Среда, 12.12.2018, 22:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Добро пожаловать на форум!
Главная | Регистрация | Вход
 
Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.
 
  • Страница 7 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
Архив - только для чтения
Форум » Общеразвлекательный раздел. » Для читателей. » ЗАПАД ЭДЕМА
ЗАПАД ЭДЕМА
playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:00 | Сообщение # 61
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
твоей подлой животной испорченности.
Терпение Вайнти кончилось, и весь гнев, сдерживаемый со дня возвращения,
вырвался наружу.
- Ты не присоединишься ко мне - ведь ты уже присоединилась! Ты, как и
я, поддалась гневу, значит, как и я, будешь убивать.
- Нет, - сказала Энги, снова спокойная. - Этого я никогда не сделаю,
так низко я никогда не опущусь.
- Никогда? Ты будешь делать это... все вы будете. Те, что присоединились
к Пелейн, уже делали. Они стреляли из своих хесотсанов и убивали устозоу. В
эти минуты они были настоящими ийланами, а не жалобно ноющими, презренными
изгнанниками.
- Они убивали - и умерли, - мягко сказала Энги.
- Да, они умерли. Подобно тебе, они не смогли перенести факта, что
оказались не лучше всех остальных...
Тут Вайнти остановилась, поняв, что в гневе ответила на вопрос Энги,
укрепив тем самым ее веру.
Когда Энги осознала правду, весь ее гнев испарился.
- Спасибо тебе, эфензеле, спасибо. Сегодня ты оказала мне и Дочерям Жизни
огромную услугу. Ты сказала, что мы на правильном пути и должны идти по
нему, не сворачивая. Только на этом пути можем мы достичь правды, о которой
говорила Угуненапса. Те, что убивали, умерли сами после этого убийства, а
другие, видя это, решили поступить иначе. Так и было, верно?
Вайнти ответила холодным гневом:
- Да, так было, но по другим причинам. Они умерли не потому, что были
лучше, а для того, чтобы позволить выжить другим ийланам, потому что были
точно такими, как те, первые. Они думали, что могут избежать смерти
изгнанного из города, но они ошибались, и умерли точно так же. Вы не лучше
всех прочих, а кое в чем гораздо хуже.
Молча, погрузившись в свои мысли, Энги повернулась и пошла, но у входа
остаиовилась и оглянулась.
- Спасибо тебе, эфензеле, - сказала она, - спасибо за огромную правду.
Жаль, что так много погибло, чтобы открыть ее, но, возможно, это был
единственный путь. Может, даже ты в своем стремлении к смерти приносишь
нам жизнь. Спасибо.
Вайнти зашипела от гнева и желания вцепиться Энги в горло, но быстро
взяла себя в руки. Сейчас на вершине ее неопределенного положения ей
приходилось многое сносить.
С этим нужно било что-то делать. Может, пойти на амбесед к Эйстаи и
поговорить с ней? Нет, это может ничего не дать, а после такого публичного
унижения ей уже не подняться. Но что тогда? Есть ли кто-нибудь, кого она
может вызвать? Да, есть одна, которая, как и она, верит, что нет ничего
важнее уничтожения устозоу. Она вышла, подозвала проходившую мимо фарги и
проинструктировала ее.

Большая часть дня прошла, но никто не появился, и постепенно гнев
Вайнти сменился полной пустотой, и она молча сидела, ни о чем не думая.
Настолько темным и мрачным было ее настроение, что она с трудом пришла в
себя и поднялась, когда наконец заметила, что рядом кто-то стоит.
- Это ты, Сталлан?
- Ты посылала за мной?
- Да. Ты не пришла навестить меня по своей воле.
- Нет. Это могли заметить и передать Малсас, а мне не нужно подобное
внимание со стороны Эйстаи.
- Я верила, что ты поможешь мне, но ты, видимо, больше ценишь свою
шкуру.
Сталлан стояла, широко расставив ноги, и уходить не собиралась.
- Нет, Вайнти, я не ценю свою шкуру. Мое дело убивать устозоу, и, когда
ты вела, я шла следом. Сейчас ты в стороне, и я жду.
Плохое настроение Вайнти немного улучшилось.
- Я не ошиблась, приняв это за намек, Сталлан? За легчайший намек, что
моя энергия нашла бы лучшее применение, устрой я резню ближайших устозоу?
Что мне не стоило затевать большую кампанию, чтобы убить одного жалкого
устозоу?
- Это твои слова, Вайнти, а не мои. Но знай, что я разделяю твое
желание разорвать горло этому устозоу.
- Но преследовать его, куда бы он ни побежал, слишком мало?
Вайнти ходила по комнате взад и вперед, извиваясь от гнева, ее когти
рвали плетеное покрытие пола.
- Я говорю это тебе, Сталлан. Возможно, наша последняя атака была
ошибкой, но, начиная ее, никто из нас не знал результата, а у всех были
честолюбивые стремления. Даже у той, что сейчас не хочет говорить со мной.
- Она повернулась и ткнула пальцем в Сталлан.
- Скажи мне, верная Сталлан, почему ты, все время избегавшая меня,
пришла сюда?
- Потери забыты. Кроме того, большинство убитых просто фарги. Сейчас
здесь говорят только о тех ийланах, которых устозоу убили в лесу, и о
мертвых самцах на берегу. На многих снимках, которые приносят птицы,
изображены устозоу. Ийланы смотрят на них, и гнев их растет. Они
удивляются, почему прекратилось их уничтожение.
Вайнти от удовольствия запела.
- Верная Сталлан, я ошибалась в тебе. Пока я пряталась в темном гневе, ты
сделала то, что приведет к концу моей ссылки. Ты напомнила им об устозоу,
показала, что они делали и делают вновь. Скоро за мной придут, Сталлан,
потому что вспомнят: уничтожение устозоу - одна из вещей, которые я делаю
хорошо. Мы совершили свои ошибки - и научились на них. Теперь это будет
спокойная, умелая резня устозоу. Как срывают с дерева плоды, чтобы
накормить животных, так мы будем срывать этих животных и будем делать это
до тех пор, пока дерево не опустеет и Гендаши не станет только ийланским.
- Я с тобой, Вайнти. Увидев первого устозоу, я сразу поняла, что кто-то
из нас должен умереть. Или они - или мы...
- Это правда. Придет день, когда череп последнего устозоу повесят на
шипы Стены Истории.
Сталлан ответила тихо, но с большой искренностью:
- Его повесят твои руки, Вайнти. Только твои.

Глава двадцать девятая

У Вайнти вошло в привычку каждый вечер перед заходом солнца приходить к
макету Гендаши. Его создатели, закончив работу, уходили, и все это
широкое, слабо освещенное пространство переходило в ее распоряжение.
Здесь она могла изучать изменения, происшедшие за день, если птицы
приносили интересные снимки.
Сейчас было лето, животные передвигались с места на место, и стаи
устозоу делали то же самое. Она видела, как они сходились вместе, затем
расходились, и так до тех пор, пока их невозможно было отличить одну от
другой. У нее не было власти, и она не могла распоряжаться полетами птиц,
поэтому безо всяких вопросов принимала любую информацию, запечатленную на
снимках.
Однажды, когда она была здесь, пришла Сталлан и принесла только что
поступившие снимки, которые хотела сравнить с другими. Вайнти нетерпеливо
схватила их и просмотрела в слабом свете уходящего дня. Хотя между ними не
было никакого договора, только Сталлан знала, что Вайнти бывает здесь в
это время дня, и в последние дни приходила сама, принося все новые данные
о движении устозоу. Таким образом, Вайнти больше, чем кто-либо в городе,
знала об этих существах, уничтожить которых она поклялась.
Когда появились новые снимки долины устозоу на юге, она изучила их
особенно внимательно и ее не удивило, когда однажды кожаные укрытия и
большие животные исчезли. Керрик не хотел ждать ее возвращения и ушел. Но
он появится снова, она была в этом уверена.
Все это долгое лето она изучала макет и ждала. Она следила за
передвижениями различных стай устозоу и видела, как одна из особо крупных
движется на восток. Когда, наконец, эта стая вышла из-под защиты гор и
достигла океана, она еще молчала и продолжала ждать. Ждала она и тогда,
когда они остановились так, что их легко можно было атаковать из моря.
Ее терпение было безгранично. Сталлан передавала ей разговоры ийлан,
встревоженных приближением этой стаи и тем, что с ней ничего не делается.
Малсас тоже слышала эти разговоры, видела снимки и должна была что-то
делать. Теперь давление оказывалось на нее, а не Вайнти, и этот факт
позволял Вайнти надеяться на скорый вызов к Эйстаи. Когда, наконец, пришли
фарги, Вайнти постаралась скрыть свое приподнятое настроение.
- Сообщение Вайнти от Эйстаи.
- Говори.
- Требуется твое присутствие на амбесед.
- Возвращайся. Я иду.
Вайнта много думала об этви моменте, высчитывая, какой интервал может
пройти между сообщением и ее появлением. Не очень большой: не стоит злить
Малсас без причины. Сначала она хотела обратиться к ней формально, но потом
отказалась от этого. Вайнти капнула несколько капель душистого масла на
ладони и натерла свой гребень, так что тот слабо засиял, а остатками
смаэала руки. Теперь можно было идти. Она вышла и пошла неторопясь, но
выбрала кратчайшую дорогу к амбесед. Там, в середине города, она кода-то
сидела как Эйстаи. Теперь она возвращалась туда, но кем? Кающимся
просителем? Нет, тодько не это, она скорее умрет, чем попросит о милости.
Она готова принять приказ на служение Альпесаку, но не больше. Это решение
было в каждом движении ее тела, когда она шла по улицам.

Амбесед теперь стала больше, приняв всех, прибывших из Инегбана и
увеличивших население города ийлан. Появление Вайнти было замечено, и все
расступились, позволяя ей пройти, но никто не взглянул на нее и не
поприветствовал. Она была здесь и вроде бы ее не было до тех пор, пока она
не поговорит с Малсас.
Группа вокруг Эйстаи освободила для нее проход, когда она приблизилась,
но никто не поднял на нее глаз. Не обращая внимания на эти полуоскорбления,
она уверенно прошла вперед и остановилась перед Малсас. Сталлан стояла
рядом с Эйстаи, и ее ладони сменили окраску, показывая, что она ее узнала.
Вайнти приветливо ответила ей, поклявшись в душе запомнить это проявление
дружбы в то время, когда все отвернулись от нее. Остановившись перед
Малсас, она молча ждала, когда та взглянет на нее.
- Я здесь, Эйстаи.
- Да, ты здесь, Вайнти. - Это была просто констатация факта, а не
приветствие или отталкивание.
Когда Вайнти замерла и выжидательно замолчала, Малсас продолжила:
- Самые смелые из северных устозоу вышли к берегу океана, где их можно
выследить и уничтожить.
- Я знаю об этом, Эйстаи.
- А знаешь ли ты, что я приказала Сталлан пойти туда и убить их?
- Это мне неизвестно. Но я знаю, что Сталлан первая и лучшая в
уничтожении устозоу.
- Мне приятно слышать это от тебя. Но Сталлан не согласна с тобой. Она
считает, что знает слишком мало, чтобы стать сари'эното в погоне за
устозоу. Ты согласна с этим?
Вопрос был задан прямо и отвечать на него надо было без ошибок. Когда
Вайнти заговорила, в ее движениях была искренность и твердость намерений.
- Сталлан - великий охотник и истребитель устозоу, и все мы учились у
нее. Что же касается ее способностей как сарн'эното, это решать не мне.
Только Эйстаи может назначить сарн'эното и Эйстаи снимет его.
Ну вот, это было сказано. Не возмущение, не попытка нажима или лести, а
простая констатация фактов. Как всегда, решение принадлежало Эйстаи. Другие
могут советовать, но решает только она.

Малсас обвела взглядом молча стоявших вокруг ийлан. Сталлан стояла
крепко, как дерево, как всегда готовая выполнить полученный приказ. Никто
из видевших ее не сказал бы, что она может согласиться с Эйстаи. Если та
скажет, что у нее мало знаний, чтобы стать сарн'эното, это будет принято
без возражений.
Малсас оглядела обеих и приняла решение.
- Устозоу должны быть уничтожены. Я - Эйстаи - назначаю Вайнти
сарн'эното, которая займется этим. Как ты хочешь достичь этого, сарн'эното?
Вайнти отогнала от себя все мысли о победе и заставила себя не выдать
ликования, переполнявшего ее душу. Вместо этого она знаком выразила
готовность повиноваться и заговорила:
- Все стаи устозоу избегают сейчас берега, где были уничтожены их
сородичи. Но одна пришла и расположилась рядом с нами. Увидев ее, я сразу
поняла, что это новая ловушка, а это значит, что нужно сделать две вещи.
Первое - избежать западни, второе - устроить западню устозоу.
- Как ты достигнешь этого?
- Мы выйдем из города двумя группами. Сталлан поведет первую, которая
двинется на север на лодках, чтобы напасть на устозоу так же, как это
делалось в прошлом. Ее группа проведет ночь на берегу перед утренней
атакой. Я поведу вторую группу на быстроходных урукето так, чтобы с берега

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:01 | Сообщение # 62
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
нас не было видно. Мы высадимся севернее устозоу и внезапно ударим по ним,
прежде чем они обнаружат наше присутствие.
Малсас сделала знак понимания и в то же время удивления.
- Это избавит нас от стаи устозоу, но как защищаться от тех, что
спрячутся от атакующих и ночью перебьют группу Сталлан, когда те будут
спать на берегу?
- Эйстаи показала мудрость в этом вопросе. Когда устозоу заметят
высаживающихся на берег фарги, они увидят только выгружаемые мясо и воду.
После наступления темноты эти запасы перенесут обратно, а вокруг поставят
наше новое ночное оружие. Когда это будет сделано, ийланы, очень искусные
в этом, перейдут на ночные лодки и, если начнется атака, лодки уйдут, а на
берегу останется только смерть.
Малсас задумалась, потом выразила свое согласие.
- Делай так, это хорошо разработанный план. Я вижу, ты много думала над
этим, Вайнти.
В этом был слабый намек на то, что Вайнти еще не может быть уверена в
своем положении, хотя ее план и принят. Но это было очень слабое
замечание, к тому же заслуженное, и Вайнти не обратила на него внимания.
Она снова сарн'эното - и это самое главное. Еще держа свое настроение под
контролем, она заговорила так спокойно, как только могла.
- Есть еще кое-что, о чем я хотела сказать тебе. Когда мы разрабатывали
ночное оружие, выяснилось, что только немногие ийланы могут работать в
ночной темноте, даже со светом. Это те специалисты, которые освободят
оружие, а затем сядут в лодки. Остальные фарги останутся на берегу и, если
начнется атака, весьма вероятно, что все они будут убиты.
- Это плохо, - сказала Малсас. - Уже и так убито слишком много фарги.
- Я знаю это, Эйстаи, да и все знают. Поэтому я хочу, чтобы фарги не
подвергались больше опасности, и предлагаю заменить их Дочерьми Смерти.
Пусть эти паразиты, пожирающие запасы нашего города, принесут ему какую-то
пользу.
Малсас высоко оценила это предложение, и на ее ладонях выступили пятна
удовольствия.
- Ты - настоящая сарн'эното, Вайнти. Сделай так, сделай немедленно.
- Подготовка и погрузка запасов займут весь день. Обе группы выступают
на рассвете.
Времени было мало, но Вайнти планировала этот штурм не один день.
Торопливые приготовления были проведены со свойственным ийланам размахом,
и только Энги восприняла это не так, как все. Она настаивала на разговоре
с Вайнти и была очень удивлена, когда просьбу ее тут же удовлетворили.
- Что значат отданные тобой приказы, Вайнти? Что ты хочешь сделать с
Дочерьми Жизни?
- Я - сарн'эното, и поэтому обращайтесь ко мне как положено.
Энги отпрянула, но тут же поняла, что личная гордость сейчас не главное.
- От нижайшей к высочайшей,- поспешила она. Пожалуйста, скажи мне о
сущности твоих приказов.
- Ты и твои подруги отправляетесь на север на лодках. От вас не требуется
носить оружие или убивать, нам нужна только ваша работа на благо города.
- Тут кроется больше, чем ты говоришь. Ты не раскрываешь мне всех своих
планов.
- Нет, не раскрываю. И не буду. Вы едите запасы Альпесака и живете под
защитой тех, кто готов умереть за него. Когда ваша помощь понадобится, вы
сделаете так, как вам прикажут.
- Тут кроется что-то плохое, и мне это не нравится. А если мы откажемся?
- Вы все равно отправитесь туда. Если потребуется, вас свяжут, но вы
пойдете. А сейчас оставь меня. Уходи, мне нужно многое сделать.
Холодность Вайнти и равнодушие к их решению убедили Энги, что Дочерей
действительно свяжут и погрузят на лодки, если они не сделают, как им
прикажут. С первыми лучами зари Дочери Жизни уже работали на загрузке
лодок, а затем без сопротивления сели в них.
Вайнти проверяла, все ли ночные защитники на месте, когда ее заставило
отвлечься появление Сталлан, принесшей пачку снимков.
- Это увеличенные снимки, которые ты просила, сарн'эното.
- Ты уже просмотрела их? Он с этой стаей?
Движения Сталлан были двусмысленны.
- Здесь есть одно существо, которое может быть им, но они все в мехах и
все кажутся мне одинаковыми.
Вайнти взяла снимки и начала быстро просматривать их, бросая один за
другим на землю, пока не нашла то, что искала. Она с триумфом подняла
снимок.
- Это несомненно Керрик! Как ты и говорила, у него вырос мех, но в этом
лице ошибиться невозможно. Он там, на берету, и он не уйдет. Ты знаешь,
что нужно делать?
- Да. Это хороший план. - Сказав это, Сталлан позволила себе одну из
редких демонстраций хорошего настроения. - Очень удачно разработанный
план. Впервые я приветствую атаку устозоу.
Закончив погрузку, Сталлан повела лодки на север. Хотя они сделали все,
как наметили, весь день плыли на север, достигли берега, выгрузили и
подготовили ловушку, все это не потребовалось. В последнем свете дня среди
бурунов показался урукето, сопровождаемый энтисенатами, и какой-то ийлан с
вершины плавника принялся передавать сигналы. Сталлан приказала одной из
ночных лодок доставить себя туда. Когда они подплыли ближе, ийлан сказал:
- Я говорю от имени Вайнти. Она приказывает тебе утром возвращаться
в Альпесак, захвати всех с собой. Атака не состоится.
Этого Сталлан не ожидала. Приняв вопросительную позу, она с тревогой
смотрела на посланца.
- Дело в том, - сказал ийлан, - что устозоу ушли в глубь суши так
быстро, как только могли. Здесь нет никого, кого мы могли бы уничтожить.

Глава тридцатая

Только после полудня рептор улетел на юг. Огромная птица убила утром
кролика, а затем, держа добычу в когтях, поднялась на вершину высокого
мертвого дерева. Усевшись там, она разорвала зверька и съела его. Темная
шишка на ее ноге была ясно видна тем, кто следил за ней из палаток внизу.
Рептор посидел, почистил изогнутым клювом перья и наконец взлетел.
Набрав все расширяющимися кругами высоту, он повернулся и улетел на юг.
Одан из мальчиков, которому приказали следить за птицей, тут же побежал
известить Керриха, который, прикрыв глаза, взглянул на небо и увидел белое
пятно, исчезающее вдали.
- Херилак, она улетела, - сказал он.
Большой охотник с руками по локоть в крови повернулся от туши оленя,
которую разделывал.
- Там могут быть другие.
- Да, могут, в этом никогда нельзя быть уверенным до конца. Но эта
стая морских птиц улетела, и мальчики говорили, что других крупных птиц не
видно.
- Что же нам делать, маргалус?
- Уходить сейчас же и не ждать темноты. Мы уже запаслись пищей и ничего
не выиграем, оставшись здесь на ночь.
- Согласен. Мы уходим.
Внутри палаток все их содержимое было уже увязано и подготовлено к
отходу. Когда сняли палатки, мастодонтов запрягли в волокуши и быстро
загрузили их. Всем не терпелось покинуть опасный берег и уйти в спокойные
горы. Уходя, охотники оглядывались назад, но берег был пуст, как и небо.
Костры еще дымились на берегу, и полуразделанная туша оленя висела на
раме, но саммад ушли.
Они шли до темноты, потом остановились поесть жареного мяса и двинулись
дальше. Марш продолжался всю ночь с короткими оставовками для отдыха
животных. На рассвете они были среди поросших лесом холмов, далеко от пути,
которым шли на восток, к берету. Мастодонтов освободили от груза и пустили
пастись, пока усталые охотники спали под деревьями.
Когда Армун открыла глаза, лучи света, пробивающиеся между деревьями,
подсказали ей, что полдень уже прошел.
Голодный младенец кричал, беспокоя ее. Она села, прижавшись спиной к
стволу дерева, и дала ему грудь. Керрик недолго спал рядом с ними: она
увидела, что он разговаривает на поляне с саммадарами. Лицо его было
серьезно, когда он устало пошел обратно, но взглянув на Армун, он
улыбнулся. Она улыбнулась в ответ и, когда он сел рядом, взяла его за руку.
- Мы скоро уйдем, - сказал он и отвернулся, увидев, как улыбка сходит с
ее губ. Ее рука сильно сжала его руку.
- Это обязательно?! - сказала она, и ее слова были полуутверждением,
полувопросом.
- Ты знаешь, что я должен так поступить. Это мой план и я не могу
позволить, чтобы другие штурмовали город, а я стоял в стороне.
- Ты покидаешь меня... - хрипло сказала она, и в словах ее зазвучала вся
боль одинокой жизни. - Ты все, что у меня есть.
- Ты ошибаешься, сейчас у тебя есть еще и Арнвит, и ты будешь беречь
его, пока я не вернусь. Я, да и все мы, делаем это только ради
безопасности саммад, которая невозможна, пока мургу будут охотиться на
нас. Только после их смерти мы можем жить в мире, как прежде. Отправляйся
вместе с саммад на луга у изгиба реки, и прежде, чем придет зима, мы
присоединимся к вам.
- Скажи, что ты вернешься ко мне...
Она опустила голову, и густые волосы закрыли его лицо, как тогда, когда
он впервые увидел ее. Ребенок сосал и причмокивал, глядя на него круглыми
голубыми глазами. Керрик протянул руку, мягко взял Армун за подбородок и
поднял ее голову. Отбросив в сторону волосы, он ласково провел по ее лицу
пальцами, задерживаясь на раздвоенных губах.
- Как и ты, я жил одиноко, - сказал он тихо, так, чтобы слышала только
она, - все это в прошлом. Когда я вернусь, мы никогда больше не разлучимся.
Это я тебе обещаю.
Ласка Керрика обезоружила Армун, она знала, что он действительно
испытывает то, о чем говорит, и может смотреть на ее лицо без смеха. Слезы
хлынули из ее глаз, и она смогла только согласно кивнуть, когда он поднялся
и ушел. Взглянув на ребенка, она подняла его и уложила спать, стараясь не
поднимать глаз, потому что знала - охотники уходят.

Херилак вел их через холмы, все время держась в тени деревьев. Он шел
быстро и ровно, и остальные следовали за ним.
Они шли без остановок, пока не стемнело настолько, что невозможно стало
различать дорогу. К тому же все уже шатались от усталости. Херилак объявил
остановку и положил свой ранец на землю. Остальные, довольно ворча,
сделали то же самое. Керрик подошел и сел рядом с Херилаком. Они ели
молча. Тем временем сумерки сгустились и на небе появились звезды.
Прокричала сова.
- Неужели они уже выследили нас? Может, эта сова говорит другим птицам,
что мы здесь? - с интересом спросил Херилак.
- Нет. Это просто сова. Птицы, которые выслеживают нас, говорят только
с мургу, а не друг с другом. Рептор, который видел нас вчера, еще не
вернулся в Альпесак, поэтому мургу еще верят, что мы стоим лагерем на
берегу. Когда они обнаружат, что мы ушли, пошлют других птиц искать нас, мы
должны быть далеко. Они будут искать саммад и их путь, но мургу не
подумаются заглянуть сюда. Опасность будет поджидать нас только, когда мы
пойдем к городу.
- Значит, это должно быть как можно позднее...
- Да, когда будет слишком поздно для них.
"Храбрые слова, - подумал Керрик и криво улыбнулся в темноте. Сможет ли
эта маленькая группа охотников действительно уничтожить могучий город? Это
казалось невозможным. Сколько их тут? Не больше трех дюжин. Правда, они
вооружены хесотсанами, но тоже самое есть и иийлан. Хесотсаны, копья и
стрелы против могущественной расы, населяющей мир с начала времен". Эта
невозможность покрыла его мысли мраком более черным, чем окружающая ночь.
Как же этого достичь?
Едва появились эти мысли, пальцы Керрика нашли деревянный ящичек,
который он принес из долины. Внутри ящичка лежали камни, в которых был
заключен огонь. С этим это можно сделать, и они сделают это. С твердым
решением, захватившим его так же. крепко, как он сжимал ящичек, Керрик лег
и уснул.

- Вернулись первые птицы, которых мы отправляли, - сказала Вайнти. -
Снимки изучены, и мы думаем, что стая устозоу ушла к этим горам, лежащим к
северу.
- Ты уверена? - спросила Малсас.
- С этими устозоу никогда нельзя быть твердо уверенным, потому что все
они похожи друг на друга. Но мы знаем, что на берегу их больше нет и ни
одна из стай не идет на юг.
Сталлан молча стояла позади Вайнти и слушала разговор.
Действительно, на берегу не было найдено ни одной стаи, но это еще
ничего не значило. Во всем этом было что-то зловещее.
Это ей подсказывал охотничий инстинкт, но она не знала, что вызвало это

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:02 | Сообщение # 63
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
чувство. Малсас, хоть и не была охотницей, неосознанно разделяла ее
тревогу.
- Я не понимаю этого. Зачем эти животные совершили такой долгий марш на
берег и почти сразу же ушли обратно?
Вайнти неуверенно шевельнулась.
- Они запасли пищу на зиму и ловили рыбу.
- У них было мало времени для охоты, - сказала Сталлан.
- Вот именно, - согласилась Малсас. - Что же тогда двигало ими? Ты,
Вайнти, долго держала у себя одного из них и должна знать это.
- Они хитры и могут быть очень опасны. Мы не должны забывать, как они
убили самцов на берегу.
- Твой усгозоу сбежал, не так ли? - спросила Малсас. - Он с этой стаей на
берегу?
Вайнти ответила спокойно, как только могла:
- Я верю в это. Он один из опаснейших, потому что кроме звериной
хитрости кое-чему научился у ийлан.
Видимо, Малсас следила за ней и знала о ее интересе к увеличенным
снимкам. Этого и следовало ожидать: она сама поступила бы так же.
- Это существо должно быть уничтожено, а его шкура должна быть повешена
на Стене Истории.
- Мы хотим того же, Эйстаи.
- Что же ты планируешь сделать?
- Я думаю, что гораздо важнее убить всех устозоу и тогда цель будет
достигнута сама собой. Когда умрут все, будет мертв и он.
- Это мудрый план. Как ты его собираешься выполнить?
- С разрешения Эйстаи, я начну трумал, который полностью покончит с
устозоу.
Малсас в одном движении выразила свое одобрение и сомнение. Как и все
ийланы, в годы своей юности она принимала участие в трумал в океане; когда
различные эфенбуру объединялись вместе и сообща нападали на какой-нибудь
один объект.
- Я понимаю твои сомневня, Эйстаи, но это необходимо.
Нужно будет доставить из городов Энгобана новые фарги, урукето и оружие,
а когда кончится весна, мы двинемся на север и убьем их всех. Прежде чем
кончится лето, мы достигнем гор и повернем к теплому морю. Запасов, которые
мы возьмем с собой, хватит на всю зиму. Когда же придет следующая весна, мы
ударим к западу от гор, и к зиме этот вид устозоу перестанет существовать.
Не оставется ни одной пары, которая могла бы размножаться где-нибудь в
укромном месте. Вот что должно быть сделано.
Малсас выслушала ее, но все еще сомневалась в возможности такого
великолепного плана. Реально ли все это? Можно ли истребить их всех?
- Они все должны быть убиты, - сказала она наконец, отвечая на
собственный вопрос. Но можно ли достичь этого уже следующим летом? Не
лучше ли посылать небольшие отряды для уничтожения обнаруженных стай?
- Они будут прятаться и уходить на север в холодные зимы, куда мы не
можем за ними последовать. Думаю, нужно делать так, как я сказала.
Вооруженные фарги пройдут по всей стране, и угроза с севера исчезнет.
- Что скажешь ты, Огаллан? - обратилась Малсас к молчаливой охотнице. -
Ты наш лучший истребитель устозоу. Принимаешь ли ты план Вайнти?
Сталлаи взглянула на огромный макет и привела в порядок свои мысли,
чтобы высказать их четко и ясно.
- Если здесь будет трумал - устозоу умрут.
Все малча ждали, пока Малсас взвешивала сказанное. Когда она, наконец,
заговорила, это был приказ:
- Начинай трумал, сарн'эното, и уничтожь устозоу.

Глава тридцать первая

- О, снова работающая, прости вмешательство малозначащей, - сказала
Крунат, неуверенно приближаясь к Вайнти.
Вайнти стояла перед макетом Гендаши, задумчивая и сосредоточенная. Все
ее мысли занимала будущая кампания.
Мельком взглянув на пришельца, она автоматически ответила на
приветствие. Они встречались и прежде, когда Круват работала над проектом
расширения города. Она была в числе помощников Сокайн, делавших эту
модель, и, кроме того, помогала в планировании. Сейчас она стояла перед
Вайнти покорная, как нижайшая фарги. Вайнти с трудом оторвалась от плана
кампании и заставила себя говорить приветливо, хотя и была раздражеяа
вторжением.
- Для меня честь говорить с Круват. Чем я могу помочь тебе?
Крунат перебирала в руках снимки, каждым движением тела выражая
смирение.
- Прежде всего, спасибо за наведенный порядок, Вайнти, и за развитие
технологии снимков. Это было очень важно для планирования и расширения
города. Моя благодардость безгранична.
Вайнти сделала легкое движение, принимая благодарность и не желая
показывать растущее нетерпение. Тем временем Крунат продолжала:
- К северу от Альпесака растут сосновые леса, но почва там бедная и
песчаная. Я изучаю возможность расширения каналов, несущих туда воду, и
создания купальных полян для некоторых крупных мясных животных. Поэтому у
меня есть много снимков, сделанных на этой территории, но все они, за
исключением одного, не представляют для тебя интереса. Возможно, он тоже не
много стоит, во мы интересовались местными жизненными фермами и
возможностями их использования, поэтому я сделала увеличение...
Раздражение Вайнти было так велико, что она старалась не говорить, но
часть ее чувств прорвалась наружу, когда она грубо вырвала снимки из
пальцев Крунат. Та раболепно отступила назад. Одного взгляда хватило,
чтобы полностью изменить поведение Вайнти.
- Хорошо, Крунат, - тепло сказала она, - ты правильно поступила,
принеся их мне. Ты можешь показать на макете место, где были сделаны эти
снимки?
Когда Крунат повернулась к макету, Вайнти еще раз изучила снимки.
Несомненно, на нем был устозоу, несущий в лапах палку с каменным
наконечником. Эта идиотка наткнулась на что-то важное.
- Вот здесь, Вайнти, недалеко от этого места.
Так близко?! Это были всего лишь устозоу, животные, но их присутствие
так близко настораживало. Даже тревожило.
Где есть один, могут быть и другие. Когда-то эти существа убили ийлан
возле города. Вайнти подозвала фарги.
- Позови сюда Сталлан. А теперь, мудрая Крунат, в благодарю тебя от
имени Альпесака.
Сталлан не меньше Вайнти заинтересовалась снимком.
- Он один?
- Да. Я просмотрела все, прежде чем Крунат забрала их.
- Снимок по крайней мере двухнедельной давности, - сказала Сталлан и
указала на макет. - Если устозоу еще движется на юг, он должен быть сейчас
в этом месте. Что прикажешь, сарн'эното?
- Удвоить охрану вокруг города и проверить все системы тревоги. А
сейчас скажи, на что похожа эта территория?
Сталлан показала на макете участок, поросший кустами.
- В этом месте колючие кусты очень густы и почти непроходимы, если не
двигаться по звериным тропам. Я хорошо знаю эти тропы. Прикажи отправить в
полет лучших сов, и пусть они найдут устозоу. Когда они определят их
положение, я возьму лучших охотников и устрою ловушку.
- Хорошо. - Гребень Вайнти распрямился и дрожал. - Думаю, что Керрик с
ними. Только он мог отважиться так близко подойти к Альпесаку и привести с
собой других устозоу. Убей его для меня, Сталлан, и принеси сюда его
шкуру. Мы приколем ее колючками на Стену Истории.
- Твои желания - это мои желания, Вайнти. Я хочу его смерти, так же как
и ты.

- Это последнее копченое мясо, - сказал Керрик, веточкой счищая с него
личинки. - У некоторых охотников есть еще Эккотаз, правда немного.
Херилак сжевал свой жесткий кусок мяса вместе с личинками.
- Мы уходим, - сказал Херилак, поднимаясь на ноги и забрасывая лук
через плечо.
Керрик сделал знак ближайшему охотнику, и тот передал приказ дальше.
Марш начался снова, как обычно, с Херилаком во главе. Они шли за ним по
покрытой кустами равнине, а затем вдоль края болота, где летали тучи
насекомых. Выход из болота пролегал через долину между низкими холмами.
Херилак замедлил шаг, раздувая ноздри, потом скомандовал остановку. Когда
приказ был выполнен, он подошел к Керрику и сед рядом с ним в тени ивы у
кромки воды.
- Ты видел птиц впереди? Они кружатся над деревьями и улетают, так и не
сев на них.
- Нет, Херилак, я ничего не заметил.
- В лесу ты должен замечать все, если хочешь остаться в живых. А что ты
чуешь?
- Болото. - Керрик улыбнулся, но лицо Херилака оставалось мрачным.
- А я чую мурту. Не оборачивайся и не смотри.
Керрик почувствовал, как его сердце неистово заколотилось, и с трудом
сдержался, чтобы не повернуть голову.
- Ты уверен?
- Никаких сомнений.
- Что будем делать?
- Убьем их прежде, чем они убьют нас. Оставайся здесь, пока я не пришлю
гонца, потом медленно иди к долине. И держи наготове смертоносную палку.
- Я пойду туда один?
- Нет. С тобой пойдут саску. Все охотники пойдут со мной: они знают, как
подкрадываться к добыче.
Херилак тихо скользнул обратно вдоль тропы, быстро перекинулся
несколькими словами с сидящими охотниками, и они исчезли среди деревьев.
Вскоре появился Саноне, ведя своих вооруженных копьями саску.
- Что случилось? - спросил он. - Херилак сделал нам знак идти вперед и
назвал твое имя.
- Мы идем дальше по тропе, но в кусты не входим, - ответил Керрик и,
понизив голос, объяснил Саноне, что произошло. Мандуктос это не обрадовало.
- Значит, мы будем приманкой в западне? И когда нас убьют, их смерть
будет местью за нас?
- Думаю, мы вполне можем доверять Херилаку. Он не впервые подкрадывается
к добыче.
Они молча ждали, посматривая на темную стену джунглей, скрывавшую
неведомую опасность. Вон там что-то шевельнулось, Керрик вынул хесотсан,
но тут же узнал одного из охотников Херилака. Охотник махнул им рукой и
снова исчез среди деревьев.
Керрик двинулся к долине, стараясь не обращать винмания на страх,
охвативший всех. Темная долина выглядела угрожающе, там могла скрываться
целая армия ийлан. Оружие поднято, вот они целятся, готовясь стрелять...
Он медленно делал шаг за шагом, так сильно сжимая хесотсан, что тот
извивался в его руках.
А потом впереди донесся пронзительный крик боли, затем еще один, и тут же
раздались резкие щелчки из хесотсанов. Керрик заколебался: идти ли им
вперед? Что происходит в долине? Он знаком приказал сасху залечь в укрытки
и держать оружие наготове. Вскоре они услышали треск ломающихся кустов и
приближающиеся шаги. Керрик поднял оружие, и тут из-за кустов выскочила
темная фигура.
Ийлан.
Керрнк прицелился и выстрелил, но кусты отклонили дротик, и он пролетел
мимо. Ийлан повернулся и посмотрел на него.
Время остановилось. Взглянув в лицо, Керрик узнал его, а по глазам
понял, что и она узнала тоже.
Мгновение неподвижности кончилось, когда копье одного из саску ударило в
дерево с марганом. Ийлан бросился в сторону и исчез среди деревьев, прежде
чем Керрик успел прицелиться и выстрелить.
- Сталлан! - закричал он. - Это Сталлан!
Он бросился было за ней, слыша как саску бегут следом, но скоро
остановился, увидев впереди сплошную стену густых кустов. Керрик повернул
обратно на звериную тропу и встретился глазами с бегущим Хералаком. Тот
был мокрым от пота, но улыбался и победно потрясал копьем.
- Глупые мургу! Мы подобрались к ним сзади. Они лежали в укрытии и
ничего не замечали, пока мы не бросились на них. Мы убили их всех.
- Кроме одной. Главной охотницы Сталлан.
- Это неважно. Они знают, что мы здесь, но мало что могут сделать, а мы
предупреждены и в другой раз не подойдем к ним так близко.
- Что же теперь делать?
- Собрать их смертоносные палки и вдти вперед. Битва за город началась.

Глава тридцать вторая

Вайнти обсуждала с Малсас детали будущего трумал, когда послышались
резкие звуки тревоги. Ийланы, повернувшиеся, чтобы посмотреть, что
случилось, были грубо отброшены в сторону Сталлан, которая пробиралась к
Эйстаи. Когда она приблизилась, причина ее возбуждения была ясна: ее кожа
была поцарапана и измазана грязью, из некоторых царапин еще сочилась кровь.
Она шла, пока не оказалась перед Малсас, а затем резко упала на колени. Это
было удивитеяьно само по себе, ведь до сих пор ее видели только прямой и
гордой. Все молча ждали, что она скажет.
- Несчастье, Эйстаи. Все погибли. Я единственная вернулась.
- Я не понимаю. Как погибли?
Сталлан подняла голову и от гнева спина ее распрямилась.
- Я сидела в засаде. Мы должны были убить устозоу, когда они подойдут

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:02 | Сообщение # 64
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
ближе. Но они - животные, и мне следовало бы помнить об этом. Они подошли
сзади, и мы даже не почувствовали этого. Все охотники и фарги убиты, а я
бежала. Останься я там - погибла бы тоже, и вы не знали бы, что случилось.
Я рассказала вам об этом, а теперь готова умереть. Достаточно одного твоего
слова, Эйстаи!.
- Нет! - гневно и требовательно крикнула Вайнти, отметая эту
возможность. Сталлан тревожно уставилась на нее, просьба о смерти была на
мгновение забыта. Даже Малсас была просто удивлена этим вмешательством.
Вайнти быстро заговорила, не дожидаясь, пока удивление перейдет в гнев.
- Я не хотела оскорбить тебя, Эйстаи, и сказала это только, чтобы
сохранить жизнь Сталлан. Не приказывай ей умереть. Она верна городу, и
город должен быть верен ей... Я приказала ей взять охотниц и устроить
устозоу западню. Если в этом кто-то и повинен, то только я. Нам нужен
храбрый боец, а смерть охотниц не ее вина. Мы воюем с устозоу... Я знаю,
что говорю бессвязно, и жду твоего решения.
Вайнти стояла, опустив голову. Она пошла на огромный риск, говоря так,
и за свою дерзость могла поплатиться жизнью. Но Сталлан была слишком
ценна, чтобы терять ее сейчас.
Она оказалась единственным ийланом, приветствовавшим одинокого
изгнанника, каким еще недавно была Вайнти.
Малсас смотрела на две фигуры, склонившиеся перед ней, и думала о том,
что они говорили. В наступившей тишине был слышен только шорох ног ийлан,
которые пытались протиснуться поближе. И пора было принимать решение.
- Ты говорила грубо, Вайнти, и в любое другое время я наказала бы тебя
смертью. Но я предвижу слишком много других смертей и хочу сохранить твою
жизнь для защиты Альпесака. Сталлан тоже будет жить. А сейчас расскажи мне
о значении этих событий.
- Прежде всего, спасибо, Эйстаи. Подобно Сталлан, я живу только для
блага Альпесака. Значение этих событий ясно, так же как и всех прошлых.
Вооруженные и опасные силы устозоу идут на Альпесак, и их нужно
остановить. Значение визита этих существ на берег моря тоже понятно. Это
было сделано, чтобы отвлечь нас. Вернувшись в горы, они разделились, и
одна группа дикарей двинулась на юг. Узнав об их присутствии, я послала
охотниц атаковать их, однако они потерпели поражение. Это должно быть
нашим последним поражением, или наш город погибнет.
Малсас удивилась.
- Какой вред могут причинить Альпесаку эти зверьки?
- Не знаю, но боюсь. Мой страх вызван решительностью их продвижения и
мощью их атак. Нужно проверить нашу защиту.
- Да, это нужно сделать, - Малсас повернулась к Сталлан. - Теперь я
понимаю, почему Вайнти рискнула жизнью ради тебя. Ведь это ты
проектировала защиту нашего города, верно?
- Да, Эйстаи.
- Тогда усиль ее. От имени Эйстаи требуй все, что необходимо.
Безопасность города в твоих руках.
- И я не позволю ей ослабнуть, Эйстаи. С твоего позволения я пойду
проверять охрану...
После ее ухода Малсас огляделась по сторонам.
- Так трудно понять все происходящее на этой новой земле. Здесь все не
так, как в Энтобане. Порядок нарушается здесь устозоу, убивающими ийлан.
Когда это кончится, Вайнти? Ты знаешь это?
- Я знаю только, что мы будем сражаться с этими существами. И должны
победить. - Говоря это, Вайнти изо всех сил старалась не выдать своих
сомнений, и все же они были отчетливо видны в каждом ее движении.

Херилак поднял руку, когда из леса впереди донесся пронзительный крик.
Охотники остановились, а затем в страхе огляделись, когда эхо повторило
крик. Почва под их ногами тяжело сотрясалась.
- Ты знаешь, что это? - спросил Херилак.
- Думаю, что да, - ответил Керрик. - Теперь нужно двигаться медленно,
потому что впереди могут быть поля для разведения животных.
Деревья впереди росли близко друг к другу, и тропа, по которой они шли,
была очень узкой. Крик из-за деревьев повторился, еще более пронзительный,
и Керрик поднял руку.
- Стойте! Видите эти лозы впереди, которые пересекают тропу?
Постарайтесь, чтобы они не вцепились в вас. Мы сейчас на самой дальней
окраине города, и нужно быть особо осмотрительными.
Охотники осторожно двинулись вперед, внимательно осматривая все по
сторонам. У опушки леса они остановились и со страхом взглянули на
представшее перед ними зрелище.
Два огромных существа, каждое больше самого большого мастодонта,
кружили друг перед другом в высокой траве, а третье наблюдало за ними со
стороны. Морщинистые шкуры зверей были желтовато-коричневыми, огромные
головы украшали рога, а спины были покрыты кроваво-красными костяными
пластинами. Одно из животных сделало выпад и щелкнуло клювом.
Противник отпрянул в сторожу и взмахнул хвостом, который ударился о
землю, едва не задев первое существо.
- Руутса, - сказал Керрик. - У них брачный период, и они сражаются за
самку, которая пасётся в стороне. Я вспомнил это поле и теперь знаю, где
мы!
Он утоптал ногами землю, затем наклонился и острием своего ножа провел
линию.
- Смотри, Херилак, как выглядит этот город. У них есть его макет,
который я долго изучал, и потому хорошо помню его устройство даже сейчас.
Море находится здесь, берег рождений здесь, за ними идет стена. А вот тут
амбесед, большая пустая площадь, где все они собираются.
Херилак внимательно следил, как Керрик рисовал город и поля вокруг него.
- Поля окружают город по кругу, со всех сторон.
Херилак смотрел на рисунок, задумчиво пощипывая бороду.
- Ты уверен, что мы именно здесь? Прошло много времени с тех пор, как
ты покинул город, они могли изменить поля и увести животных в другое место.
- Это невозможно. То, что у них есть, никогда не меняется, а то, что
они сделали на одном месте, никогда не будет перенесено на другое место.
- Я верю тебе потому, что ты единственный, кто хорошо знает мургу.
Их прервал крик боли и, повернувшись, они увидели, что один из саску
зашатался и тяжело рухнул на землю. Они бросились на помощь, и Херилак
потянулся сорвать колючую лиану с его руки, но Керрик остановил его.
- Не трогай его или тоже умрешь. Ему ничем не поможешь: яд уже попал в
его тело.
Тело саску изгибалось от боли дугой, на губах выступила пена, смешанная
с кровью из прокушенного языка. Он был парализован, потерял сознание и
вскоре умер.

- Если не хотите подовой смерти, - сказал Керрик, - не позволяйте
ничему прикасаться к вам, пока мы не пройдем поля. Смотрите, куда идете, и
не отодвигайте в сторону никаких растений. Некоторые просто схватят вас, а
другие, как вы только что видели - убьют.
- И весь город похож на это? - спросил Херилак.
- Нет, только внешняя граница. Это держит на расстоянии животных... и
тану. Когда мы пройдем этот барьер, единственной опасностью останется
вооруженная охрана. Они прячутся за стенами, и заметить их будет очень
трудно.
- Но ночью они должны спать, - сказал Херилак.
- Они, да, но здесь могут быть ночные защитники, которые поднимут
тревогу. Мы найдем их позиции и пройдем мимо незамеченными.
- Какой у тебя план?
Керрик вернулся к рисунку на земле и указал на внешний круг.
- Мы должны пройти через эти поля. Большинство из их обитателей
травоядны, подобно руутсе, и не нападают, если их не трогать.
Он поднял голову и понюхал воздух.
- Ветер с запада, поэтому нужно обогнуть это место так, чтобы он дул
нам в спину. Сразу за полями начинаются деревья города. Они растут близко,
и, если мы подожжем их, ничто не остановит огня.
- А можно ли там найти сухое дерево? - спросил Херилак.
- Сомневаюсь.
- Тогда нужно поискать его сейчас и взять с собой.
- Подождем, пока не дойдем до полей к западу от города.
Потом соберем дрова и все будет готово. А барьер нужно пересекать до
захода солнца, когда все ийланы, кроме охранных постов, вернутся в город и
нас никто не заметит. Мы минуем охрану и дойдем до первых деревьев города
уже в темноте. И тогда зажжем огонь.
Когда охотники двинулись в обход, все три руутся спокойно паслись,
забыв о недавнем сражении.
Было уже далеко за полдень, котда они обошли внешние поля. Им
приходилось идти через рощи деревьев и густые, спутанные заросли кустов.
Когда они подошли к лениво текущему ручью, Керрик скомандовал остановку, а
затем передал, чтобы все собрались вместе. В центре потока вода была
чистой, и они зашли в нее, чтобы напиться. Когда все утолили жажду, Керрик
объяснил, что нужно делать. Все слушали с мрачным вниманием. Теперь их
ждала победа или смерть.
Всех настолько захватила речь Керрика, что никто не заметил, как небо
затянуло тучами.
Взглянув на небо, Херилак нахмурился...
- Если пойдет дождь - город не загорится.
- Сухой сезон еще не кончился, - сказал Керрик с уверенностью, которой
не чувствовал. Он не подумал о том, что они будут делать, если пойдет
дождь.
Боязливо поглядывая на небо, все разошлись на поиски сухих дров.
- Мы не должны ждать до вечера, - сказал Херилак. - Нужно зажечь огонь до
дождя.
- Здесь могут быть мургу, и нас заметят.
- Придется рискнуть. Пока другие ищут дрова, помоги мне проложить
дорогу через колючий барьер.
Они отломили от дерева толстые сучья и придавили ими к земле
отравленные лозы. Херилак примял ветки ногами и первым пересек барьер,
знаками подозвав к себе остальных охотников.
Дождавшись, пока соберутся все, охотники осторожно двинулись вперед во
главе с Керриком.
После долгого перерыва он вернулся в Альпесак. Впереди уже громыхало, и
когда первые капли дождя упали на его плечи, Керрик перешел на бег.

Глава тридцать третья

Ребенок, висевший на спине Армун, проснулся и закричал, промокнув к
замерзнув под дождем. Стоя на коленях на земле, она и сама промокла
насквозь, а руки и ноги ее были измазаны грязью, когда роя землю острой
палкой, она искала в ней съедобные корни.
Небо на мгновение осветила молния, и от ударившего сейчас же
грома у нее заложило уши. Эрманпадар рассердился на что-то, и нужно
было возвращаться в палатку. Ребенок захныкал еще громче, когда она
схватила корзину с кореньями и поднялась на ноги.
Уловив над собой какое-то движение, женщина подняла голову и увидела
птицу, бесшумно парящую в воздухе. Армун разглядела черную шишку на ее
лапе и в страхе бросилась бежать. Гром, молния и птица, говорящая мургу,
где находятся тану - это было слишком много для нее. Задыхаясь от страха,
она нырнула в спасительную палатку.

Леденящая догадка заставила ее остановиться. Устозоу в городе?! Это
было невозможно! Помощница прошла мимо, и в следующую секунду с поля
донеслись резкие щелчки хесотсанов.
Фарги падали одна за другой. Помощница с грохотом бросила связку
колышков, и тут же дротик вонзился ей в бок.
Крунат в панике повернулась и бросилась бежать обратно, под защиту
деревьев. Она хорошо знала город и знала, что поблизости есть пост охраны.
Нужно их предупредить.
Вайнти смотрела на макет Альпесака, когда фарги принесли ей известие,
что в гавань входит урукето. Резким движением руки она отпустила посланца,
но ход мыслей был нарушен.
Взгляд на макет города не помогал. Защита была прочной, к тому же
Сталлан еще больше усилила ее, и Вайнти не могла найти ни одного слабого
места, где устозоу могли бы причинить какой-нибудь вред. Разве что убьют
несколько мясных животных. Стоя здесь, она только напрасно раздражала себя.
Нужно пойти встретить урукето и посмотреть, что за груз он привез.
Скоро должны прибыть фарги из Энтобана и хесотсаны увеличенной мощности.
Ее армия будет сильна и покончит с устозоу.

Крунат шла по пыльной тропинке вслед за группой фарги, а ее помощница
плелась сзади, неся связку деревянных колышков. Каждая из фарги несла
молодое фруктовое дерево из теплицы, корни которых были готовы к посадке.
На этот раз Крунат шла с рабочим отрядом сама, чтобы иметь полную
уверенность, что деревья будут размещены там, где надо. Некоторые ийланы в
этом городе были такими же глупыми, как фарги, забывали инструкции и
небрежно выполняли самую простую работу. Она обнаружила многочисленные поля

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:02 | Сообщение # 65
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
и плантации, вообще не нанесенные на макет, и должна была провести
корректировку. Но не сейчас. Сегодня нужно расставить свои метки и
убедиться, что деревья посажены, где следует. Крунат одним взгладом
взглянула на темнеющее небо. Кажется, будет дождь. Что ж, это пойдет на
пользу молодым деревьям.
Изгиб тропы привел ее к краю зеленого поля. Навстречу по заросшему
травой пространству двигалась цепочка фарги.
Это была первая мысль Крунат, но она тут же отметила, что что-то
неладно. Они были слишком худощавы и высоки. И их покрывал мех.

- Одна из них убежала! - крикнул Херилак, бросаясь в погоню.
- Нет времени! - остановил его Керрик. - Нам незачем идти дальше. Нужно
разводить огонь, пока не пошел дождь.
Он побежал, широко раскрыв рот, и охотники бросились за ним следом. Эти
деревья вполне подойдут. Сзади щелкнул хесотсан, но Керрик уже не
оглядывался. Он опустился на землю под высоким дубом, отбросил свое оружие
и вытащил из сумки свой деревянный ящик.
- Они знают, что мы здесь, - задыхаясь, сказал Херилак. - Мы убили
несколько мургу и отошли за деревья.
- Давай мне ветки, - приказал Керрик, заставляя себя двигаться
спокойно. Опустившись на колени, он достал из ящичка огненные камни. Когда
он достал щепотку сухих опилок, резкий порыв ветра едва не выбил из его
рук ящичек, а по листьям вверху застучали капли дождя. Обломок ветки упал
рядом с ним, затем свалился второй.
Спокойно, только спокойно! Все нужно сделать правильно с первого раза,
потому что второй попытки может и не быть. Трясущимися руками он поставил
ящичек на землю и сложил в него все сухое дерево. Тереть камень о камень и
резко ударить, какой делал бесчисленное количество раз. Посыпались искры.
Тонкая струйка голубого дыма поднялась из ящичка.
Керрик склонился над ним и осторожно подул, потом положил горсть сухих
листьев и подул снова. Вспыхнуло красное пламя. Постепенно он добавил в
него все листья, потом подбросил кусочек коры и веточки из своей сумки, и
только когда все это ярко вспыхнуло, Керрик рискнул осмотреться.
На поле лежали трупы ийлан и тану, но не очень много.
Херилак отбросил нападающих и расставил охотников ддя охраны.
Пригнувшись, они прятались за деревьями, готовые встретить новую атаку
мургу. Херилак подбежал к Керрику, лицо его было залито потом, но он
улыбнулся при виде огня.
Деревянный ящичек горел уже сам, когда Керрик сунул его в груду дров, а
затем кинул сверху еще груду сучьев. От костра начало исходить тепло, а
капли дождя шипели, падая на огонь. Керрик старался не думать о
приближающейся грозе, стремясь поднять пламя костра раньше, чем она
начнется.
Только когда сучья ярко вспыхнули и жар, бьющий от них, заставил его
закрыть лицо руками, он крикнул изо всех сил:
- Все к огню! Поджигайте город!
Радостно возбужденные, они бросились к нему. Охотники схватили пылающие
головни и потащили их в стороны, рассыпая по дороге искры. Керрик тоже
схватил ветвь и бросился в чащу, тыча факелом в сухие листья. Они
задымились, потом вспыхнуло яркое пламя. Он продолжал поджигать кусты,
пока жар от них не погнал его обратно, а дымящаяся ветка не обожгла ему
руки.
Он швырнул ее через пламя к деревьям, росшим вдали.
У края рощи, где метались кричащие охотники, вспыхивали все новые и
новые деревья. Пламя уже охватило ветки могучего дуба и тянулось к
следующим деревьям. В костре лежала еще одна горящая ветка, и, схватив ее,
Керрик побежал в сторону.
Промчавшись мимо Саноне, который поджигал деревья в дальнем конце
поляны, он ткнул факелом в подлесок. Ветер швырнул искры на кусты, и почти
сразу же их охватило пламя.
Огонь и дым поднимались высоко вверх, разгоняя темноту.
Деревья трещали и вспыхивали, гром гремел, но гроза еще не разразилась.

Икеменд открыла дверь ханале и выглянула наружу. Акотолп сделала
повелительный жест, приказывая открыть ее пошире.
- Сначала ты посылаешь за мной, а теперь преграждаешь мне путь, -
сказала толстая ученая, оскорбленно шевеля челюстями. - Сейчас же пропусти.
- Нижайше прошу меня простить, - сказала Икеменд, вводя Акотолп и
закрывая за ней дверь. - Самцы снова ссорятся, наверное из-за погоды. Один
из них ранен...
- Приведи его сюда.
Твердость ее голоса и резкие движения заставили Икеменд броситься
выполнять приказание. Впрочем, она тут же вернулась, таща за собой
разозленного Эссету.
- Вот он, - сказала она, выталкивая самца вперед. - Постоянно
устраивает драки, а теперь получил по заслугам.
Акотолп молча осмотрела Эссету.
- Обычные царапины, ничего больше. Вполне хватит антисептика. Самцы
остаются самцами...
Вдруг она замолчала, подняла голову, широко открыв носовые клапаны, и
понюхала воздух.
- Этот запах... я его знаю... - возбужденно сказала она, выражая
тревогу движением рук. Акотолп подошла к наружной двери и, несмотря на
протесты Икеменд, открыла ее. Запах стал сильнее, воздух был полон им.
- Дым, - сказала Акотолп, встревоженная и заинтересованная. - Дым
бывает только от одной реакции - горения.
Эссета отпрянул назад, дрожа от силы чувств Акотолп.
Икеменд выразила только непонимание. Дым быстро густел.
Издалека послышались голоса и треск. Теперь в приказах Акотолп ясно
чувствовался страх.
- Эта реакция называется горением и может быть опасна. Скорее собирай
самцов, их нужно увести отсюда!
- У меня нет приказа! - простонала Икеменд.
- Я приказываю тебе это! Дело идет о смерти. Собирай всех самцов и
следуй за мной к океану.
Икеменд, больше не колеблясь, бросилась выполнять распоряжение, а
Акотолп шагнула обратно, не замечая, что еще держит дрожащую руку Эссеты и
тащит упирающегося самца за собой. Порыв ветра загнал в открытую дверь
новую порцию дыма, заставившую их закашляться.
- Мы не можем ждать! - сказала Акотолп и громко крикнула: - Мы уходим!
- надеясь, что Икеменд правильно поймет ее, и потащила Эссету за собой.
Когда Икеменд вернулась в коридор, ведя за собой самцов, она испытала
большое удовольствие, видя, что он пуст. Поспешно закрыв наружную дверь,
она приказала самцам возвращаться на свои места, радуясь, что нарушение
приказа не зашло слишком далеко. Разве может быть что-нибудь безопаснее
ханале?
И только когда появились первые языки пламени, она поняла свою ошибку.
Спасать подопечных было слишком поздно, и она умерла, слыша их
пронзительные крики.

Альпесак горел. Несомый ветром огонь прыгал с дерева на дерево, и
листья одного зажигали листья другого. Заросли кустарника, стены, плетеные
полы - все было пищей огня, все горело.
Для ийлан это было непостижимым бедствием, физический факт, которою они
не мокли понять. В тропических странах естественного огня не было, поэтому
они не имели о нем ни малейшего представления, никаких знаний. Правда,
некоторые ученые знали это явление, но лишь как интересный лабораторный
феномен. Но того, что происходило сейчас, они не могли себе даже
представить.
Здесь со всех сторон были огонь и дым. Сначала это их привлекало как
приятный источник тепла, а затем приходила неизбежная боль... Поэтому они
умирали, а пламя все ширилось.
Смущенные и испуганные ийланы и фарги бросились к амбесед в поисках
руководителя. Они заполняли ее до тех пор, пока это большое открытое
пространство не оказалось полностью забито.
Все ждали совета Малсас и пытались пробиться к ней ближе. Пока она не
приказала им отойти. Ближайшие к ней пытались выполнить приказ, но не
смогли справиться со впавшей в панику толпой.
Когда огонь достиг амбесед, паника усилилась. Толпам ийлан было некуда
бежать, и они в страхе пятились назад.
Малсас, подобно многим другим, была растоптана и умерла задолго до
того, как пламя поглотило ее.

Альпесак умер вместе со своими жителями. Огонь промчался от полей до
океана, пожирая все на своем пути. Клубы дыма поднимались к темным
облакам, а рев и треск пламени заглушал крики умирающих.
Охотники, распластались на земле, почерневшие и измученные. Ийланы, с
которыми они сражались, были убиты или загнаны обратно в огонь. Бой
закончился, а вместе с ним и война, но они слишком устали, чтобы понять
это. Только Керрик и Херилак еще стояли, покачиваясь от усталости.
- Мог кто-нибудь уцелеть? - спросил Херилак, тяжело опираясь на копье,
- Не знаю, может и да.
- Их нужно тоже убить.
- И я так считаю.
Керрик вдруг почувствовал отвращение к уничтожению Альпесака. В своей
жажде мести он не только убил ийлан, но и разрушил этот чудесный город. Он
вспомнил удовольствие, с каким изучал его, открывая секреты города.
Разговоры с самцами в ханале, мириады животных, заполнявших пастбища...
Ничего этого больше не было. Если бы он мог убить ийлан и сохранить город,
то обязательно сделал бы так. Но такого способа не было. Ийланы умерли, и с
ними умер Альпесак.
- Где они могут быть? - спросил Херилак, и Керрик уставился на него,
слишком уставший, чтобы понять значение вопроса. - Выжившие. Ты говорил,
что они могут быть.
- Да. Но только не в городе. Возможно, некоторые на полях с животными
или на берегу. Когда огонь погаснет, мы сможем пойти посмотреть.
- Cлишкoм долго ждaть. Я ужe видeл лecныe пoжapы - большие деревья будут
гореть несколько дней. Можно ли попасть туда вдоль берега?
- Да. Там есть песчаные отмели, которые открываются при отливе.
Херилак взглянул на лежащих охотников, затем что-то буркнул и сея на
землю.
- Сначала отдохнем немного, потом пойдем.
В небе сверкнула молния и прогремел далекий гром.
- Эрманпадар любит мургу не больше нас. Он забрал дождь обратно.

Когда они наконец двинулись, то идти пришлось между почерневшими,
дымящимися деревьями, но вскоре они оказались на нетронутых пастбищах.
Хотя поначалу дым и потревожил животных, сейчас они спокойно паслись.
Олени умчались прочь от приближающихся людей, а гигантские рогатые и
бронированные существа едва обратили на них внимание. Когда они вышли к
ручью, то обнаружили, что тот покрыт слоем пепла, и чтобы напиться,
пришлось разгонять его в стороны.
Было время отлива, и они пошли по холодному, плотному песку. С одной
стороны тянулся океан, с другой - почерневшие, дымящиеся руины Альпесака.
Они шли, держа оружие наготове, но никто не противостоял им. Обогнув мыс,
они остановились. Впереди была река и что-то большое и темное, едва
видимое сквозь завесу дыма, входило в нее из моря.
- Урукето! - воскликнул Керрик, - идет к гавани. Там, около реки, могут
быть уцелевшие.
Он побежал, и остальные поспешили за ним.

Сталлан окинула взглядом тела ийлан, распластанные на речном берегу и
плавающие в воде, потом ткнула ближайшее ногой. Фарги повернулась на
спину, глаза ее были закрыты, рот широко открыт, дыхание еле
прослушивалось.
- Посмотри на них, - сказала Сталлан, и отвращение было в каждом ее
движении. - Я привела их сюда и ради безопасности загнала в воду - а они -
умерли. Они закрыли свои глупые глаза, откинули назад головы и умерли.
- Их город мертв, - устало сказала Вайнти. - Они умерли вместе с ним,
не желая стать изгнанниками. А если ты хочешь увидеть выживших, то взгляни
на этих бессмертных. - Она указала на группу ийлан, стоявших по колено в
воде.
- Дочери Смерти, - прошипела Сталлан. - Это все, что осталось от
Альпесака? Только они?
- Ты забыла нас, Сталлан.
- Я помню, что мы с тобой здесь, но не понимаю, почему мы не умерли
вместе с остальными?
- Мы живы - потому что слишком сильно ненавидим. Ненавидим устозоу,
которые сделали это. Теперь мы знаем, зачем они пришли сюда. Они принесли
огонь и сожгли наш город...
- Смотри - урукето! Идет к берегу...
Вайнти взглянула на темный силуэт, рассекающий волны.
- Я приказала им уйти, когда огонь подойдет близко, и вернуться, когда
все кончится.
Энги тоже увидела урукето и вышла на берег. Вайнти заметила ее, но
решила итерировать ее вопросительную позу.
Поняв это, Энги остановилась перед ней и заговорила.
- Что будет с нами, Вайнти? Урукето подходит все ближе, а ты не хочешь

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 18:02 | Сообщение # 66
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
говорить с нами.
- Это мое дело. Альпесак мертв, и я хочу, чтобы вы все умерли. Вы
останетесь здесь.
- Жестокий приговор, Вайнти, для тех, кто не причинил тебе никакого
вреда... Не годится говорить так со своими эфензеле.
- Я отрекаюсь от вас и не хочу иметь с вами ничего общего. Именно вы
посеяли слабость среди ийлан, когда нужна была вся наша мощь. Умрите здесь.
Энги смотрела на свою эфензеле, которая всегда была сильнейшей и лучшей
во всем, и отказ читался в каждой линии ее тела.
- Ты, чья ненависть уничтожила Альпесак, отрекаешься от меня? Я
принимаю это и говорю, что все, бывшее между нами, отныне не существует. Я
тоже отрекаюсь от тебя и отказываюсь выполнять твои приказы.
Она повернулась к Вайнти спиной и, глядя на урукето, подходящего к
берегу, крикнула Дочерям:
- Мы уходим отсюда. Плывите к урукето!
- Убей их, Сталлан! - заверещала Вайнти.
Сталлан повернулась, подняла свой хесотсан и, не обращая внимания на
крики Энги, принялась стрелять в плывущих ийлан. Прицел был точен, и они
одна за одной исчезали под водой. Потом хесотсан опустел, и Сталлан
наклонилась, оглядывая берега поисках дротиков.
- Ты приносишь только смерть, Вайнти, - сказала Энги. - Ты стала
смертельно опасной, и будь это возможно, я отказалась бы от своей веры,
чтобы покончить с тобой.
- Так сделай это, - насмешливо сказала Вайнти, откидывая голову назад
так, чтобы кожа на ее горле натянулась. - У тебя есть зубы. Можешь убить.
Энги качнулась было вперед, но тут же вернулась на место, не в силах
убить даже многократно заслуживающую смерть.
Вайнти опустила голову и заговорила, но тут ее прервал хриплый крик
Сталлан:
- Устозоу!
Вайнти повернулась и увидела, что они бегут к ней, размахивая
хесотсанами и палками с камнями. Внезапно решившись, она соединила пальцы
рук и одним ударом повалила Энги на землю.
- Сталлан! - крикнула она, бросаясь в воду. - К урукето!
Именно это и увидел Керрик, когда выскочил на берег. Мертвые ийланы,
лежавшие тут и там, и один живой в воде. А посередине пляжа, глядя на него,
стояла та, которую тог никогда не забудет.
- Не стрелять! - громко сказал он, затем повторил это на саску. - Этот
мараг мой.
Затем он заговорил по-ийлански, хоть смысл слов и путался при движении,
все же смысл был достаточно ясен.
- Это я, Сталлан, устозоу, который ненавидит тебя и хочет убить.
Убежишь ли ты, как трус, или подождешь меня?
Сталлан не нуждалась в этих насмешках, она едва слышала их. Ей вполне
хватило зрелища бегущего Керрика. Это было существо, которое она
ненавидела больше, чем кого-либо в мире, устозоу, который уничтожил
Альпесак. Она бросила пустой хесотсан и, рыча от гнева, бросилась на него.
Забыв о хесотсане, Керрик поднял копье и ударил им Сталлан, но она
хорошо знала диких животных и отскочила в сторону, так что копье
скользнуло мимо, не причинив ей вреда. Затем она прыгнула на Керрика и
повалила его на землю.
Сильные мускулы были, как камень, твердыми, и, как ни старался Керрик,
он не мог даже шевельнуться. Тем временем Сталлан широко открыла рот, и
ряды острых зубов начали приближаться к горлу человека.

Копье Хсфилака мелькнуло в воздухе и вонзилось между челюстями Сталлан,
глубоко войдя ей в мозг. Керрик столкнул с себя ее тяжелое тело и,
шатаясь, поднялся на ноги.
- Хороший удар, Херилак! - сказал он.
- Сядь и не двигайся! - крикнул в ответ Херилак, вытаскивая из-за плеча
свой лук.
Керрик повернулся и увидел Энги, встающую с земли.
- Положи свой лук, - приказал Керрик, - все опустите оружие. Она не
причинит вреда.
Крупные дождевые капли упали ему на лицо, их становилось все больше и
больше, и наконец хлынул дождь. Долго собиравшаяся гроза началась, но было
уже поздно спасать Альпесак. Сейчас сильный тропический ливень поднимал
облака пара, когда струи его хлестали по тлеющим руинам.
- Ты принес нам смерть, Керрик, - сказала Энги. Голос ее перекрывал шум
дождя, а в каждом движении была печаль.
- Нет, Энги, ты ошибаешься. Я принес жизнь не только моим устозоу,
потому что без меня существа, вроде этого куска мяса, лежащего перед
тобой, убили бы вас всех. А сейчас она мертва и Альпесак тоже. Этот
урукето уйдет, и последние из вас уйдут вместе с ним. Я приведу сюда своих
устозоу, и это будет наш город, а вы вернетесь в Энтобан и останетесь там.
Со страхом будете вы вспоминать то, что случилось здесь, и никогда не
придете сюда снова. Расскажи всем, как горел город и его жители, Эйстаи, ее
советники, Вайнти...
- Вайнти там, - сказала Энги, указывая на судно.
Керрик внимательно осмогред урукето, но не заметил среди ийдан Вайнти,
а в душе вдруг почувствовал не только ненависть к ней, но и какое-то
облегчение оттого, что она осталась жива.
- Иди к ней, - крикнул он, чтобы громкими словами скрыть свои чувства,
- и передай: любой ийлан, пришедший сюда снова, умрет.
- А нельзя ли сказать, что убийства кончились и отныне здесь будет
жизнь, а не смерть? Это было бы лучше.
Он махнул рукой.
- Я забыл, что ты была Дочерью Жизни. Иди к ней и скажи, что если бы
она послушала тебя, то все, умершие в Альпесаке, были бы живы. Я очень
сожалею, Энги, но теперь слишком поздно для мира, даже ты должна понять
это. Между нами теперь только ненависть и смерть, ничего больше.
- Между устозоу и ийланами -да, но не между нами, Керрик.
Он хотел возразить, что это холодное существо ничего не значит для
него, что он может поднять копье и убить ее сейчас, но он не мог сказать
этого. Вместо этого он криво улыбнулся.
- Это правда, учитель. Я буду всегда помнить, что где-то далеко есть
ийлан, которого я не хочу убить. А сейчас уходи и больше не возвращайся
никогда. Я буду помнить тебя, даже если забуду все остальное. Иди с миром.
- И вам тоже мира, Керрик. И пусть между нами, между ийланами и
устозоу, будет мир.
- Нет. Только ненависть и широкий океан. Мир будет, пока мы живем
каждый на своей земле, на своей стороне. Иди.
Энги скользнула в воду, а он оперся на свое копье, утомленный
переживанием, и смотрел, как она плывет к урукето и поднимается на борт.
Затем, когда урукето вышел в море, Керрик почувствовал, что усталость
покидает его.
Вот все и кончилось. Альпесак умер, и вместе с ним умерли мургу.
Его мысли вернулись к северу, к горам и палаткам, стоящим у изгиба
реки. Там ждет его Армун. Херилак медленно подошел к нему, а Керрик
повернулся и взял его за руки.
- Мы сделали это, Херилак. А сейчас возьмем свои копья и, пока не
пришла зима, вернемся на север.
- Вернемся домой с миром...

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

Форум » Общеразвлекательный раздел. » Для читателей. » ЗАПАД ЭДЕМА
  • Страница 7 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
Поиск:

Вход

 Регистрация

Форум 

 Гостевая книга 

 

Статистика

Более подробную статистику нашего сайта вы можете просмотреть в рейтингх и топах, которые расположены внизу форума.

Все материалы, взятые с других интернет ресурсов принадлежат только им и администрация данного сайта не несет ответственности за их использование.

Копирование частичной или полной информации с данного сайта обязывает вас установить ссылку на вашем сайте на страницу того материала, откуда он был взят / скопирован.
 

Copyright MyCorp © 2018
 
Chat's Top100 Counter Рейтинг чатов Рейтинг Chat Planet Top
Посетителей всего
Просмотров сегодня
Посетителей сегодня Яндекс цитирования