечатанными заголовками и выкрикивал
названия до тех пор, пока я не внял ему и не взял газету, чтобы от него
отвязаться.
Валюта Лиги имела здесь хождение наравне с местными деньгами, и робот
не выразил протеста, когда я опустил монету в его грудную щель. Он дал мне
сдачу в фрейбургских гильденах, несомненно по разорительному курсу.
Все новости были совершенно тривиальными, а вот объявления и реклама
заинтересовали меня. Я просмотрел список больших отелей, сравнив их
комфортабельность и стоимость.
Это заставило меня буквально ужаснуться. Как быстро мы теряем старые
привычки. Всего месяц честной жизни, и я уже рассуждаю как порядочный
человек.
- Ты преступник! - процедил я сквозь зубы и плюнул на надпись "НЕ
ПЛЕВАТЬ". - Ты презираешь закон и прекрасно обходишься без него. Ты есть
закон в себе и самый честный человек в Галактике! Ты не нарушаешь никаких
правил до тех пор, пока они тебя не касаются, и нарушаешь каждый раз,
когда видишь в этом нужду.
Все это была правда, и я презирал себя за то, что так быстро все
забыл. Этот маленький период честности в Корпусе подействовал на меня как
зараза, разрушая все мои наилучшие социальные тенденции.
- Думай, как украсть! - крикнул я так громко, что испугал девушку,
прогуливающуюся по дорожке. Догадавшись, что она услышала меня, я бросил
на нее такой злобный взгляд, что она сочла за лучшее спрятаться. Я тоже
поднялся и направился в противоположном направлении, высматривая
возможность что-нибудь совершить. Я решил восстановить свой прежний образ
жизни до того, как займусь поисками Анжелины.
Возможность легко представилась, через десять минут план был готов.
Все необходимое оборудование было у меня с собой. То, что могло
понадобиться мне для работы, я переложил в карманы и набедренный пояс, а
сумку сдал в камеру хранения.
Все в Главном Банке Фрейбура располагало к грабежу. Три выхода,
четыре охранника, толпа народу. Четыре ЖИВЫХ охранника! Ни один банк не
станет платить им зарплату, если у него есть электронная защита. Я чуть не
пел от радости, стоя в очереди к одному из живых клерков. Полностью
автоматизированные банки грабить нетрудно, но для этого требуется
специальная техника. Вот такая смесь людей и машин была лучше всего.
- Разменяйте десятизвездную Лиги на гильдены, - сказал я, положив
блестящую монету на стойку перед клерком.
- Да, сэр, - сказал клерк, мельком взглянув на монету и отправляя ее
в счетную машину рядом с ним. Его пальцы уже отсчитывали для меня
соответствующее количество гильденов, еще до того, как появились цифры
обменного курса. Делалось это механически. Мои деньги брякнулись в чашку
передо мной, и я стал медленно считать их, в действительности мои мысли
были направлены на монетку, которая крутилась и вертелась в машинных
внутренностях. Когда я стал уверен, что она закончила свое путешествие и
приземлилась в подвале, я нажал кнопку на своем передатчике, расположенном
на поясе.
Для этого нельзя подобрать другого слова, кроме как "прекрасно".
Подобные вещи, оставаясь в памяти, вызывают самые прекрасные воспоминания
даже через годы после того, как они произошли. Потребовались долгие часы,
чтобы создать эту монету, но их было не жаль. Я распилил ее пополам,
вычистил изнутри, встроил туда радиоприемник, запал и снаряд, и залил
свинцом до первоначального веса.
 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:11 | Сообщение # 12
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
А сейчас она взорвалась! Глухой удар в недрах банка сопровождался
треском и громом. Задняя стенка, поддерживающая свод, треснула и извергла
из себя поток денег и дыма. А последний вздох умирающей счетной машины
принес неожиданный сюрприз. Денежные аппараты у кассиров пробудились к
бурной деятельности. Поток больших и малых монет обрушился на обалдевших
посетителей, которые, однако, быстро оправились от удивления и начали
набивать карманы. Но время их радости было коротко. Тот же самый
радиосигнал взорвал дымовые и газовые бомбы, которые я предусмотрительно
разложил во все корзины для бумаг. Возбужденная публика не заметила, как я
бросил еще несколько бомб к кассирам. Этот газ - эффективная смесь по
моему рецепту рвотных и слезоточивых компонентов. Его действие было
мгновенным и мощным (в банке, конечно, не было детей, я не мог стать столь
жестоким к юным созданиям, не умеющим себя защитить). Через несколько
секунд клиенты и служащие стали терять способность видеть, на меня никто
не обращал внимания.
Когда газ подобрался ко мне, я нагнулся и надел защитные очки, а
распрямившись увидел, что являюсь единственным человеком в банке,
способным что-то разглядеть. Дышал я, конечно, через предусмотрительно
вставленные носовые фильтры, так что мог наслаждаться спокойным
продолжением пищеварения. Мой кассир исчез из вида, и я совершил изящный
нырок на животе через окошко в стойке.
Теперь надо было выбирать и собирать. Деньги были разбросаны повсюду.
Я игнорировал всяческую мелочь и отыскал место, где извергался золотой
дождь, можно сказать - водопад. Через две минуты я наполнил взятую с собой
сумку и был готов удалиться. Дым вблизи дверей стал таять, но несколько
гранат вернули все на место.
Все шло как задумано, кроме одного осла из охраны, ужасно
надоедливого. Ему показалось, что что-то неладно, и он стал палить направо
и налево. Еще хорошо, что никого не убил. Я отнял у него пистолет и
трахнул его им по голове.
Дым вблизи дверей стал очень плотным, это не позволяло увидеть с
улицы, что же происходит внутри банка. Они, конечно, знали - происходит
что-то плохое: двое полицейских, выхватив пистолеты, кинулись внутрь... но
тут же стали такими же беспомощными, как и остальные. Я организовал помощь
пострадавшим и начал легонько подталкивать и подпихивать их к дверям.
Когда образовалась достаточная группа, я собрал их, и мы все вместе
выползли на улицу. Очки я сунул в карман, а глаза закрыл, пропустив лишь
чуть газа. Какие-то вежливые люди помогли мне, я поблагодарил их и,
смахнув рукой слезы, побрел своей дорогой.
Вот как все это легко. Легко, если план заранее продуман, и ты не
рискуешь по-пустому. Мой дух был бодр, а кровь весело бежала в жилах.
Жизнь снова стала прекрасной и интересной. Теперь будет несложно найти
следы Анжелины. Теперь нет ничего такого, чего бы я не смог сделать.
Я находился на гребне эмоциональной волны. Сняв комнату в отеле для
космонавтов вблизи космопорта, я привел себя в порядок и отправился
исследовать прелести жизни.
В округе было много "веселых" заведений, и я решил по ним
прогуляться. Перекусив в одном из них, я в каждом последующем пропускал по
рюмочке. Если Анжелина на Фрейбуре, то она скорее всего посетит эти места.
Тут должен быть ее след, я чувствовал это всеми фибрами, как один
преступник чувствует другого.
- Не пригласит ли кто девушку выпить? - услышал я равнодушный голос
проститутки и без всякого интереса повернул голову. Девушки, бледные
создания ночи, уже вышли на свой вечерний промысел. Я получил уже
достаточно предложений - мой внешний вид делал меня похожим на космонавта
на отдыхе, а это всегда прекрасный источник дохода для этих курочек.
Эта выглядела получше предыдущих, по крайней мере была лучше сложена.
Я с интересом, а потом с восхищением стал наблюдать за ней. Ее юбка в
обтяжку была короткой, с высокими разрезами по бокам. Высокие каблуки
создавали при ходьбе вращательные движения бедрами, это создавало
потрясающий эффект. Она достигла бара и повернулась, отдавая себя на
всеобщее обозрение. Ее кофточка была сделана из узких мерцающих полосок,
скрепленных только сверху и снизу. Во время ходьбы полоски расходились,
обнажая кожу, гладкую и загорелую. Грубая животная страсть охватила меня.
Мои глаза в конце концов достигли ее лица - длинное путешествие, если
учесть, что начал я с колен - они были очень привлекательны. Что-то
знакомое...
И в этот момент мое сердце ушло в желудок, и я вцепился в свое
кресло. Это казалось невероятным, но это было так.
Она была АНЖЕЛИНОЙ.

10

Ее волосы были обесцвечены, были и другие простые и очевидные
изменения. В целом внешность стала такой, что ее невозможно стало опознать
по фотографии или описанию.
За исключением меня, конечно. Я видел ее в похищенном линкоре и
разговаривал с ней. Отлично, я узнал ее, а она понятия не имеет, кто я
такой. Она видела меня только мельком в скафандре, с поднятым
светофильтром.
Это была вершина счастливого дня моей жизни. Все вокруг казалось
чудесным и прекрасным. Необходимо все-таки отдать ей должное,
маскировалась она прекрасно. Я сам никогда не предполагал увидеть ее здесь
в таком качестве, а ведь я старался предусмотреть все возможности. У нее
была с собой приличная сумма украденных денег, поэтому я не мог
представить ее себе в образе нищего бродяги. Нет, девушка в порядке, надо
отдать ей должное. Играет свою роль абсолютно натурально. Не будь у нее
патологической склонности к убийствам - какую бы команду мы с ней
составили!
И тут мое сердце второй раз за вечер дало сбой. Эмоции эмоциями, но в
конце следа ясно обозначается смерть. Она принесла несчастье всем, с кем
была рядом. В этой хорошенькой головке высокоинтеллектуальные, но странно
извращенные мозги. Мне бы лучше думать не о ее фигуре, а о трупах,
которыми она усеяла свой путь. Есть только один выход - увести ее отсюда и
передать Корпусу. Я даже не рассматривал вопрос моих взаимоотношений с
Корпусом. Одно другого не касалось. Сейчас все нужно было делать быстро и
чисто.
Я подошел к бару и заказал два двойных местной серной кислоты.
Понизил голос, изменил акцент и манеру речи. Анжелина достаточно долго
слышала меня и легко могла опознать по голосу - единственная вещь, о
которой я волновался.
- Выпьем, куколка, - сказал я, поднимая стакан и подавая ей другой. -
А потом пойдем к тебе в комнату. У тебя есть комната?
- Комната найдется, если у тебя имеется десятка по курсу Лиги.
- Конечно, - сказал я, изображая улыбку. - Неужели по мне не видно?
- Я не из тех, кому платят "после того, как", - сказала она с
прекрасно разыгранным равнодушием. - Сперва плати, потом пойдем.
Я шлепнул о стойку монетой, она подбросила ее в воздух, поймала,
взвесила на руке, надкусила и сунула куда-то за пояс. Я смотрел на нее с
откровенным изумлением, меня поразила та натуральность манер, с которой
она играла свою роль. И только когда она повернулась, чтобы уходить, я
вспомнил, что нахожусь здесь на ради наслаждения, а чтобы выполнить
суровый долг. Все колебания тотчас же исчезли, когда я вспомнил трупы,
плавающие в глубинах космоса. Опустошив свой стакан, я последовал за ее
вихляющими бедрами из бара в какую-то отвратительную улочку.
Темнота грязных узких переулков обострила мои рефлексы, Анжелина
играла свою роль хорошо, но я сомневался, что она делит постель со всеми
космонавтами, попадающими в этот порт. Скорее всего у нее есть сообщник,
который спрятался где-то тут с тяжелой дубиной в руках. Или я чересчур
подозрителен? Я постоянно держал руку в кармане на пистолете, но
воспользоваться им не пришлось.
Мы пересекли еще одну улицу и нырнули в длинный коридор. Она шла
впереди, молча. Мы никого не встретили, и никто не заметил нас. Когда она
открыла комнату, я немного успокоился. Она была настолько маленькой, что в
ней негде было спрятаться сообщнику. Анжелина направилась прямо к постели,
а я решил проверить, заперта ли дверь. Дверь была заперта.
Когда я повернулся, на меня был направлен пистолет 0.75 калибра,
такой огромный, что она держала его обеими руками.
- Это что же, грабеж? - возмутился я, понимая, что в своих действиях
прозевал что-то очень важное. Моя рука все еще сжимала в кармане пистолет,
но вытащить его не было никакой возможности, это было равносильно
самоубийству.
- Я пристрелю вас даже не зная имени, - ласково сказала она и
улыбнулась, обнажив ряд великолепных белых зубов. - Вы тот, кто сорвал мою
операцию с линкором.
Ее улыбка становилась все шире, но пока она не стреляла. Она
наслаждалась неуправляемыми эмоциями, отражающимися на моем лице. Ловец
попал в ловушку, его привели именно туда, куда хотели, и ничего поделать
больше нельзя.
Увидев, что я все осознал, Анжелина громко рассмеялась, чисто и ясно,
как серебряный колокольчик, одновременно усиливая давление на курок. Она
была настоящая артистка. Точно, когда мое отчаяние достигло максимума, а
безнадежность положения стала очевидной, спусковой крючок был нажат.
И не один раз, а снова и снова.
Четыре разрывающих плоть пули прямо в сердце и последний выстрел
прямо между глаз.

11

Это был еще не возврат сознания, а выплывание из красной мглы.
Организм отчаянно боролся с болью. Было ужасно, что глаза мои были
закрыты, и открыть их невероятно трудно. В конце концов из красной тьмы
появилось лицо в виде пятна.
- Что произошло? - спросило пятно.
- Я собирался узнать об этом у вас... - сказал я и замолчал,
поражаясь, слабости и безжизненности моего голоса. Что-то влажное
коснулось моих губ, это была салфетка, вся в красных пятнах.
Когда зрение вернулось ко мне, пятно превратилось в молодого человека
в белом. Доктор, наверное, и мы, должно быть, в больнице.
- Кто стрелял в вас? - спросил доктор. - Кто-то сообщил о выстрелах,
и скажите спасибо, что мы приехали как раз вовремя. Вы потеряли много
крови, переливание уже сделано, и, кроме того, имеются множественные
повреждения локтевой и лучевой кости от пули, которая дальше задела правый
висок и, возможно, повредила череп. Вероятно, задеты ребра, и есть
подозрения на внутреннее кровоизлияние. Кто-то сильно ненавидит вас! И кто
же?
Кто? Конечно, моя дорогая Анжелина. Искусительница, соблазнительница,
убийца пыталась расправиться со мной. Я все помнил, широкий ствол
пистолета с черной дыркой, в которой кажется может уместиться целый
звездолет. Сверкающее пламя, пули, ударяющие в меня, и страдания, когда
мой дорогой, гарантированный пуленепробиваемый жилет принял на себя мощь
выстрелов. У меня возникла надежда, что она этим удовлетворится, но нет,
ствол поднялся к моему лицу.
Я вспомнил последний свой жест, когда закрыл руками лицо и качнулся в
сторону в отчаянной попытке спастись.
Это чудо, что попытка удалась. Пуля, по-видимому, срикошетила от
кости руки и только задела череп, вместо того, чтобы пройти через него.
Тем не менее, было много крови и неподвижное тело на полу, что и ввело
Анжелину в заблуждение. Шум от выстрелов в этой маленькой комнате, мой
наглядный труп и кровь что-то сдвинули в ее женской натуре, по крайней
мере, чуть-чуть. Она быстро ушла из комнаты до того, как пришли. Если бы
она задержалась хоть на секунду, чтобы убедиться...

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:11 | Сообщение # 13
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
- Ложитесь, - сказал доктор. - Если вы не будете лежать, я сделаю вам
укол, который отключит вас на неделю.
Только когда он произнес это, я заметил, что сижу и хихикаю, как
сумасшедший. Во время движения мою грудь пронизывала боль, и я дал себя
уложить.
Теперь мой мозг начала занимать мысль о том, как выбраться отсюда.
Игнорируя боль, я осмотрел приемную, думая, как извлечь выгоду из того,
что судьба подарила мне жизнь в то время, как Анжелина думает, что я
мертв.
В приемном покое мне мало чем удалось поживиться, я стащил только
ручку да официальные формы с полки у меня над головой. Моя правая рука
работала неплохо, хотя меня и пронизывала боль при каждом движении. Робот
подвел каталку под мои носилки и повез в палату. Когда мы выезжали, Доктор
просунул какие-то бумаги в держатель у меня над головой и приветливо
кивнул. Я одарил его ответной улыбкой и продолжал движение.
Как только он скрылся из вида, я выхватил бумаги и просмотрел их.
Здесь был мой шанс, если я успею им быстро воспользоваться. Это было
заключение в четырех экземплярах. Пока эти формы не попадут в машину, меня
не существует, я в статистическом забвении, из которого должен выбраться в
палате. Мертворожденный - вот мое спасение. Я скинул подушку, и робот
остановился. Он не обратил внимания на то, что я пишу и останавливался еще
два раза, подбирая подушку и давая этим мне время закончить фальшивку.
Этот доктор Мквбклз - именно это можно было прочесть в его подписи -
оставил много места между подписью и последней строкой заключения. Я
дописал его, стараясь максимально подражать его почерку.
МНОЖЕСТВЕННЫЕ ВНУТРЕННИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ, ШОК... написал я, УМЕР В ПУТИ.
Это звучало достаточно официально. Я быстро добавил - ВСЕ ПОПЫТКИ
РЕАНИМАЦИИ НЕ ДАЛИ РЕЗУЛЬТАТОВ. На момент я усомнился в правописании
последнего слова, но поскольку в слове "множественные" доктор Мквбклз
пишет одно "н", еще одна ошибка ничего не меняет. Последняя фраза
позволяла надеяться на то, что меня не будут колоть и оживлять
электрическим током, ведь я труп. Перед тем, как выехать из коридора, я
положил на место формы, лег и притворился мертвым.
- Тут Д.О.А., Свенд, - сказал кто-то, забирая бумаги над моей
головой.
Я услышал, как робот укатил прочь, равнодушный к тому, что пишущий и
роняющий подушку на пол пациент внезапно умер. Это отсутствие любопытства
всегда мне нравилось в роботах. Я мысленно представил себе смерть в
надежде, что соответствующее выражение отразится на моем лице. Кто-то
дернул меня за ногу, стягивая ботинок и носок. Рука захватила ступню.
- Какая трагедия, - сказал приятный голос, - может, положим его на
стол и попробуем реанимировать, он еще совсем теплый?
- Не-а, - сказали из соседней комнаты. - Они уже пытались в приемном
покое. Положи его в бокс.
Ужасная боль пронзила мою ногу, и я чуть не закричал. Только огромным
волевым усилием я заставил себя лежать спокойно, в то время, как этот
болван затягивал проволоку вокруг моего большого пальца. На проволоке
висела табличка, и я от всей души пожелал, чтобы эта табличка висела на
его ухе, стянутом той же проволокой. Боль из пальца передалась вверх,
стали ныть грудь, голова и рука, и мне стоило больших усилий оставаться
похожим на труп.
Где-то позади меня открылась тяжелая дверь и волна холодного воздуха
коснулась моей кожи. Я позволил себе быстрый взгляд из-под век. Если трупы
в этой конторе устанавливают в индивидуальные холодильники, я был готов
внезапно возродиться к жизни. А то ведь я не мечтал о больше м счастье,
чем умереть в холодильной камере за закрытой дверью. Но Леди Удача была
все еще со мной, мой мучитель перетащил меня вместе с носилками в большую
комнату. Там на стеллажах, расположенных по стенам, уже лежали усопшие.
Без излишней почтительности меня кинули на заиндевевшие доски. Шаги
удалились, дверь тяжело стукнула, свет погас.
Мое отчаяние трудно передать. Прошел только один день, а я уже весь в
синяках, контужен и покалечен. Пребывание сверх того в одиночестве в
холодильной камере подействовало на меня чрезвычайно угнетающе. Несмотря
на боль в груди и эту идиотскую табличку на пальце, я слез со стеллажа и
отправился искать дверь. Меня бросало то в жар, то в холод, пока я,
наконец, не наткнулся на стену. Нащупав выключатель, я включил свет, и в
тот же миг мое настроение резко улучшилось.
Дверь была лучше не придумаешь - без окошка и с ручкой изнутри. У нее
был даже внутренний засов, но невозможно было представить, кто им мог
пользоваться. Я занялся исследованием помещения. В первую очередь, я
раскрутил проволоку и растер палец, возвращая его к жизни. На желтой
табличке стояли буквы Д.О.А. и от руки написанный номер, такой же, как и
на форме, которую я подделал. Тут был возможность!.. Я снял такую же
табличку с наиболее изуродованного трупа и заменил ее своей. Для смеха я
заменил таблички и у всех остальных. Они висели у всех на левой ноге, и я
громко проклинал эту педантичность. Моя нога замерзла, и мне пришлось
снять правый ботинок с трупа с самыми большими ногами. Поскольку костюм и
пуленепробиваемый жилет тоже были испорчены, пришлось позаимствовать
теплую рубашку у одного из моих молчаливых друзей.
Не подумайте, что все было просто, меня буквально шатало от слабости.
Закончив, я выключил свет и открыл дверь из холодильника. На меня пахнуло
как из доменной печи. Тут не было видно ни души, я прикрыл дверь в склеп и
стал искать другую ближайшую комнату. Это была кладовая, в которой
единственной полезной для меня вещью был стул. Я сел, отдышался и снова
огляделся. Дверь рядом была заперта, а следующая открыта - в темную
комнату, где кто-то храпел. Как раз то, что нужно.
Кто бы ни был этот человек, но поспать он любил. Я обошел комнату и
собрал всю одежду, которую нашел. Он не проснулся, и это очень хорошо для
него, ведь у меня была черепная травма. Как только текущие дела
закончились, вернулась боль. Натянув шапку, найденную там же, я открыл
дверь на черный ход. Никто не обратил на меня внимания, и я отправился
пешком по поливаемым дождем улицам Фрейбурбада.

12

Эта ночь и еще насколько дней не сохранились в моей памяти по вполне
понятным причинам. Вернуться обратно в мою комнату было рискованно, но
риск был оправдан. Почти наверняка Анжелина не знала о ее существовании, а
если она и нашла ее, то это не имело значения. Я мертв и больше ее не
интересую. Мое предположение оправдалось, после возвращения меня никто не
беспокоил. Я велел принести мне пищу и пару бутылок вина, чтобы создалось
впечатление длительного одинокого запоя. Тело постепенно восстанавливало
свои функции, я поддерживал его антибиотиками и болеутоляющими.
Наконец я почувствовал себя человеком, хотя и слабым. Рука
приобретала чувствительность, черные и синие пятна на груди начали
светлеть, а головная боль почти прошла. Пора было подумать о будущем. Я
пригубил немного из бутылки и позвонил вниз, чтобы прислали газеты за
последние три дня. Пневмотруба засопела, чихнула и извергла их на стол.
Внимательно просматривая их, я понял, что разработанный мной план будет
значительно лучше, чем я ожидал.
На следующий день после моего убийства все газеты поместили
сообщения, почерпнутые из больничных листов ленивыми обозревателями,
которые не удосужились хотя бы мельком взглянуть на трупы. И это все. И
ничего о Большом Больничном Скандале С Переменой Трупов или об Иске По
Поводу Того, Что В Гробу Не Дядя Фрим. Если мои шуточки в этом мясном
холодильнике не опубликованы, значит, они стали больничным секретом, о
котором будут говорить наедине.
Анжелина, мой снайпер-возлюбленная, должна теперь думать обо мне, как
о мертвеце, жертве ее несущего смерть спускового крючка и пальчика,
нажавшего на этот крючок. Ничего не может быть лучше. Через некоторое
время я снова сяду ей на хвост, но работать станет проще, ведь она
уверена, что я превратился в местном крематории в сизый дымок. Вот теперь
самое время составить план, и план правильный. Нет большего вопроса, кто
за кем охотится. Арестовать Анжелину доставит мне не меньшее удовольствие,
чем ей, когда она стреляла в меня.
Я должен был признать, что она все время обходила меня. Она увела
линкор у меня из-под носа, а затем улизнула у меня из-под пистолета. И
совершенно изумительным было то, что она устроила мне ловушку, когда я
думал, что охочусь за ней. Вся моя наивность стала мне ясна до боли.
Задумав исчезновение из линкора, она вовсе не была в истерике, она просто
разыгрывала эту роль. Она изучала меня, каждый доступный обозрению участок
моего тела и лица, каждую интонацию моего голоса. В ее памяти четко
отпечатался мой образ, и удирая она постоянно просматривала варианты моих
действий. В последней точке своего полета она остановилась и стала ждать,
зная, что я приду, и что она будет готова ко встрече со мной. Это была
история. Теперь мое время сдавать карты.
Я обдумал и взвесил множество вариантов и планов. В первую очередь,
до того, как предпринимать что-то еще, мне необходимо пройти полную
физическую реконструкцию. Это необходимо, если я хочу поймать Анжелину.
Это также потребуется, если я хочу избежать длинных рук Корпуса. Во время
учебы я об этом не задумывался, но был абсолютно уверен, что покинуть
Специальный Корпус можно только ногами вперед. Хотя физически я был еще
слаб, черепушка работала у меня по-старому. Мне не хватало фактов, и я
сделал небольшое пожертвование в местную библиотеку в форме вступительного
взноса. Там были фотокопии местных газет за многие годы. Я познакомился с
ядовито-желтым журналом, любовно названным "Свежие новости!!". "Свежие
новости!!" был популярным журналом, его словарь составлял примерно двести
слов, он с чувством смаковал жестокость в ее многочисленных проявлениях.
Большинство страниц было посвящено трагедиям с вертолетами, с цветными
фотографиями, конечно. Но часто там описывались и случаи хулиганства,
жестоких драк и тому подобного. Видно, что твердая рука галактической
цивилизации не успела еще полностью задушить на Фрейбуре. Среди этого
нагромождения кое-где упоминалось и о "темных преступлениях", которые я
искал.
Человечество всегда было капризно в своем законодательстве, открывая
такие увлекательные термины, как "непредумышленное убийство", "убийство
при смягчающих вину обстоятельствах" и т.д. Как будто мертвый совсем и не
мертвый. Хотя мода как на преступления, так и на приговоры меняется, есть
такие, которые всегда вызывают сильное отвращение. Это врачебные
преступления. Я слышал, некоторые дикие племена убивают знахаря, если его
пациент умрет - порядок не без достоинств. Эта целеустремленная ненависть
к мяснику-шарлатану понятна. Будучи больны, мы полностью вверяем себя в
руки доктора. Мы даем совсем незнакомому человеку забавляться с самым для
нас дорогим. Если это доверие подрывается, возникает естественное
возмущение среди свидетелей и оставшихся в живых пациентов.
Горожанин Вульф Сифтерниц именовался полностью как Высокоуважаемый
Доктор Сифтерниц. "Свежие новости!!" с многочисленными подробностями
излагали, как он совмещал жизнь Хирурга и Плейбоя до тех пор, пока нож в
его трясущихся руках не отрезал ТО вместо ЭТОГО, и жизнь известного
политического деятеля не укоротилась на несколько могущих принести большую
пользу лет. Мы должны поверить Вульфу, что он приступил к работе трезвым,

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:11 | Сообщение # 14
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
так что фатальная судорога его пальцев была вызвана белой горячкой, а не
нетрезвостью. Его лицензия была аннулирована, а сбережения, видимо,
иссякли, так как потом были сообщения о его еще более неблаговидных
поступках. Жизнь сурово потрепала Вульфа, он был именно тем человеком,
который мне нужен. Я хотел купить его профессиональное мастерство.
Для человека моих способностей отыскать и выследить полулегального
незнакомца в иностранном городе на далекой планете не представляло
проблемы. Это дело техники, а с техникой у меня все в порядке. Когда я
стучал в грязную деревянную дверь дома в откровенно не лучшей части
города, я был готов сделать свой первый шаг в моем новом плане.
- У меня к вам дело, Вульф, - сказал я мутноглазому субъекту,
открывшему дверь.
- Убирайтесь к черту, - сказал он, пытаясь закрыть ее перед моим
носом. Предусмотрительно выставленный носок ботинка не позволил ему
сделать этого.
- Я не занимаюсь медициной, - сказал он, глядя на мою забинтованную
руку. - Не хочу связываться с полицией, так что убирайтесь к черту.
- Да что вы бубните дно и то же! - сказал я ему. - Я здесь, чтобы
предложить совершенно законную сделку с соответствующей денежной оплатой.
- Я проигнорировал его протесты и заглянул в комнату. - Согласно абсолютно
достоверной информации, вы живете здесь в незарегистрированной связи с
девушкой по имени Зина. То, что я хочу сказать, не для ее прелестных ушек.
Где она?
- Нету! - гаркнул он. - И вы тоже убирайтесь! - Он схватил за
горлышко большую бутылку и угрожающе поднял ее.
- Что вы скажете на это? - спросил я, бросая на стол толстую пачку
новеньких кредиток. - И это... и это... - я добавил еще две пачки. Бутылка
выскользнула из его ослабевших пальцев и упала на пол, глаза вытаращились,
казалось, что они сейчас выйдут из орбит. Чтобы окончательно сразить его,
я добавил еще одну пачку.
Долго убеждать его не пришлось, осталось только согласовать детали.
Деньги подействовали на него успокаивающе, он не дрожал и не трясся, а
рассуждал вполне здраво.
- Осталась одна проблема, - сказал я в заключении. - Собираетесь ли
вы рассказывать об этом милой Зине?
- Вы что, с ума сошли? - спросил Вульф с неподдельным изумлением.
- Следовательно, вы не расскажите ей. Поскольку об этой операции
знаем только вы и я, как вы собираетесь объяснить свое отсутствие и
источник появления денег?
Это повергло его в еще большее изумление.
- Объяснить?! Ей?! Да она не увидит ни меня, ни денег, через десять
минут я покину это место.
- Ну что же, - сказал я и подумал, что все-таки это жестоко по
отношению к несчастной девушке, поддерживающей его ремеслом, которого
избегает большинство женщин. Я взял себе на заметку что-то сделать по
этому поводу. В будущем, конечно. В первую очередь, должен исчезнуть
Джеймс Боливар ди Гриз.
Не жалея расходов, я заказал все операционное и хирургическое
оборудование, указанное Вульфом. По возможности, я старался приобретать
приборы-роботы, так как ему предстояло работать одному. Загрузив все в
тяжелый трейлер, мы вместе отправились в дом за городом. К сожалению, у
нас не складывались доверительные отношения, самым трудным вопросом был
финансовый, так как простосердечный доктор Вульф был уверен, что я
проломлю ему череп и заберу все деньги обратно после того, как работа
будет закончена, не понимая, что пока существуют банки, у меня не будет
затруднений с деньгами. В конце концов, к его удовольствию были оговорены
гарантии, и мы приступили к нашей работе.
Дом был уединенный и пустой, расположенный на возвышении у дальнего
конца озера. Свежую пищу мы получали один раз в неделю вместе с почтой, с
которой доставлялись также лекарства и другие медицинские препараты.
Операция началась.
Современная хирургическая техника позволяет, конечно, избавить
пациента от боли и шока. Я постоянно находился в постели и иногда
накачивался таким количеством успокоительного, что дни проходили в
дремотном тумане. Между двумя периодами радикальной хирургии я решил
удостовериться, что снотворные пилюли входят в состав вечернего питья
Вульфа. Это питье было, конечно, безалкогольным, так как его воздержание
на все время контракта было одним из обязательных условий нашей сделки. Во
избежание срыва я поддерживал его решение некоторым количеством денег.
Поскольку в связи со всем этим он находился на грани нервного срыва, я и
сделал вывод о необходимости для него крепкого ночного сна. Кроме того, я
хотел произвести небольшое исследование. Как только я стал уверен, что он
глубоко заснул, я открыл замок и обшарил комнату.
Пистолет, видимо, был просто для страховки, но эти нервные типы часто
ведут себя непредсказуемо. Пистолет был карманного типа, калибр 0.50,
аккуратный, но смертельный. Механизм работал прекрасно, патроны новенькие,
только стрелять он больше не будет - я аккуратно сточил боек.
Найденная камера уже не удивила меня, так как я слабо верил в
благородство человечества. Для Вульфа оказалось мало, что я был
благодетелем и финансистом, он решил подготовить материалы для шантажа.
Там была экспонирована пленка, заполненная, без сомнения, кадрами моей
внешности ДО и ПОСЛЕ. Я положил всю катушку под рентгеновский аппарат и
продержал ее там достаточно долго.
А вот работал Вульф отлично, с ним можно было жить, пока он не
начинал вопить об отсутствии напитков и девушек. Он изогнул и укоротил мои
бедра, изменив рост и походку. Руки, лицо, череп, уши - у меня все было
переделано для создания новой личности. Искусное использование
соответствующих гормонов вызвало изменение пигментации, потемнел
естественный цвет кожи и волос, изменилась даже структура самого
волосяного покрова. Последнее, что сделал Вульф в высшей точке своего
вдохновения, была деликатная операция на моих голосовых связках, которая
привела к огрублению речи.
Когда все было кончено, Скользкий Джим ди Гриз умер, а Ганс Шмидт
родился. Имя не очень благозвучное, но я придумал его только на время
моего общения с Вульфом, до того, как начну свое основное предприятие.
- Прекрасно, прекрасно, - глядя в зеркало, я ощупывал свое лицо.
- Боже, наконец-то я смогу выпить, - прошептал Вульф позади меня,
сидя на своих уже упакованных чемоданах. Последние несколько дней он
таскал медицинский спирт, пока я не смешал его с капелькой своего любимого
рвотного, и теперь был сильно озабочен необходимостью извергнуть обратно
помещенное внутрь. - Отдайте мне остаток денег, и, с вашего разрешения, я
уеду отсюда!
- Терпение, доктор, - сказал я и сунул ему пачку банкнот. Он сорвал
банковскую упаковку и начал быстро их считать, мелькая пальцами. - Не
теряйте времени, - сказал я, но он продолжал считать. - Я написал слово
"УКРАДЕНА" на каждом банкноте таким составом, который будет
флуоресцировать, когда в банке его положат под ультрафиолет.
Он внезапно остановился и побледнел, мне надо было бы напомнить ему о
его изношенном сердце, которое могло отказать от сильного возбуждения.
- Что значит "украдены"? - спросил он погодя.
- То и значит. Все деньги, которые я вам заплатил, были краденые. -
Его лицо стало еще белее, я был уверен, что при таком кровообращении он не
доживет и до пятидесяти. - Да вы не расстраивайтесь, я расстался с ними
без всякого сожаления.
- Но... почему?! - спросил он наконец.
- Законный вопрос, доктор. Но я пошлю ту же сумму, в неиспорченных
кредитках, конечно, вашей подружке Зине. Я чувствую, что вы многим обязаны
ей за все, что она для вас сделала.
Он свирепо посмотрел на меня, а я начал сбрасывать с обрыва аппараты
и химические инструменты. Я старался не поворачиваться спиной вблизи него,
остальные предосторожности были сделаны ранее. Когда взглянув мельком я
увидел на его лице скрытую усмешку, я понял, что пришло время выложить все
до конца.
- Аэромобиль будет здесь через несколько минут, мы улетим вместе. С
сожалением должен информировать вас, что по прибытии во Фрейбурбад у вас
не будет времени отыскать Зину, избить ее и отобрать у нее деньги. -
Выражение его лица отчетливо сказало о том, что именно это он и задумал. Я
продолжал, надеясь, что он будет мне благодарен за столь тщательное и
откровенное изложение этой криминальной истории. - У меня все рассчитано
по минутам. Сегодня из космопорта отправляются два корабля, через минуту
один после другого. Я заказал билет на один из них, а вот ваш на другой. Я
заплатил за него заранее, не рассчитывая, конечно, получить от вас
благодарность за это. - Он взял билет с неподдельным интересом старой
девы, подобравшей дохлую змею. - Стремитесь торопиться, простите за пошлую
рифму, но для вас это крайне необходимо. Через несколько минут после
вашего отлета в полицию будет доставлен пакет с описанием вашего участия в
операции.
Дорогой доктор Вульф переваривал все, сказанное перед приходом
аэромобиля, и судя по кислому выражению его лица, не находил способа
улизнуть. В течении всего полета он скрючился в своем кресле и не сказал
ни слова. По приезде он без проклятий и скандала пересел на свой корабль,
я же просто двинулся в сторону своего и, не дойдя до него, повернул назад.
Я так же не собирался покидать Фрейбурбад, как и доносить в полицию о
нелегальной операции. Эта ложь была необходима, чтобы спровадить отсюда
доктора-алкоголика в его одинокое путешествие к циррозу печени. У меня не
было никаких причин уезжать, наоборот, у меня были серьезные причины
остаться.
Анжелина была все еще на этой планете, и я не хотел никаких помех при
ее розыске.
Может быть, это выглядело самоуверенно, но я почувствовал, что хорошо
узнал Анжелину за это время. Наши маленькие порочные мозги во многих
случаях крутились синхронно, и я был абсолютно уверен, что с большой долей
вероятности смогу предсказать ее действия. Во-первых, она в восторге от
моего кровавого убийства. Она получает такое же удовольствие от трупов,
какое многие девушки получают от новых платьев. Она уверена, что я мертв,
и это облегчает мне ее преследование.
Конечно, я не сомневался, что она предпримет естественные
предосторожности против полиции и других агентов Корпуса. Но они не знали,
что она на Фрейбуре, и не было оснований связывать мою смерть с ее
присутствием. Следовательно, она не убежит, а останется, но с измененной
внешностью и в каком-то другом качестве. В том, что она захочет здесь
остаться, у меня не было ни малейшего сомнения. Фрейбур - это планета,
кажется, специально созданная для незаконных операций. Ничего подобного я
не встречал за все годы шатания по нашей вселенной. Грубая смесь старого и
нового. В старом, феодальном Фрейбуре незнакомец сразу бы привлек к себе
пристальное внимание. На современных планетах Лиги компьютеры,
механизация, роботы и бдительная полиция тоже оставляют мало места для
незаконных операций. И только там, где эти две различные культуры
смешиваются, для этого появляются превосходные возможности.
Эта планета достаточно спокойна, тут мы можем не скупиться на похвалы
экспертам Лиги. Прежде, чем внедрить антибиотики и компьютеры, они
убедились, что закон и порядок твердо установлены. Тем не менее,
возможности криминала остаются, если знаешь, где искать. Анжелина знала,
где искать, я - тоже.
Однако после нескольких недель бесплодных поисков я встал перед
очевидным фактом, что мы ищем разные вещи. Я не могу сказать, что время
 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:12 | Сообщение # 15
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
прошло бесполезно, так как я открыл бесчисленные возможности для разных
прибыльных дел. Если бы меня не заботили поиски Анжелины, я бы, кажется,
всю жизнь купался в этом воровском рае. Но эти поиски мучили меня
постоянно, словно больной зуб. Оставив в стороне интуицию, я попробовал
научные методы. Арендовав лучший из компьютеров, я загрузил в него целую
библиотеку и поставил перед ним кучу проблем. В процессе этого пожирающего
киловатты энергии дела я стал специалистом по экономике Фрейбура, но ни на
шаг не приблизился к нахождению Анжелины. У меня не было уже никакой идеи,
где искать следы ее деятельности. Машина выдала массу рекомендаций по
улучшению управления экономикой.
Но исследования показали, что в этой области Анжелины нет. Казалось
очевидным, что король Вильгельм IX является действительным центром
управления планетой. Комплексное исследование Вилли, его семьи и
внутренних взаимоотношений вскрыло один скандальчик, но не Анжелину.
Решение этой проблемы сломило меня, и я начал топить горе в бутылке
очищенного спирта. В то время я буквально варился в алкоголе, наверное,
именно паралич моих нервных аксонов и был источником идеи. Те, кто
утверждают, что думают в подпитии лучше, чем трезвые - ослы. Но тут был
совершенно другой случай. Я чувствовал, а не думал, что моя злость на ее
исчезновение приоткрыла сосуд моего высшего интеллекта. Я мял подушку,
вызывая в воображении ее поступки, и в конце концов закричал:
"Ненормальная, ненормальная, она просто ненормальная!" - Когда я упал в
постель, все кружилось и кружилось в нескончаемом хороводе, и я
пробормотал: "Ненормальная, несомненно. Я сам должен стать ненормальным,
чтобы вычислить ее следующий шаг." - На это мои глаза закрылись, и я
заснул. А последние слова, упав в мое мозговое вещество, начали тонуть, и
пройдя через пропитанные алкоголем слои, добрались наконец до твердого
слоя.
Когда они стукнулись о дно, я окончательно проснулся и сел в постели,
пораженный страшной правдой. Потребуется вся моя сила воли - и еще немного
- чтобы сделать это.
Если я хочу найти ее, мне надо стать сумасшедшим.

13

В холодном утреннем свете идея не выглядела более привлекательной, но
и не стала менее очевидной. Я мог выбирать: делать или не делать этого. Не
было сомнений, что признаки ненормальности явно обнаружились в Анжелине.
Все ее действия были отмечены противоестественным безразличием к
человеческой жизни. Она убивала равнодушно или с удовольствием, но всегда
с полным безразличием к людям. Я сомневаюсь, знала ли она о том, сколько
убийств совершила в своей жизни. По ее стандартам, я рядовой любитель. Я
не убивал и, более того, необходимость в этом редко возникала в моей
деятельности.
Да, да, ди Гриз никогда не убивал! Мне нечего было этого стыдиться -
наоборот. Я ценил человеческую жизнь, эту единственную неделимую величину
во вселенной. А Анжелина ценила только себя, свои желания и ничего больше.
Следуя по пути формирования ее личности, я воссоздал бы образ мышления,
присущий ей.
Это не так трудно, как кажется, по крайней мере - теоретически. У
меня был некоторый опыт работы с психоматическими наркотиками, и я хорошо
знал их возможности. Вековые исследования позволили создать лекарства,
которые могут стимулировать у пациента любой образ мышления. Хотите стать
на неделю параноиком? Пожалуйста - примите пилюлю и почувствуете, что это
такое. Некоторые действительно принимают это для кайфа, но для меня это не
годится. Нужна была чрезвычайно веская причина, чтобы меня, человека с
деликатным серым веществом, заставить решиться на это. Например, поиск
Анжелины.
Воистину прекрасным свойством всех этих психоматических препаратов
было их временное действие. Когда лекарство поглотится, галлюцинации
исчезнут. Я надеялся на это. Ни в одной из прочитанных книг не упоминалось
о том варварском вареве, какое мог состряпать я один. Это была
титаническая работа - искать в книге описания всех этих очаровательных
привычек Анжелины и находить каждой соответствующий психологический
образец. В процессе этого анализа мне даже потребовалась профессиональная
помощь, без упоминания, конечно, ее истинных целей. В конце концов передо
мной стоял пузырек слабо-дымчатой жидкости и магнитофон, где была
установлена лента со стимулирующими высказываниями, которая будет
прокручиваться в процессе действия лекарства. Осталось только собрать свое
мужество в кулак, как говорят классики. В действительности, это было не
все, я хотел принять еще кое-какие меры предосторожности. Я снял комнату в
дешевом отеле и попросил не беспокоить меня. Поскольку на подобный
поступок я решался впервые и не знал, как поведет меня моя психика, я
оставил в пределах видимости несколько записок. Через несколько часов
подобных приготовлений я понял, что начинаю тянуть время.
- Да, нелегко быть добровольно сумасшедшим, - сказал я своему
бледному отражению в зеркале. Отражение было согласно, тем не менее, мы
оба закатали рукава и приготовили большие шприцы. - Ну, поглядим, что
будет, - сказал я, аккуратно вводя иглу в вену и выдавливая до основания
поршень.
Результат был обескураживающий, если не сказать больше. Появился звон
в ушах и головная боль, которые быстро прошли, и все стало как раньше. Я
понял, что надо чем-то заняться, и сел читать газету, пока не устал.
Наступило разочарование. Я пошел спать, включив магнитофон, который мягко
нашептывал мне в уши свои сентенции, как: "Ты лучше всех и знаешь это, а
люди, которые этого не знают, должны остерегаться" или "Они дураки, все
дураки, умнее тебя нет никого на свете".
Спать было неудобно, наушники врезались в уши, а мой дурацкий голос
выводил меня из себя. Ничего не изменилось, эксперимент прошел впустую, и
неудача разозлила меня. Я сломал наушники, и мне стало легче, еще легче
стало после того, как я смял в тугой комок магнитофонную ленту.
Несколько дней я не брился, щетина скрипела у меня под рукой. Я втер
в руки крем, заглянул в зеркало и впервые поразился. Новое лицо подходило
мне лучше старого. Ошибка рождения или уродство моих родителей - я их
глубоко ненавидел, так как единственная полезная вещь, которую они сделали
- это родили меня - дали мне лицо, не соответствующее моей личности. Новое
было лучше. С одной стороны - более красиво, с другой - более строго. Я
должен был бы поблагодарить доктора Вульфа за эту работу. Поблагодарить
его пулей. Это было бы гарантией, что никто в мире не выследит меня через
него. Наверное, была жара, и у меня был солнечный удар, если а позволил
ему улететь живым.
На столе лежал листок бумаги с единственным словом, написанным моим
почерком, хотя я понятия не имел, зачем я его оставил. Там было написано -
АНЖЕЛИНА.
Анжелина, которую я жаждал заполучить, чтобы сжать ее белое горло
руками и давить до тех пор, пока не выкатятся глаза. Ха! Представив эту
картину, я засмеялся. Однако не следует быть таким легкомысленным.
Анжелина - это важно. Я собираюсь найти ее, и меня ничто не остановит. Она
сделала из меня дурака и пыталась убить. Если кто и заслуживает смерти,
так это она. Плохо, что это еще не сделано. Я разорвал листок на мелкие
кусочки.
Комната буквально давила на меня, захотелось выйти. На этот раз меня
привело в бешенство отсутствие ключей. Я знал, что вынимал их, но куда
дел, не помнил. Растяпа портье что-то мямлил, и я собирался сказать ему
все, что думаю об их сервисе, но воздержался. Для этих типов есть только
одно лекарство! Запасные ключи шлепнулись под пневмотрубой, и я забрал их.
Хотелось есть, пить, и больше всего найти место, где можно спокойно
подумать.
Ближайшее кафе предоставило мне эти возможности, после того, как я
отогнал проституток. Анжелина просто играла, а выглядела лучше всего этого
стада вместе взятого. Анжелина. Я все время думал о ней. Выпивка согрела
мой желудок, и она потеплела в моих мыслях. Неужели я действительно хотел
предать ее или даже убить? Что за чушь! Единственная умная женщина из тех,
с кем я встречался. Я никогда не забуду, как она вышагивала в своем
платье. Ее бы немного приручить, и какая бы получилась пара! От этой
сладкой мысли мое лицо вспыхнуло, и я одним глотком осушил стакан.
Я должен найти ее, она ни за что не покинет эту планету, напоминавшую
райские кущи. Девушка с ее амбициями пойдет здесь прямо к вершине, никто
не сможет ее остановить. Это именно то место, где она должна быть. Всю
свою жизнь Анжелина была уверена, что она лучше этой толпы, и доказывала
это себе и всем снова и снова. Мое прибытие могло бы быть величайшим
счастьем для Анжелины. Я вел себя на этой планете как настоящая
деревенщина. Когда Анжелина расправилась со мной, она могла остановиться,
успокоиться и подчиниться порядку. Соперничество могло быть на время
отложено.
Пока я сидел там, что-то встревожило меня, какой-то важный момент,
который никак не мог проявиться в памяти. Наконец я понял! Инъекция скоро
закончит свое действие. Мне необходимо вернуться в комнату. Всплыли страхи
по поводу выполнения эксперимента, но я понял, что это старые сомнения.
Это варево не более опасно, чем аспирин. И в то же время - величайшая,
космическая штука. Новые миры возможностей открывались передо мной, мозг
стал яснее, а мысли логичнее.
В баре я заплатил бармену и долго ждал, пока он отсчитывал сдачу.
- Побыстрее! - сказал я громко, чтобы все слышали. - Покупатель
торопится, так что и ты торопись... Еще два гильдена. - Я держал деньги на
раскрытой ладони, и когда он нагнулся, чтобы пересчитать их, я шмякнул ему
ладонью и деньгами по морде. Заодно, понизив голос, чтобы слышал только
он, я пояснил, что о нем думаю. Фрейбурский слэнг богат выражениями, и я
выбирал из них наилучшие. Я хотел продолжить обучение, но это требовало
времени, а я торопился в комнату в отеле. Уходя, я взглянул в зеркало,
висевшее на передней стене и отражавшее картину за моей спиной. И хорошо
сделал. Он вытащил из-под бара отрезок трубы и занес его над моей головой.
Не желая лишать его удовольствия, я не стал перехватывать его руку, и
только, когда она пошла вниз, отступил в сторону, позволив ему чуть-чуть
задеть меня.
А потом я просто схватил эту нахальную руку и сломал ее о край
стойки. Его вопли вошли в мое сердце райской музыкой, я был готов слушать
их сколько угодно. Но времени не было.
- Вы видели, как он предательски напал на меня? - сказал я
остолбеневшим посетителям, направляясь к дверям. Пострадавший исчез из
вида, видимо упал и стонал за стойкой. - Я иду звонить в полицию,
посмотрите, чтобы не убежал. - Конечно, он рвался сбежать так же, как и я
звонить в полицию. Я вышел из двери задолго до того, как посетители
сообразили, что же произошло на самом деле.
Бежать я не мог, чтобы не привлекать к себе внимания, лучшее, что я
мог сделать, это идти быстрой походкой. От напряжения я весь обливался
потом. В комнате первое, что я увидел, был пузырек на столе и шприц за
ним, завернутый в тряпочку. Мои руки не тряслись, я им этого не позволил.
Это была сильная штука!
Рухнув в кресло, я взял пузырек и увидел, что там осталось жидкости
меньше, чем на миллиметр. Для получения адской смеси требовался довольно
сложный процесс, однако формула сидела в моей памяти гвоздем, и не
представляло труда в любой момент восстановить ее. Вот только как достать
компоненты в этот ночной час? Да ведь это не сложно. Закон истории

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:12 | Сообщение # 16
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
говорит, что оружие открыли раньше, чем деньги. В моем кейсе лежал
знаменитый 75-й калибр, с которым можно раздобыть все, что угодно, гораздо
раньше и легче, чем с деньгами.
Это была ошибка. Какое-то ноющее беспокойство волновало меня, но я
его проигнорировал. Напряжение, а затем разрядка после укола разогнали
сонливость и скованность. На вершине кайфа надо было торопиться, у меня
было очень мало времени, чтобы найти то, что нужно, и я вернулся в отель.
Все мои мысли устремились к достижению цели, я отпер кейс и увидел
пистолет, лежавший поверх одежды. Тут тоненький голосок в памяти невнятно
что-то пискнул мне, но это только подтолкнуло меня. Я схватил рукоятку, и
тут память стала проявляться... слишком поздно.
Отпустив пистолет, я рванулся к двери, но не успел. Позади хлопнула
граната с сонным газом, положенная под пистолет. Уже падая в сон, я никак
не мог понять, как это можно было сделать такую глупость.

14

Первым ощущением после выхода из сна было сожаление. Работа мозга
является источником постоянного удивления. Действие моего дьявольского
напитка проходило, с памятью было все в порядке, дурнота исчезла. Детали
моей интермедии сумасшествия представали ясно и четко. Хотя меня
подташнивало от всего, что я думал и делал, одновременно я ощущал приступ
сожаления, что все кончилось. Раскованность после принятия лекарства
переросла в абсолютную свободу, когда жизнь других людей кажется меньше,
чем ничто. Ощущение несомненно жуткое, но и чрезвычайно привлекательное.
Хотя мозг и протестовал, я испытывал желание повторить все снова.
Несмотря на двенадцатичасовой сон, я был разбит. Переползание на
кровать отняло всю мою энергию. Взгляд остановился на предварительно
припасенной бутылке спирта. Я вымыл стакан и, потягивая жидкость,
постарался привести в порядок мое мозговое хозяйство, что было не легко. Я
много раз читал о темных инстинктах, лежащих в нашем подсознании, но
впервые столкнулся с этим непосредственно, когда они действительно стали
всплывать на поверхность.
Моя позиция в отношении Анжелины должна быть наконец определена.
Нужно признать, что я был к ней явно неравнодушен. Любовь? Назовите это
каким угодно словом, не возражаю, но это не пылкая юношеская страсть. Ее
поступки не ослепляли меня, я отчетливо понимал, что
отвратительно-аморальная жизнь Анжелины отражается и на моем образе
мышления. Но логика и рассудительность не могут противостоять эмоциям.
Ненавидя ее деятельность, я не мог отделаться от чувства симпатии к этой
личности, так похожей на меня. Не давала покоя мысль - какая бы получилась
из нас упряжка! Это, конечно, невозможно, но хотеть-то никто не запретит.
Любовь и ненависть стояли буквально плечом к плечу. Я сделал большой
глоток.
Найти ее сейчас не составит труда. Эта уверенность даже раздражала
меня. У меня не было никакой новой информации, одни мысленные фантазии да
проблески интуиции в том, как вертятся шарики в голове Анжелины. Не могло
быть сомнения, что она рвалась к власти, но вряд ли бы добилась чего-либо
через короля. Скорее силой, через путч, возможно с террором, через
определенного вида революции и беспорядок. Так было в старые времена на
Фрейбуре, когда ценой схватки была верховная власть. Любой дворянин мог
быть коронован, а старая королевская власть ослаблена, поэтому борьба за
власть монарха была очень жестокой. Конечно, все это прекратилось после
того, как здесь поработали социологи Лиги.
А теперь возврат к старому стал вполне возможен. Анжелина, чтобы
удовлетворить свои амбиции, хотела видеть этот мир утопающим в крови. Она
пока не могла ничего сделать, но готовила кого-то для черной работы.
Одного из этих надутых Князей, проводивших в жизнь политику трона и
имевших большое влияние в этом полуфеодальном государстве. Подобный подход
Анжелина уже использовала, захотелось использовать еще раз. В этом не было
сомнения.
Неясна была лишь мелочь. Кто он?
Мои ныряния в глубины самоанализа оставили неприятный привкус,
который не вымывался никаким количеством жидкости. В чем я нуждался, так
это в оживлении моих нервных окончаний и разгоне застоявшейся крови.
Выслеживание доверенного лица Анжелины требовало подзарядки моих батарей.
Я взял газету и стал изучать Новости Двора. Через два дня должен
состояться Большой Бал - очень удачное прикрытие для моих изысканий.
Эти два дня я наводил глянец на детали предполагаемой операции. Любой
болван мог испортить дело, как это обычно и случается. Только с такими
талантами, как у меня, можно было обеспечить стопроцентное прикрытие
персональности. Я придумал себе родину - отдаленную провинцию Фрейбура,
бедную во всех отношениях, кроме изобилия нюансов в произношении, что
служило основой многих шуток и анекдотов. Население Мистельдросса в силу
присущих ему врожденных свойств отмечалось как драчливое и прямое. Мое
положение дворянина давало мне право скрыться под именем графа Бент
Дибстол. Фамильное имя на местном диалекте обозначало либо бандита, либо
сборщика налогов, что дает вам полное представление как о роли сборщика
налогов. так и об источнике фамильного титула. Военный портной выкроил мне
мундир и пока подгонял его, я детально вызубрил свою фальшивую биографию.
Я не забыл сделать еще одну вещь - послать травмированному
трактирщику толстую пачку денег, ведь он вынужден был работать с рукой,
закованной в гипс. Он действительно разозлил меня, но наказание было явно
непропорционально малости проступка. Этот анонимный подарок очистил мою
совесть, и я почувствовал себя значительно лучше.
Полуночный визит в королевскую типографию дал мне желанное
приглашение на бал. Мундир сидел на мне как влитой, сапоги вызывающе
блестели. Я был одним из первых, королевский стол соблазнял яствами, а
предстоящее дело раздразнило мой аппетит. На Фрейбуре сохранилась
архаическая привычка носить на балах шпоры и меч. Обремененный этой
тяжестью, грохоча как пустая кастрюля, я низко поклонился королю. Его
глаза блестели и были такими туманными, что это явно подтверждало
справедливость слухов о том, что не приложившись к бутылке, он не начинал
ни одного дела. Он откровенно ненавидел толпу и рыла, предпочитая
заниматься своими жуками - он был любителем-энтомологом, правда без всяких
талантов. Королева была значительно приятнее в рассвете своей
двадцатилетней красоты. Молва сообщала, что ей до смерти надоели жуки, и
что она предпочитает Homo Sapiens. Чтобы проверить эту клевету, целуя ее
руку я чуть-чуть пожал ее. Она посмотрела на меня с удивлением, в котором
была большая доля интереса. Я направился в буфет.
Гости продолжали прибывать. Наблюдение за ними не мешало мне
поглощать пищу и смаковать вина. Основательно загрузившись, я решил
сделать перерыв и смешался с толпой. Все женщины были предметом моего
пристального внимания, большинству из них это льстило, как мне кажется -
из=за моего нового привлекательного лица и потрясающего мундира, явно
выделявшего меня среди местных типов. Я, конечно, не считал, что сразу же
обнаружу след Анжелины, но шанс все-таки был. Несколько женщин отдаленно
напоминали ее, но достаточно было услышать от них несколько слов, как
стало ясно, что это истинная голубая кровь, а не моя маленькая межзвездная
убийца. Задача несколько упрощалась тем, что понятие красоты на Фрейбуре
связано с наличием плоти, а Анжелина выглядела совершенно по-другому. Я
направился обратно в бар.
- Следуйте за мной! Королевский приказ! - прохрипел мне в ухо
простуженный голос и грубая рука схватила меня за рукав.
- Отпусти рукав, или я выровняю твою морду, - рявкнул я на своем
мистельдроссовском наречии. Он отпустил, словно обжегся, и отступил, весь
красный. - Так-то лучше, - добавил я, перебивая его. - Кто хочет меня
видеть? Король?
- Ее Величество королева, - прошипел он сквозь зубы.
- Очень хорошо. Я тоже хочу ее видеть. Показывай дорогу. - Я
прокладывал себе путь через толпу, а мой приятель тащился сзади, пытаясь
обогнать меня. Достигнув группы, окружающей королеву Хельгу, я пропустил
его, задыхающегося, вперед.
- Ваше Величество, это барон...
- Граф, а не барон, - перебил я его. - Граф Бент Дибстол из бедного
провинциального рода, урезанного века назад в наших законных правах
подлыми мошенниками Князьями. - Я сурово посмотрел на своего проводника,
как будто он участвовал в древнем заговоре, и он опять отчаянно покраснел.
- Что это у вас за награды, граф Бент? - спросила королева низким
голосом, который породил во мне образ луга туманным утром. Она указала на
мою мужественную грудь, увешанную побрякушками, которые я откопал сегодня
утром у антиквара.
- Галактические медали, Ваше Величество. Мог ли рассчитывать на
какое-то продвижение здесь, на Фрейбуре, младший сын провинциального
дворянина? Вот почему я выбрал службу вне планеты и провел лучшие годы
своей жизни в Звездной Гвардии, а там сражения, захваты, звездные абордажи
- в порядке вещей. А вот этой я действительно могу гордиться... - я указал
на невзрачную штуковину среди сверкающих побрякушек. - Это Звезда,
наивысшая награда в Гвардии. - Я взял Звезду в руки и посмотрел на нее
долгим проникновенным взглядом. В действительности, я думаю, это был
Гвардейски Знак за сверхсрочную службу или что-то в этом роде.
- Это прекрасно, - сказала королева. - Она разбиралась в медалях не
лучше, чем в одежде, но чего можно ожидать на этих захолустных планетах.
- Да, - согласился я. - Я не любитель описывать историю своих
медалей, но если на это будет королевский приказ... - это было сказано
застенчиво. Наврав им о своих подвигах, я возбудил интерес и надеялся, что
разговор обо мне достигнет ушей Анжелины, где бы она не пряталась.
Почувствовав, что исчерпал себя, я вернулся в бар.
Свои придуманные истории я рассказывал всем, кого мог поймать.
Большинство с удовольствием слушало меня, смеялось вместе со мной, а смех
при дворе был нечастым явлением. Единственный, кто этим не наслаждался,
был я сам. Если вначале мой план казался хорошим, то чем дальше, тем
меньше он мне нравился. Я мог месяцами крутиться вокруг этих дворцовых
идиотов без малейшей надежды приблизиться к Анжелине. Надо ускорить дело.
Крутилась у меня в голове одна идейка, но она граничила с безумием. Если
дело не выгорит, я буду либо убит, либо навсегда устранен из общества. С
последним я легко смирился бы, но высшее общество помогает мне найти мою
возлюбленную добычу. Если же все получится, поиски значительно упростятся.
Я решил бросить монету и, конечно, выиграл, так как другую спрятал в
ладони еще до броска. Буду действовать!
Еще до прихода сюда я рассовал по карманам несколько мелочей, которые
могли пригодиться во время вечера. Одна из них была великолепным предлогом
сблизиться с королем, если бы я почувствовал в этом необходимость. Я
переложил ее во внутренний карман, наполнил вином самый большой бокал,
который смог найти, и отправился через анфиладу комнат на поиски своей
жертвы.
Если в момент моего прихода король Вильгельм был в подпитии, то
сейчас он был пьян смертельно. Надо было вшить ему сзади в мундир стальной
стержень, так как, могу поклясться, собственный позвоночник его уже не
держал. Однако он все еще пил, качаясь взад и вперед, его голова моталась
как у соломенной куклы. Вокруг него стояла кучка старичков, которые,

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:12 | Сообщение # 17
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
по-видимому, рассказывали друг другу анекдоты и при моем приближении
окинули меня презрительным взглядом.
Я был выше большинства из них и ярче одет, глаза Вилли натолкнулись
на меня, и голова медленно повернулась в моем направлении. Один из
восьмидесятилетних старцев уже встречался мне на вечере и представил меня.
- Очень рад встретить Ваше Величество, - сказал я, имитируя в голосе
пьяные нотки. Король не обратил внимания, зато другие заметили и
нахмурились. - Я сам немного энтомолог и, с вашего разрешения, хотел бы
следовать по вашим королевским стопам. Я сильно желаю этого и чувствую,
что на Фрейбуре можно проявлять больше внимания и имеются большие
возможности для исследования форминифер, лепидоптер и другого. Геральдика,
а также флаги, могли бы содержать побольше изображений насекомых...
Я болтал и дальше что-то в этом роде, и толпа начала проявлять
нетерпение. Король улавливал едва ли одно слово из десяти, внимание его
стало рассеиваться, окружающие тоже заволновались, не зная, как избавиться
от пьяного. Когда кто-то взял меня за локоть, я пошел с козырной карты.
- Вот, Ваше Величество, - сказал я, залезая в карман. - Я тщательно
сберегал этот образец, пронеся его через многие световые годы, и доставил
сюда, чтобы он занял свое место в вашей величайшей коллекции. - Раскрыв
плоскую пластмассовую коробочку, я сунул ее ему под нос. Он с трудом
сфокусировал свои водянистые глаза, и у него перехватило дыхание.
Окружающие тоже проявили любопытство, и я дал им несколько секунд
полюбоваться образцом.
Должен сказать, что это был великолепный жук, однако он не
путешествовал со мной через световые годы, а был сделан сегодня утром.
Большинство элементов было от других насекомых, а там, где природы не
хватило, я добавил несколько кусочков пластмассы. Тело было размером в
ладонь с тремя рядами крыльев, каждый ряд другого цвета. Снизу было
множество ног, взятых по крайней мере от дюжины насекомых, конечности не
удалось подобрать все под пару, так как многие были испорчены при
конструировании, некоторые другие детали, такие, как массивное тело,
штопоровидный хвост, тоже не оставили равнодушной мою аудиторию. Коробочка
была предусмотрительно сделана из цветного пластика, который скорее
скрывал, чем подчеркивал детали.
- Вы должны рассмотреть это поближе, Ваше Величество, - сказал я,
открывая пошире коробочку и, покачиваясь, приблизился. Настал
ответственный момент. В одной руке у меня был стакан с вином и коробочка,
другая оставалась свободной, чтобы вынуть монстра. Я сжал его большим и
указательным пальцами и приблизился вплотную, вино в стакане короля
плескалось от его неловких жестов. В этот момент я чуть ослабил большой
палец, приподнял жука, сделал скрытое неуловимое движение, и жук
великолепным пируэтом нырнул в стакан короля.
- Спасите! Спасите его! - заорал я. - Редчайший экземпляр! - и залез
пальцами в стакан, подняв в нем бурю. Часть напитка выплеснулась на
позолоченные манжеты Вильгельма. Шепот и злые голоса усилились, кто-то
твердой рукой взял меня за плечо.
- Уберите прочь ваши титулованные воровские лапы! - крикнул я и грубо
сбросил руку. Выловленное насекомое выскользнуло у меня из пальцев,
шлепнулось на грудь короля и оттуда медленно скатилось на пол, теряя по
пути крылья, ноги и другие части. Я использовал очень слабый клей.
Наклоняясь над трупиком, я сделал еще одно "неловкое движение", и вино
красной струей выплеснулось на одежду короля. Злой вопль вырвался из
толпы.
Король отнесся ко всему спокойно. Качаясь, словно дерево в бурю, он
не выражал протеста, только бормотал: "Я говорю... я говорю..." -
несколько раз. Но когда я стал стирать вино носовым платком, и оно
полилось по его пальцам, толпа позади приблизилась вплотную. Кто-то
схватил меня за руку и потянул, я рванулся и... ударил короля Вильгельма в
его родовитую грудь. От удара его верхняя челюсть выпала и свалилась на
пол.
Старички начали разбегаться. Молодежь бросилась на защиту Их
Величества, и мне пришлось показать им пару приемчиков, которым я обучился
на других планетах. Недостаток техники они возмещали избытком энергии,
началось столпотворение. Женщины визжали, мужчины ругались, короля
буквально вынесли на руках. Дела для меня пошли совсем плохо, хотя давал я
им не меньше, чем получал.
Потом я помнил, что несколько человек держали меня, а один бил. Я
изловчился ударить его в лицо ботинком, но меня скрутили и... свет померк.

15

Тюремщики, видимо, задались целью привить мне хорошие манеры, а я по
мере сил затруднял им их благородный труд. Не для того я добровольно залез
в тюрьму, чтобы выигрывать этот спор, рисковал проделывать эти штучки с
бедным старым королем. Оскорбление Величества было таким преступлением,
которое каралось смертью. На счастье, цивилизованное влияние Лиги уже
коснулось темного Фрейбура, и местные власти доказали мне свою
приверженность законам. Я делал вид, что не замечаю этого. Когда они
приносили мне мясо, я съедал его, а тарелку разбивал, демонстрируя свой
протест на незаконный арест.
Это была приманка. Заработанные мной синяки были бы весьма малой
платой за удачную попытку саморекламы. Фигура отщепенца, предателя своего
класса, с одной стороны. Сильная личность в мирной вселенной, драчун,
бескомпромиссный боец, с другой. Короче, обладал всеми качествами, которые
ненавидят добропорядочные фрейбуряне, а такие люди должны очень привлекать
Анжелину.
Несмотря на недавнее кровопролитное прошлое, Фрейбур был бедноват на
задиристых мужчин. Не из самых низких слоев, конечно, портовые трактиры
нашпигованы мускулоносами с куриными мозгами. Анжелина могла бы нанять из
них всех, кого считала нужным. Но одними боевыми отрядами победу не
завоюешь. Ей нужен союзник и помощник из дворян, а по моим наблюдениям
люди с такими талантами редкость, и большая. В скандале на балу я
постарался показать все качества, которыми она могла заинтересоваться, и
постарался сделать так, чтобы она ни в коем случае не подумала, что это
демонстрируется для нее. Ловушка была открыта, ей оставалось войти.
Лязгнул металл открывающейся двери.
- К вам посетитель, граф Дибстол, - сказал тюремщик, открывая
внутреннюю решетку.
- Скажите им, чтобы пошли к черту! - крикнул я. - На этой гнусной
планете нет ни одного человека, которого я бы хотел видеть.
Не обращая внимания на мою реплику, он ввел начальника тюрьмы и двух
типов в черном с суровыми лицами. Я демонстративно игнорировал их. Они
молча дождались, пока уйдет охрана, затем более худой из них открыл
принесенную папку и кончиками пальцев достал оттуда лист бумаги.
- Я не буду писать прощальную записку самоубийцы, можете убивать меня
во сне, - прорычал я, начиная разыгрывать комедию. Он внимательно
посмотрел на меня, но лицо его не изменилось.
- Это несправедливое обвинение, - спокойно проговорил он. - Я,
Королевский Прокурор, и никогда не допущу подобных действий. - Все трое
кивнули, как заведенные от одной пружины; эффект был столь заразителен,
что я чуть тоже не кивнул.
- Я не совершу добровольного самоубийства, - сказал я твердо. - Это
мое последнее слово по этому вопросу.
Королевский Прокурор достаточно долго работал на своем месте, его
трудно было смутить. Он прокашлялся, пошелестел бумагой и начал:
- Есть несколько криминальных действий, которые могут быть вменены
вам в вину, - забубнил он с чрезвычайно мрачным выражением лица. Я
невозмутимо зевнул. - Среди них увечья молодому человеку. Но я надеюсь,
что он не будет настаивать, - продолжал он, - так как это только осложнит
дело. Сам король настоятельно рекомендовал мне закончить это дело как
можно скорее и восстановить между всеми мир. Я здесь для того, чтобы
привести его желание в исполнение. Подпишите это извинение, и вас
немедленно отвезут на борт космолета, отбывающего ночью. Дело закончено.
- Пытаетесь избавиться, чтобы скрыть ваши пьяные драки во дворце? -
усмехнулся я. Лицо Прокурора налилось кровью, но с большим трудом он
сдержался. Если они сейчас выпроводят меня с планеты - все пропало.
- Вы оскорбляете нас, сэр! - проговорил он. - Не забывайте, вы сами
не без греха в этом деле. Я от души советую вам принять снисходительность
короля и подписать извинение. - Он протянул бумагу мне, но я разорвал ее
на куски.
- Извиниться? Никогда! - крикнул я ему. - Я защищал свою честь от
ваших пьяных мужланов и жуликов-дворян, укравших права, принадлежавшие
моему роду.
Все вышли. Начальник тюрьмы был единственно близким мне по возрасту,
именно поэтому я подсказал ему дорогу носком ботинка в соответствующее
место. Все было так, как и должно быть. Дверь с шумом захлопнулась передо
мной - драчливым, мятежным, воинственным саном земли Фрейбурской. Я сделал
все, чтобы привлечь внимание Анжелины, но если этого не произойдет, я
рискую провести остаток моих дней за этими стенами.
Ожидание всегда плохо сказывается на моих нервах. Я мыслитель только
в спокойное время, а остальное - человек действия. Одно дело - разработать
план и смело приступить к его выполнению. Совсем другое - сидеть в грязной
тюремной камере и думать, нет ли в логической цепи разработанного плана
слабых мест.
Выберусь ли я из этого мешка? Скорее всего это будет трудно, но надо
оставить это как последнее средство. Там, снаружи, я вынужден буду
скрываться, и у нее не будет никаких шансов установить со мной связь. От
переживаний я сгрыз все ногти на руках. Следующий шаг был за Анжелиной, и
мне оставалось надеяться и ждать, что она не задержится с правильным
решением после анализа всех моих действий.
Через неделю я начал сходить с ума. Королевский Прокурор не приходил,
и никаких разговоров о суде и приговоре. Я подкинул им раздражающую
проблему, и они теперь скребут головы, не зная, что делать. Я почти
решился бежать, выбраться из этой захолустной тюрьмы было само по себе не
сложно. Но ведь я жду сообщений от моей беспощадной любви. Я рассматривал
возможности, которые она могла бы использовать. Может быть, какое-нибудь
давление на двор, чтобы меня освободили? Или тайно пронести напильник и
записку, чтобы я выбрался своими силами? Вторая возможность казалась мне
наиболее вероятной, и каждый раз, получая хлеб, я разламывал его,
отыскивая что-нибудь внутри. Ничего не было.
На восьмой день Анжелина откликнулась в наиболее свойственной ей
прямолинейной манере. Ночью что-то непривычное разбудило меня. Шорохов не
было слышно, я приник к двери и через щель увидел свет в конце коридора.
Ночной охранник лежал на полу, и плотная фигура в маске, одетая во что-то
черное, стояла над ним с дубиной в руке. Подошел другой незнакомец, одетый
аналогично первому, они потащили охранника вдоль коридора по направлению
ко мне. Один из них порылся в кармане и достал оттуда кусок красной
материи, который вложил в безвольные пальцы охранника. Когда они подошли к
моей камере, я отскочил от двери и бесшумно скользнул в постель.
Ключ заскрипел в замке, зажегся свет. Я сел на кровати, изображая
только что проснувшегося человека.
- Кто тут? Чего вы хотите?
- Быстро вставайте и одевайтесь, Дибстол. Мы вас выведем отсюда. -
Это был первый головорез, которого я увидел, дубинка еще свисала с его
руки. Я отвалил челюсть и пополз по кровати, прижимаясь к стене.
- Убийцы! - завопил я. - Так вот что надумал король Вилли - затянуть

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:13 | Сообщение # 18
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
мне петлю на шее, а потом сказать, что я повесился сам! Добро пожаловать,
но не думайте, что это будет легко!
- Не будьте идиотом, - прошипел мужчина. - И закройте рот. Мы здесь,
чтобы спасти вас. Мы друзья. - Еще двое, одетые таким же образом,
появились за ними. В коридоре мелькнул четвертый.
- Друзья?! - орал я. - Убийцы, вот вы кто! Вы дорого заплатите за
свое преступление.
Четвертый из коридора что-то прошипел, и остальные направились ко
мне. Мне хотелось получше рассмотреть главаря. Это был маленький мужчина,
если он был мужчиной. Одежда на нем висела свободно, поверх всей головы
была натянута маска из чулка. Анжелина была бы примерно такого же роста.
Рассмотреть подробности я не успел, бандиты набросились на меня. Я ударил
одного из них в живот и отскочил, но у них были все преимущества. Без
обуви и оружия у меня не было никаких шансов, а они не боялись
использовать дубинки. Я еле сдержал победную улыбку, когда они усмирили
меня.
Все еще сопротивляясь, я позволил тащить меня в то место, где мечтал
оказаться.

16

Удар по голове меня только ослабил, но когда один из них сломал у
меня под носом ампулу со снотворным, я отключился. Конечно, у меня не было
ни малейшего представления, как далеко мы уехали и где находились.
Наверное, они сделали антинаркотический укол, так как первое, что я
увидел, был худой тип со шприцем в руках. Он наклонился, но я откинулся.
- Собираетесь мучить меня перед тем, как убить, свиньи! - сказал я,
вспоминая роль, которую играл.
- Не волнуйтесь, - произнес низкий голос сзади, - вы среди друзей,
которые разделяют ваше возмущение существующим режимом.
Этот голос не был похож на голос Анжелины. Это оказался дородный
мужчина с неприятным выражением лица. Медик вышел, оставив нас одних, и я
понял, что план начал действовать. Маленькие глазки, тяжелая челюсть и
надменный взгляд - я узнал в нем одного из представителей фрейбурского
дворянства. Глядя на уродливое лицо, я копался в своей бездонной памяти.
- Рденрант, князь Рденрант, - сказал я, пытаясь вспомнить, что еще о
нем читал. - Я полагаю, вы скажете мне правду, не вы ли первый кузен Его
Величества? Трудно представить, что вы украли человека из тюрьмы для своих
собственных целей...
- Это неважно, что вы полагаете, - зло огрызнулся он. Раздражение
отразилось на его лице, и прошло некоторое время, пока он взял себя в
руки. - Вильгельм может быть моим кузеном, но это не означает, что я
считаю его идеальным главой нашей планеты. Вы говорили на тему своих
претензий о более высоком положении и о том, что были обмануты. Это так?
Или вы просто один из придворных болтунов? Найдутся и другие люди,
думающие как и вы и жаждущие изменить порядок.
Импульсивность, энтузиазм - вот что я должен проявить. Или лояльный
друг, или смертельный враг - других вариантов нет. Я рванулся вперед и
крепко схватил его руку.
- Если вы сказали мне правду, вы получили единомышленника, который
пойдет рядом с вами. Если солгали, и это просто ловушка короля, тогда,
князь, будьте готовы сражаться.
- Нет необходимости в сражениях, - сказал он, с трудом освобождая
руку. - По крайней мере, между нами. Впереди трудный путь, и мы должны
доверять друг другу. - Он хрустнул суставами и мрачно взглянул в окно. - Я
искренне надеюсь, что смогу полностью на вас положиться. Фрейбур во
времена наших предков был совсем другим. Лига задушила инстинкты борьбы в
нашем народе. Нет почти ни одного человека, на которого я мог бы
положиться.
- А те, что взяли меня из камеры? Они действуют вроде достаточно
хорошо.
- Грубая сила! - воскликнул он. - Твердолобые болваны. Этих я могу
нанять сколько угодно. Мне нужны люди, которые могут руководить, помогать
мне вести Фрейбур к светлому будущему.
Я не стал говорить о человеке, который стоял в коридоре и который
руководил всей ночной операцией. Если Рденрант не хочет говорить об
Анжелине, я тоже не стану касаться этого вопроса, но раз ему хочется
видеть во мне умного коллегу, нужно ему подыграть.
- Скажите, вы специально оставили в руке охранника кусок красного
мундира? Он бросается в глаза.
Глаза его сузились, когда он повернулся, чтобы посмотреть на меня.
- Вы очень наблюдательны, Бент, - сказал он.
- Дело практики, - ответил я, пытаясь одновременно изобразить
скромность и честолюбие. - Этот кусок красной материи в руке охранника
выглядел так, словно его оторвали в борьбе. В то же время, как я видел,
все были одеты в черное. Может быть, у этого другой смысл...
- Чем дальше, тем больше я радуюсь, что встретился с вами, - сказал
он, обнажая все свои кривые зубы с выражением, которое, видимо, считал за
улыбку. - Люди старого Дюка имеют красную ливрею, как вы знаете...
- А Старый Дюк является СИЛЬНЕЙШЕЙ опорой Вильгельма Девятого, -
закончил я за него. - И СЛАБЕЙШИМ не повредит, если он рассорится с
королем.
- Не слабейшим, - повторил Рденрант, снова показывая мне свои кривые
зубы. Он начал вызывать у меня отвращение. Однако, если это было
доверенное лицо Анжелины, то несомненно, она сделала наилучший выбор. Но у
него едва ли хватит широты воображения представить идеи Анжелины во всей
их полноте. Я думаю, что титул и деньги, да еще амбиции - именно те
качества, которыми она прельстилась. Непонятным было только, где она сама.
Кто-то вошел в дверь, и я сжался, приготовившись к схватке. Это
оказался всего лишь робот, производивший такой лязг и шум, что впору было
испугаться. Князь приказал этому чудовищу принести выпивку, и когда тот
повернулся, я увидел, что с задней стороны плеча у него торчит труба. В
воздухе явственно чувствовался запах угольного дыма.
- Этот робот что - работает на угле? - хихикнул я.
- Да, - сказал князь, наливая в стаканы. - Это прекрасный пример
развала фрейбурской экономики, мудро руководимой Вильгельмом
Некомпетентным. Вы разве не видели подобных уродов в столице?
- Да вроде нет, - сказал я, тараща глаза на извергаемые клубы дыма и
следы ржавчины и угольной пыли на его корпусе. - Конечно, меня долго не
было... все меняется...
- Но не настолько быстро! И не демонстрируйте мне тут, Дибстол,
галактические замашки. Я был в Мистельдроссе и видел, как там живут. У вас
вообще нет роботов, даже таких дрянных. - Он в бессильной злобе отвесил
монстру пинок, тот слегка качнулся и для поддержания равновесия щелкнул
клапаном, пропуская пар в ножной поршень.
- Двести лет прошло с того дня, как мы в Лиге, которая поит нас
молочком и успокаивает - и для чего? Чтобы король во Фрейбурбаде купался в
роскоши, в то время, как мы получаем здесь несколько роботов с куриными
мозгами и примитивнейшей системой управления. И должны строить
малоэффективных роботов сами. Аппарат, который вы будете считать
автоматическим, может оказаться обычной лодкой с веслами.
Он осушил стакан, и я не стал объяснять ему экономику галактической
коммерции, престиж планет и многочисленные уровни межкоммуникаций. Эта
затерянная планета была удалена от основного потока галактической
культуры, может быть, тысячу лет, пока вновь после Распада не установила
контакт. Они должны возрождаться постепенно, без катаклизмов, которые
могут нарушить процесс. Конечно, хоть миллиард роботов могут быть посланы
сюда завтра же. И что хорошего это принесет экономике? Наверняка много
лучше ввести на планету блоки управления, чтобы местные сами строили для
себя то, что захотят. Если им не нравится конечный результат, они могут
улучшить схему, вместо того, чтобы жаловаться.
Князь, конечно, в этом направлении не думал. Анжелина очень тонко
сыграла на его предрассудках и личном самолюбии. Внезапно князь подался
вперед и постучал пальцем по шкале на боку робота.
- Посмотрите на него! - крикнул он. - Давление упало на восемьдесят
фунтов! А дальше, как вы понимаете, он вообще перестанет соображать и
рухнет на пол. Поддерживай давление, идиот, ПОДДЕРЖИВАЙ давление!!!
Внутри робота что-то щелкнуло, он поставил поднос со стаканами на
стол. Я сделал большой глоток и стал с наслаждением наблюдать. Раздражающе
медленно подкатившись к камину, он открыл дверцу у себя на животе, откуда
вырвалось пламя. Поддев угольным совком приличную порцию антрацита, он
швырнул его себе внутрь и снова захлопнул дверцу. Густой черный дым
повалил из его трубы. Для внутренних помещений он, конечно, не подходил.
- Вон, дубина, вон! - заорал князь, заходясь от кашля. Дым начал
рассеиваться. Я налил себе еще и решил в первую очередь выяснить все, что
можно, о Рденранте.
Нужно действовать активнее, если я хочу поймать Анжелину. Вся
постановка дела ясно указывала на ее присутствие, а вот ее самой не было
видно. В гостиной я встретил несколько человек из окружения князя. Один из
них, Курт, молодой, небогатый дворянин, показал мне замок, состоящий из
башен и небольшой слободы, обнесенной высокой стеной, отделявшей их от
собственно города. Не наблюдалось никаких явных признаков планов князя,
невдалеке несколько вооруженных волонтеров отрабатывали какие-то нудные
приемы. Все это выглядело слишком мирно, чтобы быть похожим на правду,
ведь доставили же меня сюда. Это не случайно. Я деликатно задал несколько
вопросов Курту, и он любезно на них ответил. Подобно большинству
мелкопоместных дворян, он испытывал недовольство центральной властью,
хотя, конечно, сам по себе делать ничего не собирался. Его завербовали, он
был готов поддерживать планы, хотя сама идея была ему не очень понятна.
То, что он не говорил мне всей правды, стало ясно в конце разговора.
Мимо нас прошли женщины, и Курт сказал, что это жены двух других
офицеров.
- А вы тоже женаты? - спросил я.
- Нет. Все не было времени. А сейчас, я думаю, что не до этого. Когда
все закончится, и жизнь войдет в норму, можно будет и об этом подумать.
- Это верно, - согласился я. - А что князь? Он женат? Меня столько
лет здесь не было, что я от всего этого отключился. Жены, дети и тому
подобное. - Мне показалось, что при ответе он несколько замялся.
- Ну... можно сказать... Я знаю, что князь был женат, но там что-то
случилось, и теперь он не женат... - Он запнулся и перевел мое внимание на
что-то еще, уходя от предмета разговора.
Путь Анжелины всегда был отмечен трупами, наверное имеются и сейчас
один-два. Выглядит вполне правдоподобной ее связь со "случайной смертью"
жены князя. Если бы смерть была естественной, Курт бы не стал уходить от
разговора. Он замолчал, а я не допытывался. Хотя Анжелина не может быть на
виду, ее следы окружают меня со всех сторон. Теперь это было только делом
времени. Я могу прижать Курта или отыскать тех громил, что вытащили меня
из тюрьмы. Поставить им выпивку, разговорить, расположить к себе, потом
вытянуть все, что можно, о человеке, который ими руководил.
Анжелина сама сделала первый шаг. Один из угольных роботов, гремя и
клацая, принес мне записку. Князь хотел видеть меня. Я причесал волосы,
натянул рубашку и отправился.
Когда я вошел, князь был уже твердо и устойчиво пьян, кроме того,
комната была заполнена сладким дымом - в его сигаретах, по-видимому, был
не только табак. Это означало, что он с утра был в расстроенных чувствах,
но я не собирался быть в числе его утешителей. Я изобразил исключительное
внимание.
- Пора за дело, сэр? Вы для этого послали за мной? - спросил я.

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:13 | Сообщение # 19
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
- Садитесь, садитесь, - пробормотал он, указывая мне на кресло, -
Угомонитесь. Хотите сигарету? - Он подтолкнул ко мне коробку, наполненную
коричневыми цилиндрами.
- Нет, сэр, в настоящее время я не курю. Это обостряет зрение и
реакцию, спусковой палец должен действовать безукоризненно.
Мысли князя витали где-то далеко, мне показалось, что он не слышит
меня. Потирая щеку, он оглядывал меня сверху вниз. Наконец после
внутренней борьбы какое-то решение наконец отразилось на его лице.
- Что вы знаете о семействе Раденбрехен? - спросил он. Вопрос был
настолько необычен, что даже ошарашил меня.
- Абсолютно ничего, - ответил я искренне. - А что?
- Нет... нет... - быстро ответил он, снова потирая щеку. У меня
голова начала туманиться от воздуха комнаты. Как же должен был себя
чувствовать он?
- Пойдемте со мной, - сказал он, выбираясь из кресла. Пройдя через
многочисленные залы вглубь здания, мы остановились около двери, похожей на
все остальные, перед которой стоял охранник, грозного вида мускулистый тип
со скрещенными на груди руками. В одной из них была зажата рукоять
пистолета. При нашем приближении он даже не шевельнулся.
- Он со мной, - сказал Рденрант брезгливым тоном.
- Я должен обыскать его, - сказал охранник. - Приказ.
Становилось все интереснее. Кто-то отдает приказы, которые не может
нарушить князь - это в его-то замке! Будто бы я не знал. Кроме того, я
узнал голос охранника, он был одним из тех, кто забирал меня из тюремной
камеры. Он быстро и тщательно обыскал меня и отступил на шаг. Князь открыл
дверь, и я проследовал за ним, стараясь не отдавить ему пяток.
Теория теорией, а практика практикой. Я был почти уверен, что встречу
Анжелину, и все же увидеть ее сидящей за столом было подобно шоку. Словно
электрический заряд пробежал по спинному мозгу. Настал момент, которого я
ждал долгое время. Необходимо взять себя в руки и надеть маску равнодушия,
естественно, с поправкой на то, что перед здоровым молодым мужчиной
оказалась привлекательная, соблазнительная женственность.
Конечно, эта девушка была мало похожа на Анжелину, но сомнений не
было. Изменилось лицо и цвет волос, но и на новом лице было то же
ангельское выражение, что и раньше. Фигура оставалась приблизительно той
же, за исключением, возможно, небольших улучшений. Ее трансформация была
поверхностной, не как у меня.
- Это граф Дибстол, - сказал князь, останавливая на ней свой
затуманенный взгляд. - Человек, которого вы хотели видеть, Ангела. - Итак,
она осталась Ангелом, только с другим именем. Это плохая привычка. Я знал
несколько людей, которые попались только потому, что выбирали свое новое
имя похожим на старое.
- Спасибо вам, Касситор, - сказала она. - Очень любезно с вашей
стороны привести ко мне графа Дибстола, - добавила она тем же тихим пустым
голосом.
Касси, видимо, ждал более теплого приема. Переступая с ноги на ногу,
он бормотал что-то себе под нос. Однако Анжелина-Ангела температуру приема
оставила прежней, а может - опустила еще градуса на два, начав перебирать
какие-то бумаги на столе. Несмотря на свое состояние, князь все понял. Он
вышел, опять что-то бормоча, и на этот раз я понял, что это было самое
короткое и грубое слово на местном диалекте. Мы остались одни.
- Зачем вы лгали, будто служили в Звездной гвардии? - спросила она
совершенно спокойно продолжая копаться в бумагах. Я сделал намек на
саркастическую улыбку, сбил несуществующую пыль с рукавов.
- Не мог же я рассказывать этим прекрасным людям, чем я действительно
занимался все эти годы, - мои глаза излучали простодушие.
- И чем же вы занимались, Бент? - спросила она все тем же ровным без
эмоции голосом.
- А вот это уже мое дело, - сказал я в ее же тональности. - И прежде
всего я хотел бы узнать, кто вы, и как оказалось, что вы имеете большее
влияние, чем Великий Князь? - я решил идти напролом, но это ее не смутило,
и она снова завладела инициативой.
- Ну, поскольку у меня здесь большее влияние, я думаю, вы найдете
желание отвечать на мои вопросы. Не бойтесь шокировать меня, вас удивит,
сколько я о вас знаю.
Нет, возлюбленная Анжелина, нисколько не удивит. Но не мог же я все
выложить без всякого сопротивления.
- Ведь за всей этой историей с революцией стоите вы, не так ли? -
сказал я в утвердительной, а не в вопросительной форме.
- Да, - сказала она, положив на стол бумаги, чтобы видеть меня.
- Тогда вы должны знать. Я занимался контрабандой. Это очень
интересное занятие, если знать, где что брать. Через несколько лет я
понял, что это наиболее выгодный бизнес. Однако в конце концов некоторые
правительства увидели во мне конкурента, и опасного. Они хотели
обкрадывать народ единолично. Под давлением обстоятельств я вернулся на
свою тихую родину для отдыха.
Ангел мой не удовлетворилась моими объяснениями и задала мне массу
вопросов, показывающих ее полную осведомленность в этом деле. Я не боялся,
так как в свое время пропустил через свои руки таким способом мегасуммы.
Волновался я только за детали, так как занимался этим еще в молодости, не
достигнув профессиональных высот. Войдя в роль, я старался запоминать все,
что говорил. Это был решающий момент, когда не допускалось ни намека, и
жеста, способных воскресить в ее памяти Скользкого Джима ди Гриза. Я
должен казаться местным трутом, витающим все еще в облаках вселенной.
Атмосфера нашей беседы с выпивкой и дымящимися сигаретами была,
конечно, подстроена, чтобы ослабить мой контроль над собой и дать мне
возможность допустить ошибки. Я действительно пару раз соврал, но так,
чтобы она отнесла это за счет моего мальчишеского вздора. Когда напряжение
спало, я попытался сам задать вопрос.
- Скажите, с вами никак не связана местная семья Раденбрехен?
- Почему вы спрашиваете? - спросила она жестко и холодно.
- Ваш улыбчивый друг Касситор Рденрант спросил меня об этом перед
тем, как идти сюда. Я сказал ему, что ничего не знаю. Это как-то связано с
вами?
- Это... они хотят убить меня, - ответила она.
- Но это же глупо и отвратительно, - сказал я, принимая эффектную
позу. Она проигнорировала. - Чем я могу помочь? - спросил я, возвращаясь к
делу, раз моя мужская привлекательность на нее не подействовала.
- Я хочу, чтобы вы были моим телохранителем, - сказала она, и когда я
улыбнулся и открыл рот, чтобы ответить, перебила. - И пожалуйста, избавьте
меня от всяких комплиментов по поводу моего тела, которое вы будете с
удовольствием охранять. Я достаточно наслушалась этого.
- Я только хотел сказать, что принимаю предложение. - Это была ложь,
так как фраза, аналогичная отмеченным, вертелась у меня на языке. Я
напомнил себе, что, как это ни трудно, но перед лицом Анжелины
расслабляться я не имею права. - Только расскажите мне что-нибудь о людях,
которые хотят вас убить.
- Известно, что князь Рденрант был женат, - сказала Анжелина,
поигрывая, словно девочка, стаканом. - Его жена совершила самоубийство
самым глупым образом. Ее семья - эти самые Раденбрехены - думают, что это
я убила ее, и хотят отомстить, убив в ответ меня. В этом заброшенном углу
Фрейбура еще сохранилась вендетта, и эти богатые идиоты тоже ее
исповедуют.
Вот теперь картина прояснилась. Князь Рденрант, прирожденный
оппортунист, чтобы увеличить состояние, женился на дочери этой семьи. Все
было прекрасно, пока не появилась Анжелина. Не зная местных обычаев,
связанных с мщением, она убрала с пути камень преткновения. Но что-то было
сделано не так, или князь где-то сплоховал, и возникла вендетта. И теперь
мой Ангел хочет просунуть мою нежную плоть между собой и убийцами. Я задал
еще один вопрос.
- Это было самоубийство, или вы убили ее? - спросил я.
- Я убила ее, - сказала она.
Все наши карты были на столе. Решение было за мной.



17

Итак, что же нужно делать? Я не собирался стрелять или бить ее по
голове, чтобы арестовать. Нет, я, конечно, собирался ее арестовать, но в
будущем, ведь нельзя же это сделать в центре цитадели князя. Кроме того,
хотелось подробнее разобраться в деятельности князя, так как она была
несомненно в компетенции Специального Корпуса. Если я собирался вернуться,
то с таким подарком мне было бы значительно легче это сделать.
Но вообще-то я не уверен, что хочу вернуться. Трудно забыть тот
заряд, которым они собирались взорвать меня. В целом, все было не так
просто, сюда оказалось замешано много факторов. Находясь большую часть
времени с Анжелиной, я откровенно любовался ею, и забывал о телах,
плавающих в космосе. Они приходили ночью и терзали меня, мою совесть, но я
всегда засыпал раньше, чем они успевали сделать свое дело.
Жизнь была постелью из роз, и можно было наслаждаться ею, пока цветы
не завяли. Наблюдать, как она работает, было истинным наслаждением. Если
бы вы поставили меня к стенке и заставили признаться, я бы ответил, что
кое-чему у нее научился. Она ведь самостоятельно организовала революцию на
мирной планете, которая имела много шансов на успех. В некоторой степени я
ей помогал. Несколько раз она обращалась ко мне с вопросами и во всех
случаях следовала моим рекомендациям. Конечно, я никогда не свергал
правительство, но криминальные законы во всем едины вне зависимости от
применения. Однако, это было редко. Большую часть времени, особенно в
первые насколько недель, я оставался телохранителем, защитником от
покушений. Подобное положение, конечно, не могло не вызывать у меня
иронической улыбки.
Существовал, однако, в нашем маленьком Мятежном Рае змей, имя
которому Рденрант. Из отдельных слов, услышанных в разных местах, я начал
подозревать, что князь вовсе не хочет быть революционером. Чем ближе был
день выступления, тем бледнее он становился. К этому добавлялись его
физические пороки, и однажды произошел конфликт.
Ангелочек и князь совещались, а я сидел сбоку в приемной. Когда
удавалось, я бессовестно подслушивал. И на этот раз, закрывая дверь, я
оставил маленькую щелочку. Осторожно манипулируя пальцами, я расширил ее,
пока не стали слышны голоса. Князь почти кричал, в его словах слышалась
недвусмысленная попытка шантажа. Затем тон понизился, и как я ни
прислушивался, но ничего не услышал. Потом в его голосе зазвучало
хныкание, перемежающееся сахарной лестью. Ответ Анжелины был однозначен -
громкое и решительное НЕТ. Его вопль поднял меня на ноги.
- Но почему? Всегда только НЕТ! Хватит с меня!
Послышался звук рвущейся ткани, что-то упало на пол и разбилось.
Одним прыжком я влетел в дверь. Перед моими глазами открылась живописная
батальная сцена. Одежда Анжелины была разорвана на одном плече. Князь
стоял рядом, вцепившись пальцами, словно когтями, ей в руку. Выхватив
пистолет, я рванулся вперед, но Анжелина была быстрее. Схватив со стола
бутылку, она ловко ударила его по голове. Князь рухнул как подкошенный.
Подняв разорванную блузу, она сделала останавливающий жест.
- Уберите пистолет, Бент... Все закончилось, - сказала она спокойно.
Я подчинился, но только после того, как убедился, что князь без движения и
моя помощь не требуется. Она справилась сама. Когда я поднялся, она уже
уходила и пришлось ее догонять. Остановившись перед своей комнатой, она
бросила мне: "Ждите здесь".
Не нужно быть слишком прозорливым, чтобы предусмотреть наступление
плохих времен. Придя в себя, князь несомненно, примет нужное решение и об
Анжелине и о революции. Я размышлял, обдумывая эти вопросы, когда она
 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:13 | Сообщение # 20
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
позвала меня.
Ее плечи покрывал легкий платок, скрывавший разорванное платье.
Внешне она выглядела спокойно, но скрытый блеск в глазах выдавал волнение.
Я заговорил, как мне казалось, о том, что должно было ее беспокоить в
первую очередь.
- Хотите, чтобы я присоединил князя к его родовитым предкам в
семейном склепе?
Она отрицательно покачала головой.
- Он еще пригодится. Мне удается справиться со своим темпераментом,
держите и вы под контролем свой.
- С этим у меня все в порядке. Но неужели вы думаете, что после всего
происшедшего можно продолжать с ним работать? У него, между прочим,
серьезная травма головы.
Подобные мысли не обременяли ее, она отмахнулась рукой.
- Я все еще могу управлять им, и он будет делать все, что я захочу,
разумеется в пределах разумного. Ограничениями служат его собственные
природные способности, о чем я не знала, ставя его во главе восстания.
Жаль, что трусость медленно разрушает первоначальную решительность его
намерений. Но он все еще считается главарем, и мы должны использовать его
в этом качестве. И сила, и власть должны быть в наших руках.
Я человек не медлительный, но осторожный. Прежде, чем ответить, я
обдумал ее слова со всех сторон.
- Что означает это МЫ и НАШЕ? Где тут мое место?
Анжелина расположилась в кресле и откинула со лба свои прелестные
золотые волосы. В ее улыбке было около двух тысяч вольт и предназначалась
она мне.
- Я хочу, чтобы вы участвовали в этом деле вместе со мной, - сказала
она с теплыми интонациями - Партнером. Мы держим впереди князя Рденранта,
пока не придет успех, затем устраняем его и все остальное делаем сами.
Согласны?
- Да, - сказал я. потом с особым воодушевлением: - Да... - впервые я
был столь однословен, нужно снова собраться с мыслями. - И все-таки почему
я? Простой телохранитель, который больше всего заботится о восстановлении
своих прав? Не велик ли скачок от мальчика на побегушках до председателя
правления?
- Зачем спрашивать, если вы сами все понимаете, сказала она и
улыбнулась, отчего температура в комнате поднялась еще градусов на десять.
- Вы можете руководить этим делом так же хорошо, как и я - вам это
нравится. Мы вместе сделаем эту революцию и завоюем планету. Что вы на это
скажете?
Пока она говорила, я ходил взад и вперед. Она встала, взяла меня за
руку и остановила. Тепло ее пальцев жгло меня огнем через рубашку. Ее лицо
было прямо передо мной, улыбающееся, а голос стал бархатным и низким
такого я никогда не слышал.
- Это будет прекрасно. Обязательно. Ты и я... вместе.
ОБЯЗАТЕЛЬНО! Бывает, когда словами все не скажешь, и тогда говорит
ваше тело. Это был тот самый случай. Мои руки обняли ее, прижали к себе,
мой рот приник к ее губам.
Она ответила мне тем же, ее руки лежали на моих плечах, губы были
ласковыми. Продолжалось это столь мало, что впоследствии я не был уверен,
что вообще было. Теплота внезапно исчезла, все стало плохо.
Она не боролась со мной, не пыталась оттолкнуть, но губы ее вдруг
стали безжизненными, а глаза совершенно пустыми. Она так и стояла, пока я
не опустил руки и не отошел. Потом снова села в кресло.
- Что случилось? - спросил я.
- Хорошенькое личико - это все, о чем вы мечтаете? - спросила она с
рыданием в голосе. Страдание исказило ее лицо. - Все мужчины похожи... все
одинаковы...
- Невероятно! - крикнул я в раздражении. - Вы же хотели, чтобы я вас
поцеловал, не отрицайте! Что изменилось в ваших мыслях?
- А захотели бы вы поцеловать ее?! - выкрикнула Анжелина в
исступлении, которого я не мог понять. Она дернула тонкую цепочку вокруг
шеи и швырнула ее мне. На ней висел маленький медальон, еще теплый от ее
тела. При падении света под определенным углом на нем четко
просматривалось изображение. Мне удалось кинуть только один взгляд на
фотографию, на ней была изображена девушка. Что-то изменилось в мыслях
Анжелины, она вырвала цепочку и стала толкать меня к двери. Та
захлопнулась за мной, загремел засов.
Не обращая внимания на удивленного охранника, я направился к себе в
комнату. С одной стороны, я должен был быть в восторге, ведь Анжелина дала
мне знаки расположения, хоть на мгновение. Но что означает ее внезапная
холодность и фотография... Зачем она носила ее?
Хотя я увидел ее на один миг, этого было достаточно. На фото была
молодая девушка, может быть, ее сестра. Ужасные генетические законы
говорят, что возможно неопределенно большое число комбинаций. Эта девушка
была отвратительно уродлива, другого слова не подберешь. И дело было не
только в одном факторе, вроде горбатой спины, выпирающей челюсти или
торчащего носа. Тут была комбинация черт, составляющих единое
отталкивающее целое. Вызовет отвращение у кого угодно.
И тут я понял, что непроходимо глуп. Да, Анжелина дала мне взглянуть
на глубинные причины того, что изломало, исковеркало ее жизнь.
Конечно, девушка на фотографии была сама Анжелина.
Сразу стало ясно многое другое. Сколько раз, глядя на нее, я
удивлялся, как может такая испорченная сущность находиться в такой
очаровательной упаковке? Теперь ответ ясен - я не видел первоначальной
упаковки. Мужчина еще может как-то терпеть свою уродливость, но что должна
чувствовать женщина в такой ситуации? Как жить, когда, к счастью или
несчастью, вы наделены острым наблюдательным разумом, который все видит и
осознает, делает неутешительные выводы, мучается от знаков отвращения?
Некоторые девушки могли бы покончить жизнь самоубийством, но не
Анжелина. Я могу предположить, что сделала она. Презирая себя, ненавидя
свой мир и людей в нем, она не испытывала угрызений совести, задумывая
преступления с целью добычи денег. Денег для операции по уничтожению
какого-либо уродства. Потом еще денег для следующей операции. Затем, когда
кто-то попытался остановить ее однажды, она легко, возможно - с
удовольствием, убила его. Медленный, жуткий подъем к красоте, с достойным
удивления разумом.
Бедная Анжелина. Я мог бы пожалеть ее, если бы не убийства, которые
она совершила. Бедная, несчастная девушка, которая выигрывала одни битвы,
безнадежно проигрывая другие. Она сумела придать телу очарование,
действительно ангельские очертания, а мозг, который управлял всем
процессом, постепенно деформировался, пока не стал таким же уродливым, как
раньше тело.
Но если можно изменить тело, то почему нельзя изменить мозг? Можно ли
что-то сделать для нее?
Я так напряженно думал, что не мог усидеть в своей маленькой комнате
и вышел на свежий воздух. Близилась полночь, внизу должна быть охрана, и
все двери заперты. Я решил подняться наверх, в саду на крыше не должно
быть никого, можно будет прогуляться в одиночестве.
На Фрейбуре нет луны, но ночь была ясная, звезды давали достаточно
света, чтобы видеть вокруг. Охранник приветствовал мня, когда я вышел, был
виден красный огонек сигареты в его руке. Я должен был сказать что-то по
этому поводу, но мои мысли были заняты чем-то другим. Повернув за угол, я
остановился и стал смотреть, облокотившись на парапет, на темные громады
гор.
Что-то задержало мое внимание, и через несколько минут я понял, что
это было. Охранник. Он был на посту и курил, хотя для часового это не
положено. Может быть, я слишком придирался, но мне это не понравилось. В
любом случае, поскольку это беспокоило меня, надо вернуться и сказать ему
пару слов.
Его не было на обычном месте, это радовало, значит ходит и наблюдает.
Я пошел обратно и вдруг заметил сломанные цветы, свисавшие с края крыши.
Это было совершенно невероятно, так как сад на крыше был предметом
гордости и постоянной заботы князя. Издали я увидел какое-то темное пятно
среди цветов и понял, что дела очень и очень плохи.
Это был часовой, мертвый или при смерти. Мне не нужно было искать
причину, по которой кто-то мог оказаться здесь ночью. Причиной была
Анжелина. Ее комната была на верхнем этаже почти под этим местом. Я
тихонько прошел к краю и взглянул вниз. В пяти метрах ниже была видна
белая площадка балкона перед ее окном и что-то темное и бесформенное,
припавшее к стене. Мой пистолет остался в комнате. Это один из немногих
случаев в моей жизни, когда я не выполнил всех предосторожностей. Я должен
был спасти Анжелину.
Все это в доли секунды промелькнуло у меня в мыслях, когда я взялся
за край балюстрады, рука наткнулась на крохотный крючок, к которому была
привязана веревка, почти невидимая, но прочная как канат. Убийца спустился
с помощью специального приспособления, выпускающего из себя нить как паук.
Нить представляла собой субстанцию, состоявшую из одной мономолекулы,
способную выдержать вес человека. Если бы он попытался спуститься по ней,
то лишился бы пальцев, она была острее бритвы.
На балкон можно было попасть, достигнув маленькой площадки под ним,
для чего нужно было пройти почти два километра по долине. Я принял решение
прыгать, вскочил на перила и поймал равновесие. Подо мной бесшумно
открылось окно, медлить было нельзя, я оттолкнулся, метя пятками в
человека, и полетел вниз.
В воздухе меня развернуло, и я попал пятками ему в плечи. Мы оба
покатились по балкону. Древние камни задрожали, но выдержали. Падение
слегка оглушило меня, но я надеялся, что ему досталось не меньше, чем моим
ногам. Несколько секунд я был беспомощен, затем совладал с собой и пополз
к нему. От удара из его руки выпал тонкий длинный кинжал, который, к
счастью, не задел меня, а только порвал рукав. Он успел к нему раньше, но
я схватил его руку с ножом и крепко сжал.
Это была безмолвная кошмарная битва, цена которой, как мы хорошо
знали, была жизнь. Из-за ушиба ноги я не мог быстро встать, и он, более
тяжелый, оказался сверху. Обоими руками я с трудом держал его руку с
кинжалом. Стояла мертвая тишина, слышалось только наше тяжелое дыхание.
Перевес начал склоняться на сторону убийцы, вес и неумолимая сила
делали свое - кинжал медленно опускался. Лезвие было совсем рядом, но тут
я заметил, что вторая его рука безжизненно висит. Она была сломана при
падении. А он даже не издал ни звука!
Никогда человек не сражается так отчаянно, как при борьбе за свою
жизнь. Мне удалось вытащить из-под него одну ногу и, извернувшись, я
ударил коленом в его сломанную руку. Он содрогнулся от боли. Я повторил.
Пытаясь отстраниться, он потерял равновесие и согнул локоть, стараясь
удержаться от падения. Вложив все мои силы, я развернул его руку с
кинжалом лезвием вверх.
Это почти удалось мне, но он был все-таки сильнее, лезвие только
слегка поцарапало ему грудь. Я собрал силы, чтобы повторить прием,
по-видимому, безнадежный, но внезапно он содрогнулся и умер.
Хитростью меня не возьмешь, но это была не хитрость. Я почувствовал,
как в спазме закостенели его мускулы, когда он упал в сторону, но все
равно не разжал схватки. Зажегся свет в окне. И только тут я увидел жуткие
желтые пятна на лезвии ножа - мгновенно действующий нервно-паралитический
яд. Там, где лезвие задело рукав моей рубашки, тоже остался желтый след. Я
знал, что яд не нуждается во введении внутрь, он так же хорошо действует
на обнаженную плоть.
С невероятными предосторожностями, борясь с дрожью в руках от
усталости, я снял рубашку. И только когда она была брошена поверх трупа, я
расслабился и глубоко вздохнул.
Нога у меня действовала, хотя и сильно болела, видимо, я ее не
сломал, хотя и сильно ушиб, но мой вес она выдержала. Я шире открыл
 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

Форум » Общеразвлекательный раздел. » Для читателей. » Крыса из нержавеющей стали
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Вход

 Регистрация

Форум 

 Гостевая книга 

 

Статистика

Более подробную статистику нашего сайта вы можете просмотреть в рейтингх и топах, которые расположены внизу форума.

Все материалы, взятые с других интернет ресурсов принадлежат только им и администрация данного сайта не несет ответственности за их использование.

Копирование частичной или полной информации с данного сайта обязывает вас установить ссылку на вашем сайте на страницу того материала, откуда он был взят / скопирован.
 

Copyright MyCorp © 2018
 
Chat's Top100 Counter Рейтинг чатов Рейтинг Chat Planet Top
Посетителей всего
Просмотров сегодня
Посетителей сегодня Яндекс цитирования