Среда, 12.12.2018, 21:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Добро пожаловать на форум!
Главная | Регистрация | Вход
 
Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.
 
Архив - только для чтения
Форум » Общеразвлекательный раздел. » Для читателей. » ЗАПАД ЭДЕМА
ЗАПАД ЭДЕМА
playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:41 | Сообщение # 31
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
послала за ним. Фарги указали ему дорогу в ту часть города, где он никогда
прежде не бывал.
- Закройте глаза, - приказала фарги. - И Керрик быстро закрыл глаза,
когда сверху брызнула теплая жидкость.
Акотолп прервала работу, когда они вошли, вытянула руку и ущипнула
Керрика своими большими пальцами.
- Хорошо. Ты уже поправился. Теперь тебе нужны упражнения, это приказ
Эйстаи. Для нее важно, чтобы ты мог идти на север вместе с другими.
- Я слышу и выполню это. - Вагляд Керрика обежал странную лабораторию,
вникая во все и не понимая, что он видит. - Однажды в далеком Инегбане
я был в месте, похожем на это.
- Ты мудр в своей глупости. Одна лаборатория, действительно, похожа на
другую.
- Расскажи мне, что ты делаешь здесь, великая.
Акотолп причмокнула губами, и ее толстое тело задрожало от переполнявших
ее чувств.
- Ты хочешь, чтобы я рассказала тебе, существу бесконечно глупому? Даже
прожив десять жизней, ты не сможешь этого понять. С тех пор, как первый
ийлан вышел из моря, у нас есть своя наука и с тех самых пор она
развивается. Наука - это знание о жизни, взгляд внутрь жизни, взгляд на
клетки, образующие все живое, на клетки генов, на спираль, которая может
быть разорвана и изменена по нашему желанию. Можешь ты понять мои слова,
ползающее и пресмыкающееся существо?
- Очень мало, бесконечно знающая, но достаточно, чтобы понять, что ты
управляешь жизнью.
- Это верно. По крайней мере твоего интеллекта хватает, чтобы оценить
то, чего ты не понимаешь. Взгляни на это удивительное существо. - Акотолп
оттолкнула в сторону одного из своих ассистентов и указала на шишковатое,
разноцветное животное, сидевшее на корточках рядом с прозрачной частью
стены. Яркие солнечные лучи сверкали на его больших глазах, направленных в
их сторону. Кроме того у него был еще один глаз на махушке. Акотолп
пригласила Керрика вперед, затем закачалась из стороны в сторону,
развеселенная его отвращением.
- Тебя что-то беспокоит?
- Эти глаза...
- Они ничего не видят, глупец. Эти глаза изменены для наших нужд в
линзы, преломляющие солнечные лучи так, чтобы мы могли видеть невидимое.
Взгляни сюда, на эту прозрачную пластину. Что ты видишь?
- Каплю воды.
- Удивительная наблюдательность. А сейчас, смотри, я вставлю ее в
сандуу. - Акотолп ткнула пальцем, и в боку сандуу появилось отверстие,
куда она вставила пластину. Затем она мельком заглянула в самый верхний
глаз и, довольная, подозвала Керрика.
- Закрой один глаз и загляни сюда другим. Теперь скажи мне, что ты
видел.
Он не видел ничего, кроме пятен света. Моргнув несколько раз, он
шевельнул головой и тут увидел их. Это были прозрачные существа с
быстро двигающимися щупальцами. Ничего не поняв, Керрик повернулся к
Акотолп за помощью.
- Я вижу каких-то движущихся существ. Кто они такие?
- Мельчайшие животные, живущие в калле воды, их изображения,
увеличенные линзами. Ты поиимаешь, о чем я говорю?
- Нет.
- Ну, разумеется, ты же никогда не учился. Твой интеллект не выше
интеллекта других усхозоу. Иди.
Керрик повернулся и задохнулся, увидев бородатого тану, стоявшего в нише
стены. - В следующее мгновениеон понял, что это всего лишь чучело
животного.
Идя обратно, он чувствовал странное беспокойство.
Солнце грело его плечи, Инлену тащилась сзади. Мыслями и речью он был
ийланом, но телом - тану, а значит - не был ни тем, ни другим, и это
огорчало его. В конце концов он решил, что он ийлан и не стоит сомневаться
в этом, но пальцы, снова и снова ощупывающие тело, касались теплой плоти
тану.

Глава двадцать седьмая

- Пришло время уходить, - сказала Сталлан. - Мы уже знаем все места,
изображенные на снимках.
- Покажи, - распорядилась Вайнти. Ее помоищики и фарги подошли ближе,
чтобы тоже увидеть, но властный жест заставил их отойти. Сталлан покаывала
снимки один за другим, объясняя каждый из них.
- Эти, самые ранние, показывают горные долины, где устоэоу обычно
зимуют. Но прошлой зимой ручьи замерзли, а оттепелей, которые приносят им
жизнь, небыло. Поэтому, в поисках пищи, устозоу должны двигаться на юг.
На юг, подальше от зимних холодов, подумала Вайнти. Мы тоже бежим на
юг от зим Ивегбана. Впрочем, она тут же откинула эту отвратительную
мысль. Между этими фактами нет никакой связи, как нет ее между ийланами и
устозоу. Это только случайное совпадение. Что касается устозоу; то они
передвигаются на юг в поисках пищи.
- Юг - это место, где мы можем настигнуть их, - сказала Вайнти.
- Ты отчетливо видишь будущее, Эйстаи. Если они останутся, то умрут от
голода, а если не останутся, то придут прямо к нам.
- Когда мы выходим?
- Очень скоро. Посмотри сюда и сюда, на крупных животных, которые тащат
волокуши. Они идут вниз с холмов. Там есть трава, но она еще серая и
мертвая после холодной зимы.
И там лежит белая, твердая вода. Им придется идти дальше на юг.
- И они пойдут. Приготовления закончены?
- Да, Эйстаи. Запасы собраны, лодки накормлены, вооруженные фарги
готовы.
- Следи, чтобы они всегда были наготове.
Она отпустила Сталлан и тут же начала думать о предстоящей кампании. На
этот раз они отправлялись далеко и должны были отсутствовать все лето. Они
не смогут взять с собой продуктов в достаточном количестве, поэтому нужно
подумать о поставках продовольствия. А может лучше жить за счет той земли?
Это проще, к тому же, чем больше животных они убьют, тем меньше достанется
устозоу. Но кроме того, нужно иметь и запасы консервированного мяса, чтобы
продвижение их не замедлялось. Все должно быть предусмотрено. Пленников
тоже нужно будет брать. Летавший наугад рептор нашел только несколько стай
устозоу, но допросы пленников дадут необходимую информацию о расположении
всех стай устозоу.
Вайнти нетерпеливо подозвала к себе фарги.
- Вызови ко мне Керрика.
Ее мысли вновь обратились к будущей кампании, пока она не заметила, что
он стоит перед ней.
- Расскажи о своем здоровье, - приказала она, - ты выглядишь более
худым, чем прежде.
- Да, но болезнь ушла и шрамы от язв зажили. Каждый день я устраиваю
этой толстой Инлену пробежку со мной по полям. Она теряет вес, а я набираю
его.
- Скоро мы пойдем на север, и ты с нами.
- Как прикажешь, Эйстаи, так я и сделаю. - Он выразил это самым обычным
образом, не проявляя никаких эмоций, но мысли его под спокойной внешностью
были совершенно другие.
Ему хотелось пойти, и в то же время он боялся этого.
Большинство его воспоминаний о последней экспедиции были упрятаны под
болью болезни. Проще всего было, когда он лежал без сознания, потому что
это не оставляло воспоминаний о прошедшем. Но затем пришли бессонные дни,
боль в груди, язвы, покрывавшие его тело. Он знал, что должен есть, и
смутно осознавал приближение смерти, был слишком слаб, чтобы что-нибудь
сделать. Только когда началось постепенное и болезненное выздоровление, он
снова смог думать о еде.
Но это было в прошлом - и должно было остаться там.
Хотя он еще чувствовал усталость к концу дня, каждый день делал его
более сильным. Все будет хорошо. Он снова пойдет с ними и там, где будут
другие устозоу, будет говорить с ними.
Долгое время он даже не позволял себе думать об этом, но сейчас
странное возбуждение охватило его, и он нетерпеливо ждал экспедиции. Он
снова будет говорить с тану и на этот раз запомнит больше их слов.
Они отправились на север спустя несколько дней, раньше, чем
планировали, потому что должны были двигаться медленно: Вайнти хотелось
посмотреть, смогут ли они запасать мясо по пути. В первый день они плыли
лишь до обеда, а затем высадились на каменистый берег. Сталлан взяла своих
лучших охотников и ушла, а следом за ней двинулись возбужденные фарги.
Они вернулись назад перед сумерками, фарги тащили туши оленей. Керрик с
каким-то странным возбуждением смотрел, как они подходят и кладут оленей
у ног Эйстаи.
- Это хорошо, это очень хорошо, - довольно сказала она. - Ты носишь
правильное имя, Сталлан - как охотнику тебе нет равных.
ОХОТНИК. Керрик никогда не задумывался над смыслом ее имени. Охотник.
Входить в лес, осторожно двигаться по равнине и убивать, убивать...
- Я тоже люблю охотиться, Сталлан, - сказал он, наклонившись, чтобы
взять хесотсан, лежавший рядом, но Сталлан грубо оттолкнула его ногой.
Отказ был жестоким и резким.
- Устозоу убивают из хесотсана, а не дают его им в руки!
Керрик отпрянул. Он вообще не думал об оружии, а только об охоте и
погоне. Пока он составлял ответ, Вайнти заговорила первой.
- Твоя память такая короткая, Сталлан, что ты забила, кто приказывает
здесь? Дай Керрику свой хесотсан и объясни, как он действует.
Сталлан неподвижно замерла от силы этого приказа. Вайнти не меняла
повелительного положения своего тела - ей было важно, чтобы все ийланы,
даже такого ранга, как Сталлан, помнили, что она - Эйстаи.
Сталлан оставалось только повиноваться. Фарги подошли ближе, как делали
всегда, когда что-то должны были объяснять, а охотница с отвращением
протянула оружие Керрику.
- Это существо - хесотсан - выведено для того, чтобы быть оружием. -
Керрик осторожно взял длинную темную палку и стал следить за ее
указательным пальцем. - Пока молоды, они двигаются, а достигнув зрелости,
изменяют свою форму. От ног остаются лишь следы, позвоночник костенеет, и
существо выглядит подобно этому. Его нужно кормить, иначе оно умрет. Вот
это рот - она указала на черное отверстие, - и его нельзя смешивать с
отверстием, в которое вставляют дротики. Дротики собирают на кустах и
сушат... НЕ ДВИГАЙ СВОИМИ РУКАМИ!
Сталлан вырвала оружие из рук Керрика и держала, пока не усмирила свою
злость. Присутствре Эйстаи сковывало охотницу, будь они одни, она
разорвала бы этого устозоу на куски. Ее голос стал еще бодее хриплым, когда
она заговорила снова.
- Это оружие убивает. Чтобы сделать это, нужно сдавить его тело одной
рукой там, где была твоя рука. А затем нажать вот здесь, в основании,
большим пальцем другой руки.
Раздался резкий щелкающий звук, и дротик, свистнув, улетел в море.
- Дротик вставляется сюда. Когда хесотсан получит импульс, он выделяет
небольшое количество секрета, который превращается в пар и с силой
выталкивает дротик. При заряжании дротики можно держать руками, но когда
они движутся через эту трубку, то слегка касаются железы, которая выделяет
яд настолько сильный, что невидимая капля его убивает такое крупное
животное, как ненитеск.
- Ты стала отличным учителем, - сказала Вайнти, резко обрывая эту
сцену. - А теперь хватит.
Сталлан вырвала хесотсан у Керрика и быстро ушла.
Однако не настолько быстро, чтобы он не заметил жгу-
чую ненависть в ее движениях. Он быстро забыл это обучение пользования
оружием, ему не терпелось опробовать его на охоте. Но Керрик был слишком
осторожен, чтобы остаться со Сталлан наедине, и предусмотрительно держался
от нее подальше, особенно на охоте. Отравленные дротики могли убить его
так же легко, как любое другое животное.
Когда подходил день очередной охоты, он смотрел, куда идут Сталлан и
другие, а затем уходил в противоположном направлении, ему не хотелось
стать жертвой несчастного случая.
Охотиться с неуклюжей Инлену на привязи было нелегко, но он делал это
как мог.
Счастье не оставляло его, и Инлену со временем приносила на берег все
больше и больше оленей. Но для Керрика важнее, чем олени, были чувства,
которые он испытывал, подкрадываясь к ним в высокой траве. Это было высшее
удовольствие. При этом он не замечал усталости, его аппетит был огромен, а
сон крепок. Охота продолжалась по мере продвижения на север, и с каждым
днем он замечал, что делает это все лучше. Когда они покинули океан и
вошли в широкую реку, Керрик чувствовал себя сильным, как и до болезни.
Через несколько дней после этого произошел первый бой, первая бойня этого
лета.
Когда все ушли, Керрик остался на своем обычном месте, в лагере. Снимки
рептора показывали, что устозоу двигаются в этом направлении вдоль реки, и

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:42 | Сообщение # 32
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
в удобном месте была устроена засада. Но это не касалось Керрика. Скрестив
ноги, он сидел на земле и открывал рот хесотсана ногтем указательного
пальца. Затем втолкнул туда кусок мяса, думая при этом о следующей охоте.
Он хотел описать широкий круг вокруг найденного стада оленей, а затем лечь
в засаду с подветренной стороны. Олени будут бежать от других охотников и
выскочат на него. Это был хороший план.
Далекий пронзительный крик нарушил его мысли. Даже Инлену засуетилась,
оглядываясь по сторонам. Звук повторился ближе и громче. Керрик вскочил на
ноги, держа оружие наготове, когда крик раздался снова, сопровождаемый
глухим стуком падения.
Потом с берега донеслось громкое мычание и появилась большая голова.
Огромные белые бивни, поднятый хобот и оглушительный рев.
- Убей устозоу! - Взмолилась Инлену. - Убей! Убей!
Керрик поднес хесотсан к глазам, взглянул вдоль него и вдруг прошептал:
- Кару... - Рука его опустилась, и он не выстрелил.
Инлену застонала от ужаса.
Мастодонт поднял хобот, снова заревел, затем повернулся и исчез из виду.
Кару... Почему он сказал это? Что это значило? Его поразило это
гигантское существо, но он вовсе не боялся его. Это странное слово кару, и
эта смесь воспоминаний: теплый и дружеский... холодный, как смерть... Весь
дрожа, он отбросил их прочь. Сражение должно быть очень близко: огромный
волосатый зверь испугался схватки и побежал этим путем.
Керрик был рад, что не убил его.

- Эйстаи вызывает того, кого зовут Керрик, - сказала фарги, медленно
шедшая вдоль речного берега. Она была ранена острым предметом, и широкая
повязка покрывала ее руку. Кровь стекала по ней и капала на землю у ее ног.
- Вымой себя, - приказал Керрик, затем дернул поводок и Инлену неуклюже
поднялась на ноги. Хесотсан доел кусок мяса и, прежде чем идти, Керрик
ловко закрыл ему рот: у существа были маленькие острые зубы и оно могло
пребольно укусить, если этого не сделать.
Они дошли до речной отмели, затем повернули, наткнувшись на хорошо
утоптанную тропу. Множество раненых фарги проходили мимо них, направляясь
в обратную сторону.
Некоторые из них стояли, другие лежали на земле, слишком слабые, чтобы
идти дальше, а потом попалась мертвая, лежавшая у дерева с широко
раскрытым ртом. Сражение, видимо, было жестоким.
А затем Керрик увидел первых мертвых тану. Они лежали рядом - мужчина и
женщина, а в стороне валялись маленькие детские трупики. Еще дальше
виднелся мертвый мастодонт, окруженный рассыпавшимся скарбом.
Потрясенный Керрик, спотыкаясь, отошел от них. Они были устозоу, и их
нужно было убивать, и в то же время они были тану.
Они были отвратительные устозоу, которые устроили резню ийланских
самцов и детенышей на берегу. Но что он сам знал об этом? Он никогда даже
не подходил к берегу.
Фарги, пронзенная копьем, лежала в луже крови, обхватив охотника,
убившего ее. Она была ийланом, и он, Керрик, тоже был ийланом.
Но нет, он был тану. А может быть, не был?
На этот вопрос он ответить не мог, как не мог и забыть его.
Когда-то он был мальчиком, но этот мальчик давно умер, и сейчас он был
ийланом, а не грязным устозоу.
Фарги дернула его за руку, и он пошел за ней, мимо новых трупов тану,
мастодонтов, ийланов. Смотреть на это было невыносимо. Вскоре они подошли
к группе вооруженных фарги, которые расступились, пропуская Керрика. Там
стояла Вайнти, каждым движением своего тела выражая нескрываемый гнев.
Увидев Керрика, она молча указала ему на что-то, лежавшее у ее ног. Это
была шкура животного, плохо выделанная и бесформенная, за исключением
головы, которая была набита травой.
Керрик в ужасе отпрянул. Это было не животное, а ийлан, и он узнал его.
Это была Сокайн, убитая устозоу. Убитая, ободранная и принесенная сюда.
- Посмотри на это. - Каждое движение Вайнти, каждый звук, издаваемый
ею, излучали ненависть и неукротимый гнев. - Посмотри, что сделали эти
животные с одним из интеллигентнейших наших ученых. Я хочу знать об этом
все: кто это сделал, сколько их было и где их можно найти. Ты задашь эти
вопросы захваченному нами устозоу. Вероятно, это вождь стаи, его пришлось
заставить покориться дубиной. Я хочу знать все, когда вернусь обратно.
Нескольким устозоу удалось бежать, но Сталлан со своими охотниками
преследует их.
На поляне, окруженной высокими деревьями, лежал связанный тану.
Стоявшая рядом фарги избивала его копьем.
- Заставь его страдать, но не убивай до моего возвращения, - сказала
Вайнти, затем повернулась и заторопилась прочь.
Керрик медленно, почти против своей воли, подошел и увидел, что борода
и волосы охотника густо измазаны кровью.
Он молчал, и фарги продолжала избиение.
- Прекрати, - приказал Керрик, ткнув фарги хесотсаном, чтобы привлечь
ее внимание. - И уходи отсюда.
- Кто ты? - Хрипло спросил мужчина, затем закашлялся и выплюнул кровь и
осколки зубов. - Ты тоже пленник?.. Где твои волосы?.. Кто ты?.. Ты можешь
говорить?..
- Я... Я Керрик. Здесь я задаю вопросы. Скажи мне твое имя.
- Это имя мальчика, а не охотника, а ты уже взрослый. Я - Херилак, а это
моя самка. Была... Они мертвы, все мертвы, не так ли?
- Некоторые убежали, и за ними гонятся.
- Имя мальчика... - его голос стал мягче. - Подойди ближе, мальчик,
ставший мужчиной. Дай мне взглянуть на тебя. Я плохо вижу, поэтому тебе
нужно подойти... Да, я вижу. Хоть у тебя и нет волос, я вижу, что у тебя
лицо тану.
Херилак повертел головой, пытаясь стряхнуть кровь, заливавшую ему
глаза. Ведя это, Керрик наклонился и вытер ее.
Это было, как прикосновение к самому себе, к теплой коже, похожей на
его собственную, он вздрогнул от этого незнакомого ощущения.
- Ты издавал какие-то звуки, - продолжал Херилак, - и ерзал, как это
делают они. Ты можешь говорить с ними, да?
- Здесь я задаю вопросы, а ты должен отвечать па них.
Херилак не обратил внимания на эти слова, но с пониманием кивнул.
- Они хотят, чтобы ты делал их работу. Давно ты у них?
- Я не знаю, много лет... зим...
- И все это время, Керрик, тану убивали их. Мы убивали их, но слишком
мало. Однажды я видел мальчика, которого схватили мургу: у них что, много
пленников?
- Ни одного, кроме меня...
Херилак заговорил почти шепотом:
- Ты можешь говорить с ними. Нам нужна твоя помощь, всем тану... - Он
вдруг замолчал, увидев, что висит на шее Керрика, затем заговорил вновь. -
Повернись, мальчик, повернись к свету. Что это у тебя на шее?
- У меня? - переспросил мальчик, касаясь холодного металла ножа. - Они
сказали, что это висело у меня, когда меня захватили.
Голос Херилака становился все более глухим и далеким, по мере того, как
он погружался в воспоминания.
- Небесный металл... Я был одним из тех, кто видел его падение с неба,
искал его и нашел. Я был там, когда делались эти ножи, пилил куски металла
крепкими камнями, ковал и сверлил их. Подними мой мех спереди и посмотри...
Под ним на ремне висел металлический нож. Керрик недоверчиво коснулся
его - он был таким же, как его собственный, только в два раза больше.
- Я видел, как их делали - большой для саммадара, а маленький для его
сына. Возможно, детское имя мальчика было Керрик, я не помню, но его отец
был близок мне. Его звали Амакаст. Потом много лет спустя, я вновь нашел
нож из небесного металла - среди сломанных костей его тела. Тела Амахаста.
Керрик молча слушал, как охотник произносил это имя. Имя, приходившее к
нему во сне и забываемое наяву. АМАХАСТ.
Это слово подобно кличу, освободило поток воспоминаний, хлынувших на
него. Кару, его мастодонт, убитый рядом с ним, его отец, Амахаст, убитый
вместе со своей саммад...
Воспоминания туманились и накладывались на сегодняшнее зрелище трупов,
лежавших повсюду. Сквозь эти воспоминания медленно пробивались слова
охотника:
- Убей их, Керрик, убей их, как они убивали всех нас!
Керрик повернулся и вместе с Инлену, спотыкавшейся сзади, бросился
прочь от охотника и его голоса. Но от них убежать было невозможно. Он
пробежал мимо вооруженных фарги к вершине травянистого склона, который
спускался к морю, опустился на землю, сел, обхватив колени, и уставился на
море, глядя и не видя его.

Вместо этого он видел Амахаста, своего отца, и его саммад. Поначалу
нечетко, но со все большим количеством деталей - по мере того, как
возвращались воспоминания. Глаза его наполнились слезами, которых он
никогда не проливал, будучи ребенком, видя гибель своей саммад, вырезанной
так же, как саммад Херилака сегодня. Две эти сцены слились в его мыслях
воедино и превратились в одну. За долгие годы жизни с ийлаиами, он забыл
все это, но сейчас вспомнил и в воспоминаниях был одновременно устозоу,
говорящим как ийлан, и мальчиком тану.
Мальчиком? Он взглянул на своя руки и пошевелил пальцами. Он больше не
был мальчиком. За эти годы его тело выросло, и теперь он был мужчиной,
хотя только сейчас осознал это.
Вскочив на ноги, Керрик громко закричал от гнева. Кто он такой, и что
произошло с ним? Внезапно что-то дернуло его за шею. Он повернулся и
обнаружил, что Инлену тянет осторожно за свой конец поводка. Ее глаза были
широко открыты, а движения выражали тревогу и страх из-за его странного
поведения.
Ему вдруг захотелось убить ее, и он начал поднимать оружие, еще зажатое
в его руке.
- Мараг! - выкрикивал он. - Мараг! - Но гнев исчез так же быстро, как и
появился, и Керрик сконфуженно опустил оружие. Не стоило стрелять в это
существо, которое было пленником еще более, чем он.
- Успокойся, Инлену, - сказал он. - Все в порядке, так что успокойся.
Успокоенная Инлену вновь села на свой хвост и уставилась на вечернее
солнце. Керрик смотрел мимо нее на поляну среди деревьев, где ждал Херилак.
Но чего он ждал? Конечно ответа на вопрос, на который Керрик не мог
ответить, хотя тот был совершенно ясен.
Кто он такой? Физически он был тану, мужчиной с мыслями мальчика, и это
было ясно и очевидно для него, когда он думал об этом. Этот мальчик,
оставшись в живых, стал ийланом, и это тоже было очевидным. Ийланом по
своим мыслям и тану для окружающего мира.
Это было ясно, непонятно было только, что будет с ним дальше. Если он
ничего не сделает, его жизнь станет прежней - высокое положение, правая
рука Эйстаи, почет и уважение.
Но было ли это тем, чего он хотел? Его будущим? Никогда прежде он не
задумывался над этим и даже не имел понятия, что такой конфликт может
существовать. Керрик пожал плечами и встряхнулся, освобождаясь от
невидимой ноши. Он сделает, как сказала Вайнти, и будет задавать вопросы
устозоу, а чтобы подумать обо всем этом, будет время позднее, сейчас же у
него слишком болит голова.
Когда он вернулся, все было по-прежнему. Херилак лежал связанный на
земле, а три фарги стояли на страже, послушные и не рассуждающие. Керрик
взглянул вниз, на охотника, попробовал заговорить, но слова не приходили.
Первым молчание нарушил Херилак.
- Делай, как я говорю, - прошептал он. - Убей мургу, разрежь мои путы и
бежим вместе. В горы, к зимнему снегу, к хорошей охоте и костру в палатке.
Вернись к своему народу.
Сказанные шепотом, эти слова прогремели в голове Керрика, как раскаты
грома.
- Нет! - Закричал он. - Замолчи! Ты должен только отвечать на мои
вопросы. Ничего не говорить, только отвечать...
- Ты был потерян, мальчик, потерян, но не забыт. Они пытались сделать
из тебя своего гражданина, но ты не стал им. Ты - тану и можешь вернуться в
саммад.
Керрик гневно закричал, приказывая Херилаку замолчать, но не мог
избавиться от голоса охотника и его слов, как не мог и уступить ему. Все
решила фарги, державшая копье охотника. Она ничего не понимала, но видя,
что что-то не в порядке и помня прежний приказ Эйстаи, двинулась на помощь
Керрику.
- Нет! - Громко крикнул Керрик на языке марбак. - Не делай этого!
Оружие в его руке щелкнуло почти без усилий, и фарги рухнула мертвой.
Еще охваченный гневом, он повернулся и выстрелил во вторую фарги, ее рот

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:42 | Сообщение # 33
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
был недоверчиво открыт, когда она падала. Третья начала поднимать оружие,
но Керрик оказался быстрее, и она тоже упала. А он продолжал снова и снова
сжимать хеозтсан, пока трупы фарги не ощетинились дротиками. Потом
хесотсан опустел и Керрик швырнул его на землю.
- Возьми копье и освободи меня, - приказал Херилак.
Инлену, шатаясь, последовала за Керриком, когда он подошел к фарги и
вырвал копье из ее мертвых рук, а затем освободил руки и ноги Херилака.
- Что такое? Что случилось? - услышал он вдруг гневный голос Вайнти.
Керрик резко повернулся и увидел ее, стоявшую за ним с открытым ртом и
белыми блестящими зубами. Потом глаза его затуманились и он вспомнил, как
эти зубы разрывали горло девушки, увидел ряды зубов над собой, когда она
сидела на нем, расставив ноги и ревя от наслаждения, разделенного с ним.
Наслаждение и ненависть - сейчас он испытывал их одновременно. Она
сказала что-то, чего он не услышал, и, видя, что он не повинуется,
повернулась и потянулась за одним из валявшихся рядом хесотсанов.
То, что он сделал в следующий миг, было настолько естественным, что не
потребовало ни размышления, ни усилий.
Копье поднялось, рванулось вперед и глубоко погрузилось в тело Вайнти.
Она схватила его, выдернула, и из раны фонтаном брызнула кровь, силы
покинули Вайнти, и она упала на землю.
- Беги! - крикнул Херилак, схватив Керрика за плечо. - Идем со мной.
Тебе нельзя оставаться после того, что ты сделал. Единственный выход -
бежать.
Он взял Керрика за руку и потянул к темной стене леса, на дальней
стороне поляны. Поначалу Керрик сопротивлялся, но потом, спотыкаясь,
последовал за ним, держа в руке забытое копье. Протестующая Инлену топала
сзади.
Потом все трое скрылись среди деревьев, и вскоре их шаги затихли вдали.
Поляна снова была пуста и тиха.
Тиха, как смерть.

ГАРРИ ГАРРИСОН

ЗАПАД
ЭДЕМА

Эдем, книга 2
Глава первая

Стая ворон описывала ршрокие круги и громко каркала перед тем, как снова
сесть на деревья. Полдень был близок, и слабый ветерок не спасал от жары.
Под деревьями было прохладнее, ибо листва берез и дубов была настолько
плотной, что лишь редкие солнечные лучи пробивались сквозь нее. Те, которым
это удавалось, весело прыгали по трем телам, лежавшим в мятой траве.
Даже могучая сила Херилака была на исходе. Его раны открылись, и кровь
заливала волосы и бороду. Он лежал на спине, закрыв глаза, и тяжело дышал.
Инлену лежала напротив него, широко раскрыв рот, чтобы остыть после
долгого бега.
Керрик не был утомлен и потому отдавал себе отчет, что случилось и где
они находятся: среди предгорий, недалеко от берега. Они могли двигаться,
пока двигалась Инлену, а когда она зашаталась и остановилась, Херилак тоже
свалился на землю. За время долгого бега паника Керрика прошла, но ее
место занял убийственный страх.
Что же он наделал?
Впрочем, он отлично знал ответ на этот вопрос. Убив Эйстаи, он
уничтожил самого себя. Сейчас, когда все было позади, он не мог понять,
что заставило его совершить этот безумный поступок. Одним ударом копья он
разорвал все узы, соединявшие его с ийланами, противопоставил себя им.
Жизнь, которую он вел, закончилась со смертью Вайнти. Он никогда не сможет
вернуться к удобствам Альпесака, к легкой жизни, которую вел там. Впереди
его ждала пустота. Содрогнувшись от этой мысли, он повернулся и посмотрел
на склон. Там ничего не двигалось и ничего не указывало на погоню. Пока
нет, но она будет, обязательно будет. Убийце Эйстаи нельзя было позволить
уйти безнаказанно.
Да, возврата не было. Сейчас он был изгнанником, ийланом среди устозоу.
Чей-то голос нарушил его мысли, и прошло некоторое время, прежде чем он
понял, о чем тот говорит.
- Ты все сделал хорошо, Керрик. Это был отличный удар. Ты убил одного из
их командиров.
- Это был больше, чем просто командир, - бесцветным голосом сказал
Керрик. - Это был глава города, саммадар города.
- Это еще лучше.
- Лучше? Ее смерть означает мою смерть.
- Ее? Этот безобразный мараг - самка? В это трудно поверить.
- Они все самки. Самцы содержатся отдельно, в другом месте.
Херидак приподнялся на локте и холодно взглянулна Инлену.
- Значит она тоже самка? - спросил он.
- Да, как и все.
- Дай мне копье. Пусть их будет на одну меньше.
- Нет!
Керрик отдернул копье прежде, чем пальцы Херилака нашли его.
- Только не Инлену! Она безвредна и такой же пленник, как и я. Ты не
убьешь ее.
- Почему? Разве не такие, как она, вырезали всю мою саммад, всю до
единого человека? Дай мне копье. Я убью ее, и ты будешь свободен. Неужели
ты рассчитываешь далеко уйти с таким грузом?
- Ты не причинишь ей вреда, ясно?
Керрик сам был удивлен теплотой своих чувств к Инлену.
Прежде она ничего не значила для него, и он воспринимал ее как помеху
своим передвижениям. Но сейчас ее присутствие было чем-то успокаивающим.
- Если не хочешь убивать ее, перережь поводок наконечником копья.
- Его нельзя перерезать. Смотри, край камня даже не царапает его. - Он
безуспешно водил острием по гладкой и твердой поверхности ошейника. -
Некоторые из твоей саммад убежали, - продолжал Керрик, стараясь отвлечь
внимание Херилака от Инлену.
- Ты знаешь, кто они и сколько их?
- Нет. Только то, что несколько сбежало.
- Мне нужно подумать. Кто бы они ни были, они не пойдут дальше на юг, а
вернутся туда, где мы были прошлой ночью. Нужно и нам идти туда же. - Он
взглянул на Керрика. - За нами есть погоня?
- Не думаю, чтобы кто-нибудь из ийлан видел наше бегство. Но они
придут. Они хорошие следопыты и не позволят мне уйти, после того, что я
сделал.
- Ты тревожишься без причины: пока они еще не пришли. Но мы не будем в
безопасности до тех пор, пока не уйдем на достаточное расстояние от этого
берега. - Херилак поднялся, убрал с глаз засохшую кровь и огляделся. - Мы
пойдем на север, пересечем гребень горы и выйдем к реке.

Всю оставшуюся часть дня они медленно двигались к горам, следуя за
хромавшим Херилаком. Войдя в заросшую травой долину, тот вдруг остановился
и принюхался.
- Олень, - сказал он. - Нам нужна пища. Не думаю, что за нами гонятся,
но даже если и так, мы все равно не должны упускать случая. Ты принесешь
хорошего бычка, Керрик.
Керрик взглянул на копье, прикидывая его вес.
- Я не бросал копье с тех пор, как был мальчиком. Я не смогу сделать
это сейчас.
- Это вернется.
- Но не сегодня. А как ты, Херилак? У тебя хватит сил?
Он протянул копье, и Херилак схватил его.
- Когда? У меня не хватит сил для охоты, я умру. Идите к реке и ждите, я
скоро вернусь.
Он выпрямился, держа в руке копье, а затем быстро и бесшумно исчез из
виду. Керрик повернулся и направился к реке, где досыта напился, а затем
плеснул несколько пригоршней воды на свое потное тело. Инлену встала на
колени и шумно всасывала воду.
Керрик позавидовал ее спокойствию и равнодушию. Наверное, приятно быть
таким глупым.
Керрик знал, что он оставил за собой, а будущее было для него темно.
Сможет ли он жить вдали от города, ведь он ничего не знает об этом грубом
существовании. Детские воспоминания тут не годились. Он даже не мог
бросить копье.
- Ийланы идут, - сказала вдруг Инлену. И Керрик, испуганно вскочив на
ноги, метнулся в кусты. Однако страх его был беспочвенным: из кустов вышел
Херилак, на плече он нес оленя.
Керрик гневно повернулся к Инлену, но тут же понял, что она ни в чем не
виновата. Для Инлену все, кто говорил, были ийланы, и сейчас она имела в
виду только то, что кто-то идет.
- Я видел мургу, - сказал Херилак, и страх Керрика вернулся. - Они были
в соседней долине и возвращаются к морю. Думаю, они потеряли наш след. А
сейчас мы будем есть.
Пользуясь копьем, он выпотрошил еще теплого оленя и, поскольку у них не
было огня, сначала вырезал его печень, разделил ее пополам и половину,
протянул Керрику.
- Я не голоден, - сказал Керрик, глядя на сырой и кровоточащий кусок
плоти.
- Прошу тебя, не отказывайся.
Лицо Инлену было повернуто в сторону, но ее ближний глаз следил за
каждым движением Херилака. Тот заметил это и спросил:
- Она ест мясо?
Керрик улыбнулся этому вопросу и приказал Инлену открыть рот. Инлену
сделала это, Херилак увидел пасть, полную блестящих зубов.
- Да, она ест мясо. Накормить ее?
- Конечно.
Херилак ободрал шкуру с передней ноги оленя, вырезал большой кусок и
передал его Керрику.
- Дай ей сам. Мне не нравятся ее зубы.
- Инлену безобидна. Это просто глупая фарги.
Инлену сомкнула пальцы вокруг куска мяса и принялась медленно жевать
его, тупо глядя куда-то вдаль.
- Как ты назвал ее? - переспросил Херилак.
- Фарги. Я не могу объяснить, что значит это слово. Что-то вроде
существа, которое учится говорить, но у него это плохо получается.
- Ты тоже фарги?
- Нет! - оскорбился Керрик. - Я - ийлан, то есть вообще-то я тану, но
говорю, как ийлан. И поэтому причислял себя к ним. ПРИЧИСЛЯЛ.
- А как все это произошло? Ты помнишь?
- Сейчас да, но долгое время не мог вспомнить.
Его голос прерывался, когда он впервые начал вслух рассказывать о том,
что произошло с саммад Амахаста. Резня на берегу, плен, страх неизбежной
смерти и неожиданная передышка... Дойдя до этого места, он замолчал,
потому что словами нельзя было описать его жизнь за годы, прошедшие с того
дня.
Херилак тоже молчал, мало поняв из того, что случилось с мальчиком
Керриком, который ухитрился остаться в живых, когда все остальные погибли.
Единственный выживший, как то сумевший договориться с мургу. Научившийся их
языку, он был слишком похож на них, хотя не осознавал это. Разговаривая, он
то и дело дергался телом, а закончив, сидел неподвижно.
Что-то они там сделали с ним. И потом эта сумка, сделанная из кожи,
похожей на его собственную... Тут мысли Херилака прервал громкий всплеск
воды.
Керрик тоже услышал его и побледнел от страха.
- Они нашли нас. Я погиб...
Херилак сделал ему знак замолчать, схватил копье и повернулся к воде.
Из кустов, росших на берегу, появился человек, и Херилак опустил копье.
- Это Ортнар, - сказал он и окликнул охотника.
Оргнар замер на месте, потом, увидев их, расслабился. Он был здорово
измотан и, идя к ним, опирался на копье. Только подойдя ближе, он увидел
Инлену и, подняв копье, хотел метнуть его, но остановился, услышав голос
Херилака:
- Стой! Этот мараг пленник. Ты один?
- Да... - Он остановился и тяжело опустился на землю, положив рядом лук
и пустой колчан. - Со мной был Телгес, и мы охотились, когда на нас напали
мургу. Мы сражались, пока у нас были стрелы, а потом они подошли к нам со
своими смертоносными палками и мы ничего не могли сделать. Все, кроме нас,
были уже мертвы, и я хотел уходить, но Телгес колебался и бежал
недостаточно быстро. Они преследовали нас, и он повернул обратно, а потом
упал... Я остался один... А сейчас скажи мне, что это за существо?
- Я не существо, я - тану, - гневно сказал Керрик.
- Не очень-то похоже. Ни волос, ни копья... соединен с этим марагом...
- Замолчи, - приказал Херилак. - Это Керрик, сын Амахаста. Его мать
была моей сестрой. Он был в плену у мургу.
Ортнар потер лицо рукой.
- Я поторопился со словами. Сегодня был-день смерти... Я - Ортнар, и я
приветствую тебя. - Его лицо исказилось в мрачной гримасе. - Добро
пожаловать в саммад Херилака, хотя и несколько малочисленную. - Он взглянул
на темнеющее небо. - Сегодня ночью там появится много новых звезд.
Солнце было уже низко, и воздух на этой высоте был холодным. Инлену
отложила в сторону обглоданную кость и взглянула на Керрика.
- Униженно спросить, снизу вверх, где плащи?
- Плащей нет, Инлену.
- Мне холодно.
Керрик тоже дрожал, но не от холода.
- Я ничего не могу сделать, Инлену, совсем ничего.

Глава вторая

Инлену умерла ночью.
Керрик проснулся на рассвете, дрожа от холода. На траве сверкали капли

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:42 | Сообщение # 34
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
росы, над рекой клубился туман. Когда он повернулся к Инлену, то увидел,
что ее рот широко открыт, а глаза слепо смотрят в одну точку.
Холод, подумал он. Она умерла от холода.
Затем он увидел лужицу крови под ее головой. Острие копья пробило ее
горло, убив на месте. Но кто же сделал это?
Херилак еще спал, но глаза Ортнара были открыты и холодно смотрели на
него.
- Убийца! - крикнул Керрик, вскакивая на ноги. - Ты убил это безвредное
животное, пока оно спало.
- Я убил марага, - нагло ответил тот, - а это всегда было хорошим
поступком.
Дрожа от гнева, Керрик протянул руку и схватил копье Херилака. Однако
поднять его он не успел: большой охотник крепко взялся за древко.
- Существо мертво, - сказал Херилак, - и тут ничего не поделаешь. Она
все равно скоро умерла бы от холода.
Керрик перестал дергать копье и вдруг прыгнул к Ортнару, схватил его за
горло и начал душить. Ортнар извивался под ним и ощупью искал копье, но
Керрик прижал руку мужчины к земле. Охотник слабо сопротивлялся, царапая
спину Керрика свободной рукой, но в гневе он ничего не чувствовал.
Наверное, Керрик так бы и задушил Ортнара, если бы не вмешался Херилак.
Он схватил запястья Керрика своими ручищами и развел их в стороны. Ортнар
хватал воздух широко открытым ртом, но не мог отдышаться. Потом он
застонал и схватился за свое помятое горло. Слепой гнев Керрика прошел, и,
как только он перестал вырываться, Херилак отпустил его.
- Тану не убивают тану, - произнес большой охотник.
Керрик хотел было возразить, но промолчал. Инлену мертва, и смерть ее
убийцы ничего не изменила бы. К тому же Херилак прав: зима все равно убила
бы ее. Керрик сел рядом с неподвижным телом и посмотрел на солнце. Кем она
была для него? Просто глупой фарги, всегда и везде ходившей за ним?
С ее смертью оборвалась последняя нить, связывавшая его с Альпесаком.
Он снова стал тану и должен забыть, что когда-то был ийланом.
И тут он осознал, что по-прежнему связан с Инлену гибким поводком,
перерезать который невозможно. Вместе с этой мыслью пришло понимание того,
что есть лишь один способ освободиться. Керрик испуганно взглянул на
Херилака. Саммадар понимающе кивнул.
- Я сделаю все, что нужно. Отвернись, чтобы не видеть этого.
Керрик отвернулся к реке, но отчетливо слышал все, что происходило у
него за спиной. Тем временем Ортнар пришел в себя и, спотыкаясь, спустился
к речке обмыть лицо и шею.
Чтобы заглушить страшные звуки, Керрик начал выкрикивать в его адрес
разные оскорбления.
Вскоре все кончилось. Прежде чем подать Керрику ошейник, Херилак вытер
его о траву, а тот торопливо направился к воде, где долго мыл его. Когда
ошейник стал чистым, Керрик взял его обеими руками и пошел по склону вдоль
берега, не желая видеть того, что лежало позади.
Услышав шаги охотников, он быстро обернулся; ему не хотелось быть
убитым сзади.
- Он хочет тебе, что-то сказать, - произнес Херилак, вытолкнув вперед
Ортнара. На лице маленького охотника застыла ненависть, и он то и дело
прикасался к горлу. Голос его был хриплым.
- Возможно, я ошибся, убив марага, но я не жалею, что сделал это.
Саммадар приказал мне это, и я говорю: ты пытался убить меня, чужак, а это
нелегко забывается, но твоя связь с марагом была сильнее, чем я думал,
поэтому я говорю по доброй воле, что твоей спине незачем бояться моего
копья. А что скажешь ты?
Оба охотника смотрели на Керрика, и он понял, что решить все нужно
именно сейчас. Инлену умерла, и ничто не могло вернуть ее к жизни. Кроме
того, он понимал холодную ненависть Ортнара после уничтожения всей саммад.
- Твоей спине не грозит мое копье, Ортнар, - ответил Керрик.
- И не будем больше говорить об этом, - сказал Херилак, и это был
приказ. - Ортнар, ты понесешь тушу оленя, сегодня ночью мы добудем огонь и
хорошо поедим. Пойдете вдвоем, дорогу ты знаешь. Привал в полдень, тогда же
я и присоеденюсь к вам. А пока я выясню, не идут ли за нами мургу.
Некоторое время двое мужчин шли молча. Тропа была хорошо видна и вела
почти до конца долины. Ортнар тяжело дышал под своей ношей и, когда они
дошли до медленно текущего по дну долины ручья, взмолился:
- Немного воды, чужак! Потом пойдем дальше.
Он бросил оленя на землю и погрузил лицо в воду.
Когда Ортнар напился и отдохнул, Керрик обратился к нему с вопросом:
- Меня зовут Керрик, сын Амахаста. Может ты находишь, что это слишком
тяжело запомнить?
- Мир, Керрик. Мое горло еще болит после стычки с тобой. Я не хотел тебя
оскорбить, но ты выглядишь очень странно.
Вместо бороды и волос у тебя только щетина.
- Со временем они вырастут, - Керрик потер свое лицо.
- Да, наверное, это выглядит странно только сейчас. Но это кольцо на
шее, почему ты не снимешь его?
- Пожалуйста, попробуй, - Керрик протянул ему кольцо, которое нес, и
улыбнулся, когда Оргнар безуспешно попытался распилить прозрачный поводок
острым краем наконечника копья.
- Он гладкий и гибкий, но я не могу разрезать его.
- Ийланы многое делают из того, что мы не умеем. Если я расскажу тебе,
как это было сделано, ты не поверишь мне.
- Ты знаешь их секреты? Ну конечно, ты должен их знать. Расскажи мне о
смертоносных палках. Мы захватили одну, но ничего не смогли с ней сделать.
В конце концов она начала вонять, и когда мы разрезали ее, то оказалось,
что это какое-то мертвое животное.
- Это существо называется хесотсан. Как и любое другое животное, его
нужно кормить, чтобы оно не умерло. В определенном месте вставляешь в него
дротик, и, когда нажимаешь определенным образом, тот с силой вылетает.
Челюсть Ортнара отвисла, когда он попытался осмыслить это.
- Как это? Где водятся такие животные?
- Нигде. Это секрет мургу. Я видел, что они делают, но не могу
объяснить это. Они могут делать с животными странные вещи. Это трудно
объяснить.
- И еще труднее понять. Однако нам пора идти. Теперь твоя очередь нести
оленя.
- Херилак приказал нести оленя тебе.
- Да, но ведь ты будешь помогать есть его.
Ортнар улыбнулся, говоря это, и, несмотря на злость, Керрик ответил ему
улыбкой.
- Хорошо, давай его сюда. Но потом ты возьмешь его обратно. Кажется,
Херилак говорил, что у нас будет огонь?
При воспоминании об этом его рот наполнился вдруг слюной.
- Горячее мясо... Я совсем забыл, что это такое.
- Значит, мургу едят мясо сырым? - спросил Ортнар, когда они снова
вышли на тропу.
- Нет. То есть и да и нет. Они каким-то образом размягчают его.
- А почему они просто не поджарят его?
- Потому... - Керрик вдруг остановился. - Потому что у них нет огня. Я
только сейчас понял это. Я всегда считал, что огонь им не нужен, потому
что там, где они живут, всегда тепло. А по ночам, когда было холодно или
когда днем было сыро, мы накидывали специальные теплые плащи.
- Шкуры? Меховые накидки?
- Нет, живые существа, выделяющие тепло.
- Звучит отвратительно. Чем больше я слышу о мургу, тем больше я
ненавижу их. Не понимаю, как ты смог выжить среди них?
- У меня не было выбора, - мрачно ответил Керрик.
Херилак присоединился к ним вскоре после того, как они достигли места
стоянки.
- За нами никого нет. Они повернули обратно.
- А сейчас мы будем готовить мясо, - сказал Ортнар и причмокнул губами.
- Но я бы предпочел, чтобы мы принесли огонь с собой.
Эти слова заставили Керрика вспомнить давно забытое.
- Когда-то и я хранил огонь на носу лодки.
- Это занятие для мальчика, - сказал Херилак. - Как охотник ты должен
иметь свой собственный огонь. Ты знаешь, как это делать?
- Кажется, я видел это, но все забыл. Это было слишком давно.
- Тогда смотри и учись. Теперь ты тану и должен уметь такие вещи, если
хочешь быть охотником.
Это был медленный процесс. Херилак принес ветвь сухого дерева и отделил
от него прямой кусок. Пока он делал это, Ортнар углубился в лес и скоро
вернулся с пригорошней трухлявого дерева, которое размял и растолок в
порошок.
Когда подготовка была закончена, Херилак сел на землю, установил
плоский кусок дерева неподвижно, зажав его ногами, и захлестнул тетиву от
лука Ортнара вокруг обструганной палки.
Затем он вставил конец палки в отверстие и начал дергать лук
взад-вперед, так что палка начала вращаться. Пока Херилак вертел палку,
Ортнар постепенно подсыпал в отверстие древесный порошок. Показалась
тонкая струйка дыма, потом исчезла.
Когда Херилак сделал вторую попытку, показался небольшой язычок
пламени. Охотники тут же принялись подсыпать древесную пыль и осторожно
дуть на огонек, закрывая его руками. Разведя большой костер, они дали
дровам прогореть и разровняли еще пылающие угли. На эти угли охотники
положили сырое мясо, и скоро Керрик вдохнул давно забытый запах жареного
мяса.
Обжигая пальцы горячим мясом, они отрезали большие куски и ели, пока их
лица не покрылись жиром и потом.
Отдохнув, ели снова и снова. Керрик не помнил, чтобы он когда-нибудь
так ел.
Этой ночью они спали, вытянув ноги к огню. Впервые с начала их бегства,
Керрик был спокоен и чувствовал себя в безопасности. Их никто не
преследовал. Им не угрожали.
Не угрожали? Но возможно ли это? Ведь он знал, как безжалостны их враги
и как они сильны. Репторы найдут каждого тану в любой долине. Они никогда
не будут в безопасности. Вооруженные ийланы будут атаковать снова и снова,
пока не погибнут все тану. Убежать от них невозможно. Эти мысли мешали
Керрику погрузиться в спасительную глубину сна. Он лежал и наблюдал, как на
востоке светлеет небо.
Начинался новый день - первый день его новой жизни.

Глава третья

После долгой ходьбы накануне ноги Керрика опухли и болели. Сидя на
большом валуне и жуя кусок мяса, он опустил их в прохладную воду ручья.
Херилак заметил, что он делает, и указал на длинный порез, тянувшийся
через всю правую ступню Керрика.
- Нужно с этим что-то делать.
И он и Ортнар носили мягкие, но очень прочные мокасины, сделанные из
двух кусков выделанной кожи и сшитые вместе кусками животных. У них не было
материала, чтобы сделать такие же и для Керрика, однако Херилак кое-что
придумал.
Он нашел камни, которые могут колоться, и отбил от них маленькие острые
куски. Тем временем Ортнар снял с оленя шкуру. Раскроив с помощью острых
кусков шкуру, он очистил ее от мяса, промыл в воде и обернул вокруг ног
Керрика.
- Пока хватит и этого, - сказал он. К тому времени, как шкура
затвердеет и начнет вонять, мы будем далеко отсюда.
Керрик подобрал остатки шкуры и обнаружил, что их хватит, чтобы
обернуть вокруг талии. Он снял мягкую кожаную сумку, которую носил столько
лет, и с отвращением швырнул ее в воду. Прошлое осталось позади. Теперь он
был тану.
Но тут Керрик вспомнил, что на шее у него все еще болтается ийланский
ошейник. С гневом он швырнул его на торчащий из воды камень и принялся
неистово молотить другим камнем. Когда гнев прошел, Керрик осмотрел
ошейник. На нем не осталось даже царапины.
Ортнар, с интересом следивший за происходящим, протянул руку и потер
гладкую поверхность кольца.
- Не режется и не царапается. Крепче, чем камень.
Я никогда не видел ничего подобного. Вода не размягчает его?
- Нет.
- Даже кипяток?
- Я никогда не пробовал. Нельзя вскипятить воду без огня.
Произнося эти слова, Керрик вдруг замер, глядя на кольцо и гибкий
поводок. Затем он медленно перевел взгляд на дымящийся на берегу костер.
ОГОНЬ.
Это должно подействовать.
Ортран проследил направление взгляда Керрика и радостно захлопал в
ладоши.
- Почему бы и нет? Ты говорил, что у мургу нет огня. Давай попробуем.
Охотник поднял свободный конец ошейника и положил его на дымящиеся
угли. Ничего не произошло. Ортнар поднял и очистил ошейник, гладкая
поверхность которого была чиста. Тогда он зажег от углей палку и поднес ее
к кольцу.
В следующее мгновение охотник пронзительно вскрикнул, потому что
ошейник вспыхнул ослепительно ярким пламенем.
Керрик внезапно увидел перед собой быстро растущее облако черного дыма

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:43 | Сообщение # 35
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
и горящий ошейник. Не раздумывая, он бросился вперед и погрузился в воду.
Выйдя из воды, он обнаружил красную полоску там, где горящий поводок
касался тела. Керрик с удивлением потрогал остаток поводка.
Он стоял выпрямившись, не чувствуя ожогов, сознавая только, что
огромный груз свалился с плеч. Последняя связь с ийланами была разорвана.
Когда охотники натирали оленьим жиром ожоги Керрика, Ортнар указал на
кусок поводка, торчащий из кольца на шее мальчика.
- Мы можем сжечь и его. Ты ляжешь в воду так, чтобы торчал только этот
кончик, а я принесу головешку...
- Я думаю, что на сегодня достаточно, - ответил Керрик. - Подождем,
когда заживут ожоги.
Они были готовы идти дальше, но Херилак стоял, опершись на копье, и
глядел туда, откуда они пришли.
- Если бы еще кто-нибудь спасся, - сказал он. - Они уже пришли бы сюда,
да и мы достаточно набегались, как испуганные женщины. Сейчас нам нужно
обдумать дальнейший путь. Расскажи мне о мургу, Керрик. Что они сейчас
делают?
- Я не понимаю.
- Они еще преследуют нас? Может ждут на берегу?
- Не думаю. Скорее всего они уже ушли. У них с собой очень мало пищи, и
им приходится постоянно охотиться. Целью экспедиции было добраться сюда и
уничтожить саммад, а затем вернуться. Ничто не могло заставить их остаться
здесь.
- Значит, ты думаешь, они ушли?
- Почти наверняка.
- Это хорошо. Тогда мы вернемся на берег.
При этих словах Керрик содрогнулся от страха.
- Они могут поджидать нас там.
- Ты же уверял, что они ушли?
- Но ведь нам незачем...
- У нас всего два копья и один лук, без стрел, - резко прервал его
Херилак. - Когда пойдет снег, мы погибнем. Все, что нам нужно, находится
там. Мы возвращаемся.
Они шли быстро, слишком быстро для Керрика. Для него это было похоже на
возвращение к верной смерти. К сумеркам они добрались до предгорий и
увидели перед собой бескрайний океан.
- Ортнар, ты пойдешь вперед, - приказал Херилак. - Бесшумно и
незаметно. Посмотришь, нет ли там мургу.
Ортнар повернулся и исчез за деревьями. Херилак поудобнее устроился под
деревом и вскоре заснул. Керрик был слишком расстроен, чтобы думать о
чем-то другом, кроме своих опасений. Он смотрел на лес, и его воображение
населяло округу подкрадывающимися ийланами.
Солнце висело над горизонтом, когда внизу прокричала птица. Херилак тут
же проснулся и издал ответный крик. В кустах затрещало, и на поляну вышел
Ортнар.
- Ушли, - выдохнул он.
- Ты не можешь быть уверен в этом, - возразил Керрик.
Ортнар презрительно взглянул на него.
- Я абсолютно уверен. Кругом были только пожиратели падали, а они очень
пугливы. - Его лицо говорило красноречивее слов. Он указал на стрелы,
заполнявшие его колчан. - Там есть все, что нам нужно.
- Мы идем, - решил Херилак.
Было уже совсем темно, когда они достигли места побоища. Запах падали
был уже довольно сильный. Пока охотники искали то, что им было нужно,
Керрик стоял на берегу и смотрел на море до тех пор, пока Херилак не
окликнул его.
- Кладите все сюда, - скомандовал саммадар. - Это принадлежало великим
охотникам и должно принести тебе хорошее будущее.
Там были меховые ботинки с крепкими кожаными подошвами, накидка, пояс и
другая теплая одежда. Длинное копье, крепкий лук и стрелы.
Из большой водокуши Херилак сделал маленькую, которую они смогли бы
тянуть втроем, и загрузил ее всем необходимым.
- Можно идти, - сказал он, и голос его был мрачен, как смерть. - Мы
никогда не забудем, что сделали здесь мургу.
Они шли всю ночь, таща волокуши до тех пор, пока от усталости не могли
сделать и шагу. Усталость была настолько велика, что Керрик упал, где
стоял и проспал до рассвета.
Утром Херилак отвязал от волокуши мешок с экстазом, и все погрузили
кисти рук в восхитительную смесь сушеных орехов и ягод. Керрик был еще
мальчиком, когда в последний раз пробовал ее, и детские воспоминания
начали охватывать его, когда он принялся слизывать экотаз со своих пальцев.
Все-таки хорошо быть тану. Но едва подумав об этом, он почувствовал
жжение в области поясницы. Скинув меха, Керрик обнаружил, что храбрый
охотник, носивший эту одежду до него, кишел блохами. Теперь жизнь тану не
казалась юноше такой приятной. Его спина болела от жесткой земли, а
мускулы ныли от непрерывных усилий. Кроме того, подгоревшее и жесткое мясо
не годилось для его нежного желудка, и он заторопился к ближайшим кустам.
Измученный рвотой, он увидел блоху, ползающую по его сброшенной одежде,
и раздавил ее между ногтями. Он был грязен, утомлен и кишел блохами. Что
он делает здесь с этими грязными устозоу? Почему он не в Альпесаке? Почему
он не может вернуться? Вайнти умерла от удара копья, но кто в городе
знает, что нанес его он? Его никто не видел. Почему бы ему не пойти
обратно? На берегу двое охотников вновь привязывали груз к волокуше. Они
могут идти без него. Но действительно ли он хочет вернуться в Альпесак?
Многие годы он мечтал о побеге из города - и вот он свободен. Было ли это
тем, к чему он стремился?
Керрик стоял по колено в холодной воде и сжимал кулаки.
Заблудший, не принадлежавший ни к одному из миров, отверженный и
одинокий.
Херилак окликнул его, и слова разрушили паутину мрачных мыслей юноши.
Он вышел на берег и медленно натянул свою одежду.
- Мы сейчас выходим, - предупредил Херилак.
- Куда мы направляемся? - спросил Керрик, все еще разрываемый
противоречивыми чувствами.
- На запад. Найдем других охотников, вернемся и отомстим мургу.
- Они слишком сильны и многочисленны.
- Ну что ж, тогда я умру, но умру, отомстив этим тварям,
уничтожившим мой народ. Это будет смерть, достойная саммадара.
- Хороших смертей не бывает, - возразил ему Керрик.
Херилак молча взглянул на него, поняв, видимо, противоречивые чувства
юноши. Годы плена не прошли бесследно для этого мальчика, который теперь
стал мужчиной. Эти годы нельзя просто вычеркнуть из жизни.
Херидак медленно потянулся к своей шее, медленно снял ремешок с ножом
из небесного металла и протянул его Керрику.
- Это нож твоего оща. Ты его сын, и у тебя такой же, но поменьше.
Возьми, пусть они висят на твоей шее рядом. Носи их и помни о смерти отца
и всей твоей саммад. И о том, кто убил их. Храни ненависть в своем сердце и
ищи способ отомстить.
Керрик заколебался, затем протянул руку, взял нож и крепко сжал его.
Он не вернется в Альпесак. Никогда. Он должен научиться испытывать
только ненависть к убийцам своего народа.
Однако сейчас он чувствовал внутри только страшную пустоту.

Глава четвертая

Охота была очень плохой. Ульфадан вышел еще на рассвете, но смог
увидеть совсем немного. Единственный кролик свисал с его пояса. Он был
молод, и его мяса едва хватило бы одному. А что будет есть вся его саммад?
Он подошел к краю леса и остановился под большим дубом, глядя на луг перед
собой. Дальше идти он не смел.
Там были мургу. Отсюда и до конца мира, если мир кончался где-то, были
только эти отвратительные и ужасные существа. Некоторые из них годились в
пищу, и он однажды попробовал мясо с ноги одного небольшого мургу с
клювом, которые паслись огромными стадами. Но смерть подстерегала
охотников, рисковавших выходить из леса. В траве скрывались ядовитые
мургу, змеи всех размеров, многоцветные и смертельно опасные. Однако еще
хуже были гигантские существа, рев которых был подобен грому, а от поступи
содрогалась земля. Как обычно, думая о мургу, он сжимал пальцами зуб
одного из этих гигантов, который висел у него на груди. Один единственный
зуб был таким же большим, как его предплечье.
Он был молод и глуп, когда рисковал жизнью, чтобы доказать свою
храбрость. Из леса он увидел мертвого марага и отвратительных пожирателей
падали, которые ссорились и рвали тело существа. Только когда наступила
темнота, он осмелился покинуть убежище под деревьями, чтобы вырвать этот
зуб из огромной челюсти. А потом вдруг появился ночной мараг, и только
случай спас жизнь Ульфадана. Длинный белый шрам на бедре остался
напоминанием об этой встрече. Нет, находиться вдали от спасительных
деревьев было вовсе не безопасно.
Но саммад должна есть, а дичи вокруг становилось все меньше и меньше.
Мир изменился, и Ульфадан не знал почему. Шаман говорил им, что с тех пор
как Эрманпадар создал тану из речного ила, мир оставался тем же самым.
Зимой они уходили в горы, где лежал глубокий снег и оленей легко было
убивать. Когда весной снег таял, они следовали за быстрыми потоками вниз,
к реке, а иногда к морю, где в воде резвилась рыба, а на земле росли
вкусные плоды. Правда, они никогда не уходили на юг слишком далеко, ибо
там были только мургу и смерть, а горы и темные северные леса всегда
поставляли им все необходимое.
Но с некоторых пор все это кончилось. Горы сейчас были в объятиях
бесконечной зимы, стада истощились, снег лежал в лесах до поздней осени, а
постоянные источники пищи исчезли. Сейчас у них было что есть - рыбы в
реке хватало на этот сезон. Они пришли к этой реке, соединились с саммад
Келлиманса, как делали каждый год. Это было время встреч и разговоров,
когда молодые мужчины искали женщин. Но хотя сейчас пищи было достаточно,
ее не хватит на всю зиму. А без пищи очень немногие из них увидят весну.
Из этой западни не было выхода. К западу и востоку находились другие
саммад, такие же голодные, как и его, Келлиманса. Мургу на юге, лед на
севере, а они в западне между ними. Выхода не было. Голова Ульфадана
разламывалась от этой проблемы, которая не имела решения. В отчаянии он
громко закричал, как пойманный зверь, затем повернулся и пошел обратно к
саммад.
С вершины покрытого травой склона, спускавшегося к реке, все выглядело
нормально. Темные конусы кожаных палаток неровными рядами вытягивались
вдоль речной отмели.
Между палатками ходили люди, а от костров поднимался дым.
Недалеко от них один из привязанных мастодонтов поднял хобот и заревел.
Еще дальше на берегу виднелись женщины, которые разрывали землю палками в
поисках съедобных корней. Корни сейчас были хорошей пищей. Но что будет,
когда земля снова замерзнет? Он знал ответ на этот вопрос, но гнал его
подальше от себя. Голые дети, визжа, плескались в реке, старые женщины
сидели на солнце перед своими палатками, плетя корзины из ивы и тростника.
Когда Ульфадан подошел к палаткам, лицо его было сурово и непроницаемо.
Один из маленьких сыновей бросился к нему, торопясь сообщить важное
известие.
- У нас три охотника из другой саммад. Один из них очень смешной.
- Отнеси этого кролика своей матери. Беги.
Охотники сидели вокруг костра, выпуская клубы дыма из каменной трубки,
передаваемой по кругу. Келлиманс был здесь, и шаман Фракен тоже. Пришельцы
поднялись, приветствуя Ульфадана. Одного из них он хорошо знал.
- Приветствую тебя, Херилак.
- Приветствую тебя, Ульфадан. Это Ортнар из моей саммад, а это - Керрик
- сын Амахаста и моей сестры.
- Ты хочешь есть?
- Мы уже поели и напились. Гостеприимство Ульфадана хорошо известно.
Ульфадан взял трубку и глубоко вдохнул едкий дым. Его удивлял странный
охотник без волос, который должен был погибнуть со своей саммад, но
остался жив. Он спросит его об этом в свое время.
- Зима длинная, а пищи все меньше и меньше, и мы знаем об этом. Вся моя
саммад мертва, за исключением двух человек, - заговорил Херилак.
Охотники встретили эти страшные слова молча, но из толпы женщин
послышались вопли ужаса, многие были связаны с саммад Херилака
родственными узами, и сейчас они смотрели на небо на востоке, где начали
появляться первые звезды.
Когда Херилак заговорил снова, ни один звук не помешал ему.
- Вы знаете, что я с моими охотниками ходил далеко на юг, где нет снега и
зимы теплые и где живут только мургу. Это была моя идея, что мурту убили
Амахаста и всю его саммад. Идея оказалась верной, и мы нашли мургу, которые
ходили, как тану, и убивали смертоносными палками. Одну из этих палок я

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:43 | Сообщение # 36
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
нашел среди костей саммад Амахаста. Мы убили встреченных мургу и вернулись
на север. Теперь мы знали, что на юге ждет смерть и что это за смерть. Но
мы голодали последнюю долгую зиму, и многие из нас умерли. Летом охота была
плохой, и вы это знаете. Тогда я повел саммад на юг вдоль берета, туда, где
охота намного лучше. Мы знали об опасности и о том, что мургу могут
атаковать нас, но без пищи мы все равно погибли бы. Мы выставили охрану и
нападений не было. Это случилось только тогда, когда мы повернули назад. И
вот мы с Ортнаром здесь, а остальные мертвы. С нами пришел Керрик, сын
Амахаста, захваченный в плен мургу, а сейчас снова свободный. Он многое
знает о них.
После этих слов по рядам слушателей прокатился ропот удивления, и все
зашевелились, стараясь поближе взглянуть на Керрика. Они указывали на
отсутствие у него волос, на сверкающее кольцо и ножи из небесного металла,
висевшие у него на шее. Керрик смотрел прямо перед собой и не говорил ни
слова. Когда все умолкли, заговорил Келлиманс:
- Для тану настали дни смерти. Зима убивает нас, мургу убивают нас, и
другие тану убивают нас.
- Разве недостаточно того, что нас убивают мургу? Почему мы боимся друг
друга? - спросил Керрик.
- Нас заставляет сражаться долгая зима и короткое лето, - ответил
Ульфадан. - Мы пришли сюда потому, что олени ушли с гор. Но когда мы
попробовали охотиться здесь, лучники многих здешних саммад прогнали нас
прочь. Сейчас у нас мало пищи, и зимой мы умрем от голода.
Херилак печально покачал головой.
- Это не выход. Наши враги мургу, а не тану. Если мы будем сражаться
друг с другом, конец неизбежен.
Келлиманс согласно кивнул, а Ульфадан сказал:
- Я верю тебе, Херилак, но дело тут не только в нас. Тебе нужно
говорить с другими саммад. Если они согласятся, мы сможем охотиться и не
умрем с голода. Оии приходят с далеких гор, они многочисленны и голодны.
Они гонят нас обратно, и мы не можем охотиться. Им хочется увидеть нашу
смерть.
Херилак отмел это предложение резким взмахом руки.
- Нет, это плохо. Им дела нет до нашего горя. В их горах охота тоже
может быть плоха, иначе они не пришли бы сюда. У тану есть два врага,
бесконечная зима и мургу. Они объединились вместе, чтобы уничтожить нас. Мы
не можем сражаться против зимы, но мы можем убивать мургу.
Тут заговорили сразу многие, но все замолчали, когда начал говорить
Фракен. Они уважали старика за его знания и надеялись, что он сможет
указать ответы на их вопросы.
- Мургу подобны листьям и также многочисленны. Ты сказал нам, что у них
есть смертоносные палки. Как можно бороться против существа, подобного
этим? И почему это должны делать мы? Что мы выиграем, если рискнем
схватиться с ними? Нам ведь нужна пища, а не война!
Когда он закончил, раздался одобрительный ропот. Только Херилак не
согласился с ним.
- Нам нужно не только получить пищу, но и отомстить, - холодно сказал
он. - Мы должны убить мургу, которые живут на юге. Когда все они будут
мертвы, мы сможем спокойно охотиться там.
После этого было еще много обсуждений и разговоров, но никакого решения
не приняли. В конце концов Херилак сделал знак Ортнару, они поднялись и
ушли. Керрик смотрел, как они уходят, но не мог решиться последовать за
ними. Его жажда мести была гораздо меньше, чем у них. Если они ничего не
сказали ему, то, может, ему не следует идти с ними. Он сможет остаться
здесь, у огня, и включиться в разговор с другими охотниками. Возможно, ему
даже лучше остаться здесь, с этой саммад, начать охотиться и забыть о
мургу.

Но это был не выход. Он знал то, чего не знали другие. Он знал, что
ийланы не забудут его и не оставят в покое тану. Их ненависть была слишком
глубока. Они будут посылать репторов, найдут каждую саммад и не успокоятся
до тех пор, пока не уничтожат всех. Ульфэдан и Келлиманс со своими людьми
боялись только зимы, голода и других тану, не зная, что настоящие убийцы
уже близко.
Никто не заметил, как Керрик забрал копье и ушел. Он нашел своих
товарищей у отдельного костра и присоединился к ним. Херилак тыкал в огонь
палкой и внимательно вглядывался в него, будто ища ответа в языках пламени.
- Нас только трое, - сказал он. - Мы не можем сражаться с мургу в
одиночку. - Он повернулся к Керрику. - Ты знаешь о мургу то, чего не знаем
мы, расскажи нам об этом. Расскажи нам, как они ведут войну.
Прежде чем заговорить, Керрик задумчиво потер подбородок.
- Это непросто сделать. Для начала вы должны знать об их городе и о
том, как он управляется. Вы должны понять различия между фарги и ийланами,
узнать, как они думают и действуют.
- Так расскажи нам об этом, - сказал Херилак.
Сначала Керрику было трудно говорить на языке тану об этом, потому что
он никогда не думал на нем. Он искал новые слова для описания знакомых ему
сцен, новые способы описания понятий, совершенно чуждых этим охотникам.
Они снова и снова спрашивали его о том, чего не могли понять. В конце
концов они кое-что уяснили из общественной организации ийлан, но этого
было слишком мало.
Херилак молча смотрел на свои сжатые кулаки, лежавшие на бедрах, и
старался понять смысл того, что слышит. Наконец он встряхнул головой.
- Я никогда не пойму этих мургу, а потому не буду и пытаться. Мне
достаточно знания о том, что они делают. Крупная птица летает по ночам и
высматривает нас, затем возвращается и говорит им, где находится саммад.
После этого они могут атаковать нас. Это верно?
Керрик хотел запротестовать, но передумал и согласно кивнул. Детали
здесь были не важны.
- Узнав, где остановилась саммад, они готовят нападение. Вооруженные
фарги плывут туда на лодках, потом выходят из моря и убивают всех, кого
встретят.
- Но ты говорил и еще кое-что, - заметил Херилак. - В ночь перед
нападением они устраивают лагерь на берегу.
- Да, они делают это. Они останавливаются как можно ближе, проводят
ночь, а утром следующего дня нападают.
- Они всегда поступают так?
- Всегда? Я не знаю, я был с ними только два раза. Но сейчас это не
имеет значения. Судя по тому, как они думают и действуют, они ДОЛЖНЫ
каждый раз поступать одинаково. До тех пор, пока что-то удается, они
ничего не меняют.
- Значит, мы должны найти способ использовать эти знания для
уничтожения их.
- Но как мы сделаем это? - спросил Ортнар.
- Пока я этого не знаю. Нужно думать об этом и искать, пока не найдем
способа. Мы охотники и знаем, как подкрадываться к добыче. Мы найдем
способ и убьем мургу.
Керрик молчал, погруженный в свои мысли, представляя уничтожение саммад
так, как никогда еще не представлял.
Однажды он был на берегу, когда началась атака, и не забыл ужаса при
виде темных фигур, появившихся из моря. Но он был также и с атакующими,
пришедшими из Альпесака. Он наблюдал за подготовкой нападения, слушал все
распоряжения и точно знал, как это делается. Сейчас он пытался соединить
две эти точки зрения и искал способ повернуть все вспять.
- Повернуть все вспять, - сказал он вслух, затем громко выкрикнул,
когда они повернулись к нему. - Повернуть все вспять! Но чтобы сделать
это, нам будут нужны Ульфадан и Келлиманс, и их саммад. Мы должны
объяснить им, заставить их понять нас и помочь. И потом мы сделаем вот
что: отправимся на юг с саммад и охотниками. Охота будет хорошей, и пищи
будет много. Но когда мы пойдем на юг, наше появление будет наверняка
открыто мургу - об этом им расскажут большие птицы. Но мы будем осторожны
и, когда увидим большую птицу, будем знать, что должно произойти. Увидев
птицу, мы должны выслать охотников на берег. Так мы узнаем, когда должна
начаться атака, и будем готовы к ней. Вместо того, чтобы бежать, мы будем
сражаться и убьем их.
- Это опасно, - сказал Херилак. - Ведя с собой саммад, мы будем
рисковать жизнями женщин, детей и тех, кто не может сражаться. Это должен
быть хороший план, или саммады не рискнут пойти с нами. Думай еще. Разве ты
не говорил мне что-то очень важное, что-то о ночи? Мургу могут ходить по
ночам?
- Их тела отличаются от наших, и по ночам они должны спать. Так и
происходит каждую ночь.
Торжественно крикнув, Херилак вскочил на ноги.
- Мы тоже спим ночью, но не все время. Поэтому мы сделаем так: поговорим
с охотниками и убедим их, что нужно идти на юг вдоль берега и охотиться,
чтобы уйти от голода. Таким образом, саммад получат пищу на зиму. Но пока
мы охотимся, мы будем следить за крупной птицей, которая говорит с мургу.
Когда птица увидит нас, мы отправим охотников спрятаться там, откуда они
смогут незаметно следить за берегом. Когда мургу остановятся на ночь, мы
будем знать, где они. Затем подкрадемся к ним под покровом темноты. Только
охотники. Мы будем идти тихо и тихо выйдем на берег... Он сжал кулаки и
свел их вместе. - Потом мы обрушимся на них. Мы будем колоть их копьями,
пока они спят, убьем их так, как они убивали нас.
Охваченный внезапным порывом, он поднялся и стремительно пошел обратно
к кострам охотников.
- Нужно сказать им... Они должны согласиться!
Но сделать это было нелегко. Ортнар и Керрик присоединились к нему и
снова и снова объясняли свою мысль. О том, как атакуют мургу и как их
можно победить. О том, как они могут охотиться и добывать пищу на зиму. И
убить мургу.
Ульфадан был крайне обеспокоен этим, и второй саммадар тоже. Это была
слишком новая для них идея и слишком опасная.
- Ты предлагаешь мне рискнуть всеми нашими жизнями ради твоего плана, -
сказал Ульфадан.
- Ты предлагаешь нам подставить женщин и детей, сделать из них
приманку. Тут возникает слишком много вопросов.
- И да и нет, - сказал Херилак. - Возможно у нас нет выбора. Без пищи
немногие из вас переживут зиму. И вы не можете охотиться здесь. Идем на
юг, мы знаем, что там будет хорошая охота.
- Но там будут и мургу.
- Да, но на этот раз мы будем настороже. Если хочешь, мы не будем ждать,
пока увидим большую птицу, и пошлем охотников, чтобы они проследили за
берегом. Они предупредят любое нападение. Когда мургу достигнут берега, мы
будем знать, что опасность близка. После этого палатки и весь груз погрузим
на волокуши, и мальчики уведут мастодонтов подальше от берега, забрав
женщин и всех маленьких детей с собой. Так они уйдут от опасности. Это
риск, но риск на который мы все должны пойти. Или это, или смерть в снегах
этой зимы. Без пищи никто из вас не встретит весну.
- Ты говоришь грубо, Херилак, - гневно сказал Келтаманс.
- Я говорю только правду, саммадар. Решение зависит от твоих людей, мы
сказали то, что хотели сказать, и уходим.
Но решение не было принято ни этой ночью, ни следующей, ни через одну.
А потом начались дожди, тяжелые долгие дожди, которые гнал холодный ветер
с севера. Осень в этом году должна была прийти раньше. Запасы пищи были
малы, и все знали это. Трое пришельцев садились в стороне от остальных и
чувствовали, что люди, проходящие мимо, смотрят на них злобно, многие даже
с ненавистью за то, что они заставляют их делать выбор. Наконец они стали
понимать, что выбора у них нет вообще. Много было женских криков и
причитаний, когда палатки были собраны и погружены на волокуши. Поход
начался без обычного возбуждения, ведь он мог оказаться путем к смерти.
Покорные и промокшие, они шли на восток, подгоняемые проливными дождями.

Глава пятая

В суматохе снимающегося лагеря Керрик был слишком занят, чтобы думать
обо всех опасностях, которые ждали в будущем. Неожиданные воспоминания
захватили его, когда волокуши были закреплены за благодушными мастодонтами.
Это было прекрасное зрелище, когда огромные животные налегли на свою
упряжь и потащили скрипящие деревянные сооружения. Они были загружены
палатками и на вершине каждой сидели дети. Когда движение началось,
охотники ушли вперед, расчищая окрестности от дичи, которая встречалась им
на пути. Саммад собирались вместе только по вечерам, в лагере; охотники
тянулись к огню и вдыхали запах горячей пищи.
Первые несколько дней все испытывали страх перед тем, что ждет впереди,

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:43 | Сообщение # 37
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
перед страшными мургу, которые могут подстерегать их. Но тану были
фаталистами и жили в постоянно меняющемся мире. Они всецело зависели от
милости погоды, от пищи, которой могло не оказаться, от охоты, которая
могла быть неудачной. Они оставляли позади голод и верную смерть, меняя ее
на пищу и возможность продолжать жизнь. Это была выгодная сделка, и их дух
поднимался по мере того, как дни становились теплее, а охота лучше.
После нескольких первых дней они даже стали принимать Керрика, хотя
дети еще смеялись над его безволосым лицом и указывали на его железный
ошейник. Правда, на черепе уже выросла щетина в палец длиной, однако
борода была слишком редкой. Он был еще очень неловок в обращении с копьем
и плохо стрелял из лука, но с каждым днем делал это все лучше. Керрик даже
начал думать, что этот мир неплохое место для жизни.
Так продолжалось, пока они не дошли до океана.
Первый же взгляд на голубую воду напомнил Керрику его прежние страхи, и
он резко остановился. Хорошо еще, что в это время рядом с ним не было
никого из охотников. Вместе со страхом пришло желание повернуться и
убежать. Впереди была только смерть. Как может эта горстка охотников
надеяться устоять против вооруженных фарги? Ему хотелось только бежать,
найти убежище в горах. Идти вперед равносильно самоубийству.
Борясь с этими чувствами, он постепенно понял, что не может уйти
сейчас. Это было бы слишком трусливым поступком. После всего случившегося,
после того, как он помог разработать план, у него нет выбора. Он должен
пройти через это.
Еще испытывая страх, он крайне неохотно сделал шаг вперед.
Затем еще и еще, пока снова не пошел нормально - несчастный и
испуганный.
Этим вечером они остановились недалеко от берега. Еще до того как были
разгружены волокуши, мальчики уже ловили рыбу в солоноватой лагуне,
приманивая ее костяными крючками с земляными червями. Вода кишела
хардальтом, нетерпеливо хватающим приманку. Было много крика и смеха,
когда они пытались отдернуть свои пойманные щупальца. Их быстро
выдергивали из раковин, потрошили и резали ломтиками, которые вскоре уже
шипели на огне. Хоть и жесткие, и с сильным привкусом, они были желанным
дополнением к рациону.
Керрик выплюнул жесткий, нежующийся кусок и вытер пальцы о траву, затем
встал и потянулся. Потом посмотрел на огонь и вдруг краем глаза заметил
какое-то движение. Прямо перед ним в воздухе была большая морская птица.
Он взглянул на большие машущие крылья птицы, на ее белую грудь, которая
сейчас была красной в лучах заходящего солнца, и замер. Она была уже
здесь. Он не мог видеть черные шишки с никогда не закрывающимися глазами,
глядящими с ног рептора, но знал, что они там. С трудом Керрик поборол
охвативший его паралич и заторопился к Херилаку, сидевшему у костра.
- Она здесь, - сказал он. - Летает над нами. Теперь они узнают о нас...
В голосе его звучала паника, на которую Херилак не обратил внимания.
Когда он заговорил, голос его был холоден и спокоен.
- Это очень хорошо. Все идет по плану.
Керрик не разделял его уверенности. Он старался не смотреть на птицу,
которая кружила над ними, зная, что снимки, принесенные в город, будут
внимательно изучены. Тану не должны выказывать интереса к птице,
показывать, что знают о ее задаче. Только когда она закончила последний
ленивый круг и полетела прочь, он повернулся и посмотрел ей вслед. Не было
никаких сомнений, что теперь нападение состоится.
Вечером, когда охотники собрались покурить и поговорить, Керрик
рассказал им о том, что видел и что это означает.
Сейчас это не вызвало у охотников недовольства. Они долго расспрашивали
его, затем обсудили, что нужно делать.
Утром саммад отправились на юг. Херилак был впереди и вел их все дальше
и дальние от берега. Керрик знал местность и понимал, что они обходят то
место, где была уничтожена саммад Херилака. Не было нужды напоминать тану,
какая опасность может выйти из моря. Позднее, когда охотники собрались,
было решено сделать Херилака сакрипексом - военным вождем. Он согласно
кивнул и отдал свой первый приказ.
- Керрик и Ортнар пойдут сейчас впереди. Они видели мургу и знают, за
чем нужно смотреть. Они будут ходить вдоль берега и охранять ночью. С ними
пойдут еще двое, которые вернутся с предупреждением, когда это будет
необходимо. Они будут делать это каждую ночь, начиная с сегодняшней.
Остальные тоже будут бодрствовать каждую ночь, следя за морем от наших
палаток. Мы должны быть уверены, что ничего не произойдет.
Они ходили вдоль берега четыре дня, а на пятый Керрик вернулся в лагерь
на рассвете. Услышав его бегущие шаги, охотники схватились за оружие.
- Это не тревога, мургу еще нет. Но я осмотрел берег, и там есть нечто
такое, что мы можем использовать.
Он подошел к ним и подождал, пока пришли оба саммадара и Херилак, и
объяснил.
Охота сейчас хорошая, в море много рыбы. Вы должны решиться не снимать
сегодня лагерь, а остаться в этом месте и ловить рыбу, и коптить мясо. К
югу отсюда есть скала, а за ней длинный отрезок берега с толстыми
березами, которые спускаются почти до воды. Это очень хорошо. Если мургу
придут, они не смогут найти место для высадки там, где скала, поэтому
наверняка выйдут на берег, поросший лесом.
Херилак согласно кивнул.
- Когда мы пойдем в атаку, то сможем подойти к ним незаметно, под
прикрытием деревьев. Все согласны со мной?
Последовало небольшое обсуждение, но против не высказался никто. Керрик
вернулся туда, где Ортнар и остальные два охотника лежали в укрытии,
осматривая море.
Началось долгое ожидание. В следующие дни они заполняли свободное время
сооружением убежища из бересты: ночи сейчас стали холоднее, и порой шел
дождь. Однако в течение дня двое из них всегда следили за океаном. После
полудня к ним присоединялись остальные, потому что это было время
наибольшей опасности. Так продолжалось много дней от полнолуния до
полнолуния, пока однажды к ним не пришел Херилак.
- Что видно? - спросил он, остановившись под деревьями рядом с ними.
- Ничего, море, как обычно, пусто, - ответил Керрик.
- Охотники решили, что теперь у них достаточно мяса.
Они благодарны за то, что мы показали им эти охотничьи угодья. Теперь
они готовы уходить.
- Это хорошее решение, - сказал один из охотников. - Никто из нас не
хочет нападения мургу.
Керрик был согласен с ними и испытывал внезапный прилив надежды, хотя и
промолчал.
- Ты сказал свое мнение, - резко сказал Херилак. - Да, переселение было
удачным. Теперь пищи хватит на зиму, и я понимаю, почему они торопятся
вернуться. Наполнив свои желудки, они забыли о голоде и не вспомнили, что
случилось на этом берегу с другими саммад. Это будет последняя ночь. Они
уходят завтра на рассвете, а мы остаемся и выйдем через день после них, на
случай, если мургу все-таки придут.
- Мы пойдем быстро, - воскликнул второй охотник, - и они не смогут
догнать нас.
Херилак презрительно отвернулся от него.
- Мы сделаем это не только для того, чтобы наполнить желудки. Мы пришли
сюда, чтобы убить мургу, - горько сказал Ортнар.
- Мы не сможем сделать этого в одиночку, - напомнил Херилак.
Керрик повернулся и стал смотреть на море, чтобы они не заметили
изменений выражения его лица. Они смогут спорить сколько угодно, но саммад
все равно уйдут. Ничто не может удержать их здесь, ибо они не хотят
сражаться. Маленькие белые облака плыли по чистому небу над ними,
отбрасывая темные тени на воду. Большие тени. Движущиеся...
Он продолжал стоять, глядя на тени, и ничего не говорил, пока не обрел
полной уверенности. Когда он заговорил, голос его слегка дрожал:
- Они здесь. Мургу пришли.
Все было так, как он сказал. Темные лодки были теперь отчетливо видны,
выйдя из тени облаков. Они медленно двигались к северу.
- Они не останавливаются! - воскликнул Херилак. - Может, сразу пойдут в
атаку на саммад?
- Нужно предупредить их, времени осталось мало! - сказал Керрик.
Один из охотников хотел уже бежать с донесением, но Херилак остановил
его.
- Подожди. Сначала нужно убедиться в этом.
- Они поворачивают к берегу! - заметил Ортнар. - К берегу под нами.
Охотники лежали молча, с ужасом глядя, как лодки подходят все ближе,
покачиваясь на волнах прибоя. Раздалась громкая команда, и вооруженные
фарги попрыгали из лодок, направляясь к берегу. Когда они начали
переносить на берег запасы пищи, сомнений больше не осталось.
- Теперь идите, - прошептал Херилак, - оба. Идите разными путями, чтобы
один из вас наверняка донес сообщение. Когда станет темно, и они не смогут
видеть, волокуши должны быть загружены, и саммад должны уходить подальше
от берега. Пусть идут до рассвета, а затем спрячутся в лесу.
Как только волокуши будут готовы, все охотники должны покинуть лагерь и
присоединиться к нам здесь. Бегите!
Сцена на берегу была знакома Керрику, но оба охотника были потрясены ею.
Они смотрели, как припасы выгружались из лодок и фарги, завернувшись в
плащи, укладывались на ночь. Командиры собрались вместе у самой воды, но
Керрик не пытался подкрасться к ним, чтобы увидеть, кто они. Командовать
наверняка должна была Сталлан, и подумав об этом, он почувствовал жажду
мести, которая сжигала его товарищей.
Сталлаи, которая избивала его, а потом неожиданно грубым вниманием
убила Алипола. Какое это будет удовольствие - проткнуть копьем ее тело!
Луны не было, но звезды ясно освещали белый песок на берегу и темные
фигуры фарги, отдыхавшие на нем. Много звезд поднялось из-за моря, прежде
чем в лесу послышался шорох - это приближались первые охотники.
К рассвету все было готово к атаке.

Глава шестая

Весь день Херилак думал только об этой атаке, планировал ее снова и
снова, так что мысленно видел, как все это должно произойти. Керрик и
Ортнар были проинструктированы, поэтому знали, что нужно делать, так же
хорошо, как и он. Херилак оставил их у края рощи наблюдать за берегом и
приказал первым подошедшим идти обратно через лес к поляне. Там они
подождали, пока не собрались все охотники. Он был военным вождем, и все
ждали его приказаний.
- Ульфадан, Келлиманс, - тихо позвал он. - Идите к своим охотникам,
убедитесь, что все собрались.
Никто не разговаривал и не шевелился во время ожидания, ведь они были
охотниками. Они молча сидели на корточках, держа оружие наготове, и ждали
приказов Херилака. Только убедившись, что все здесь, Херилак рассказал им,
что нужно делать.
- Мы должны ударить одновременно, - сказал он. - Для этого мы
вытягиваемся в одну линию, и каждая саммад возьмет на себя половину
берега. Затем мы молча поползем вперед до тех пор, пока не достигнем
травы, растущей над берегом.
Ветер дует от воды, поэтому мургу не почувствуют, когда мы подойдем
ближе. Но они могут услышать, и поэтому не должно быть ни звука. Вы должны
знать свои места, а саммадары ваши должны быть уверены, что вы заняли их
правильно. Оказавшись там, вы должны ждать и не двигаться, пока не увидите
меня, Ульфадана и Келлиманса, пришедших на берег. Это будет сигналом к
движению вперед. А потом своими копьями вы будете убивать мургу, сохраняя
тишину, пока это будет возможно.
Херилак вытянул руку с копьем и коснулся его тупым концом Чуть ниже
подбородка ближайшего охотника, а все остальные подались вперед, чтобы
увидеть что он делает.
- Старайтесь, если возможно, колоть мургу в горло, это их самое
уязвимое место. У них много ребер, и в отличии от животных, на которых мы
охотимся, ребра закрывают переднюю часть тела, а не кончаются под грудью.
Сильный удар пробивает их, но слабый будет отклонен ими в сторону. Поэтому
- только в горло.
Херилак подождал, пока они осмыслят это, а потом продолжал:
- Едва ли мы сможем убить их всех в тишине. Когда поднимется тревога,
вы будете кричать как можно громче, чтобы усилить замешательство. И
продолжать убивать. Если они побегут, пользуйтесь луками: стрелы остановят

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:44 | Сообщение # 38
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
их. Не допускайте колебаний и неустанно убивайте. Остановиться можно
только тогда, когда все они будут мертвы.
Вопросов не было. Всем было ясно, что нужно делать. Если кто-нибудь из
охотников испытывал страх, то он не показывал этого. Они жили убивая и
были весьма опытны в этом.
Тихо, как тени, они двинулись через лес, потом покинули его темноту и
также тихо поползли. Керрик еще оставался на страже. Он отвернулся от
спящих фарги и вздрогнул, увидев движущиеся фигуры. Они не издавали ни
звука, даже самого слабого. Потом из темцоты вынырнул Херилак. Керрик
коснулся его плеча, затем наклонился и произнес ему в ухо:
- Их командиры должны умереть первыми. Я хочу сделать это.
Херилак кивнул и двинулся дальше. Керрик медленно направился к краю
опушки, а потом вдоль нее к месту, которое заметил раньше.
Внезапно в ветвях дерева закричала ночная птица, и он замер на
мгновение, потом пошел дальше. Единственным звуком сейчас был плеск волн о
берег. Охотники двигались тихо, как смерть, и смерть шла вместе с ними.
Ни один звук не выдал их присутствия, когда они заняли отведенные им
места и стали терпеливо ждать сигнала.
Напряжение стянуло желудок Керрика в плотный узел.
Он был уверен, что прошло уже много времени, и значит, что-то неладно.
Херилак и саммадары должны быть на берегу.
Если они промедлят еще немного, начнет светать и охотники окажутся в
ловушке...
Керрик знал, что его страхи беспочвенны, но знание этого не могло
прогнать их прочь. Кулаки его были сжаты так крепко, что начали болеть.
Где же они? Что с ними случилось?
Облака покрывали небо, скрывая звезды. Увидит ли он вождей, когда они
появятся?
И вдруг они появились так тихо и так внезапно, будто были тенями.
Движущиеся тени следовали друг за другом, пока темная линия едва
различимых фигур не окружила весь берег.
Они стояли впереди Керрика, потому что могли двигаться быстро и
абсолютно тихо. Ему еще не доставало их умения незаметно подкрадываться к
добыче, и он оказался далеко за ними, когда линия достигла первых спящих
фарги. Оттуда донеслось глухое ворчание и больше ничего...
Наконец Керрик почувствовал под ногами мягкий песок и смог идти быстрее.
Он бросился вперед, поднимая свое копье, и почти достиг груды запасов, у
которой лежали ийланы, когда ужасный крик боли прорезал молчание ночи.
За ним тут же послышались новые крики, и берег мгновенно заполнился
движущимися фигурами. Керрик тоже закричал, промчался вдоль сваленных
запасов и вонзил копье в ийлану, которая только что поднялась.
Она пронзительно вскрикнула, когда наконечник пронзил ее тело, и она
упала навзничь, а он ударил еще раз, теперь в горло.

Это была настоящая бойня в ночи. Фарги просыпались быстро, но от страха
ничего не могли понять и были в полном замешательстве. Если они и
вспоминали о своем оружии, то не могли найти его в полной темноте. Они
бежали и искали спасения в океане своей юности, однако и там было нелегко
спастись, потому что всюду их ждали острые копья, а стрелы летели вслед
тем, кто достигал полосы прибоя. Это была резня без пощады. Тану были
умелыми мясниками.
Однако фарги были так многочисленны, что некоторые из них ухитрялись
удрать, достигая моря и в панике натыкаясь на мертвые тела, ныряли и плыли
к лодкам. Охотники пробирались за ними к набегающим волнам, их луки сеяли
смерть, пока не были исчерпаны запасы стрел.
Избиение прекратилось только тогда, когда стало некого убивать.
Охотники пошли вдоль лежащих грудами тел, пиная их и коля кольями, если
слышали хоть один звук или видели движение. Один за другим они
останавливались, измученные, и молчали, пока один из охотников не издал
победного вопля.
Все последовали его примеру и завывали скорее как животные, чем как
тану. Эти крики летели над водой к уцелевшим фарги в лодках, которые тихо
стонали и сжимались от страха.
Первые лучи зари открыли отвратительные подробности ночной резни.
Керрик с ужасом хотел отвернуться, но трупы лежали со всех сторон,
наваленные грудами. Однако это зрелище нисколько, казалось, не беспокоило
охотников. Они кричали от счастья, хвастаясь своими подвигами, и бродили
среди трупов, лежавших в прибое, вырезая из них стрелы. Когда стало
светлее, Керрик заметил, что его руки измазаны кровью.
Он отошел в сторону от тел фарги и вымыл их в море. Когда он вернулся,
Херилак ждал его, бурно выражая свое ликование.
- Мы сделали это! Мы ударили по мургу и прогнали их прочь, отомстив за
саммад, которые они уничтожили. Это была хорошая работа.
Далеко в море лодки спешили к югу. Большая часть их была пуста или же с
одной или двумя фарги. Резня действительно удалась.
Керрик чувствовал, что устал от ненависти я страха и тяжело сел на
груду емкостей с консервированным мясом.
Херилак погрозил копьем удирающим лодкам и закричал:
- Убирайтесь прочь и скажите остальным, что произошло этой ночью!
Расскажите всем мургу, что это случится с каждым, кто рискнет явиться на
север.
Керрик не разделял его неразумной ненависти, потому что слишком долго
жил среди ийлаи. В свете наступающего дня он увидел лицо ближайшего мургу
и узнал его: это была охотница, которую он иногда видел вместе со Сталлан.
Потрясенный, он отвел взгляд от ее растерзанного горла. Чувство огромной
утраты охватило его, хотя он и не совсем понимал, в чем она заключается.
Когда Херилак повернулся, Керрик взял себя в руки и спросил:
- А сколько потеряли мы?
- Одного. Разве это не полная победа? Только одного, ужаленного
отравленной стрелой дротика. Неожиданность была полной. Мы сделали то,
зачем приходили сюда.
- Но мы еще не закончили здесь, - сказал Керрик, стараясь забыть о
своих чувствах. - Он постучал по емкости, на которой сидел. - Они содержат
мясо. До тех пор пока цела внешняя оболочка, мясо не испортится. Я ел
такое. Вкус неважный, но жизнь поддержать можно.
Херилак задумался, опершись на копье:
- Значит, этой победой мы выиграли жизнь. С этими запасами еще больше
тану переживут будущую зиму. Нужно послать гонцов к саммад и позвать их
сюда за этим сокровищем. - Он оглядел усеянный трупами берег. - Что еще мы
можем сделать здесь?
Керрик наклонился, подобрал брошенный хесотсан и стряхнул песок с его
тела. Когда он направил его в пустое море и определенным образом нажал,
раздался резкий треск и дротик исчез в прибое. Потом он ткнул животное
пальцем и крошечный рот широко раскрылся. Погладив, он закрыл его и
протянул оружие Херилаку.
- Соберите смертоносные палки. И дротики тоже. Я покажу вам, как с ними
обращаться. Мы не можем разводить эти существа, но если их кормить, они
проживут годы. Яд их дротиков убивает мургу так же легко, как и тану. Будь
они у нас сегодня ночью, ни один мараг не ушел бы отсюда живым.
Херилак восторженно хлопнул его по плечу.
- Эта победа только первая из многих. А сейчас я пошлю за саммад.
Оставшись один, Керрик взял контейнер с водой и напился, а затем
взглянул на возбужденных охотников. Это была победа, первая победа тану.
Но у него было смутное чувство, что будущие победы не будут такими легкими.
Он посмотрел на ближайший труп фарси, затем заставил себя начать поиски на
берегу.

Прошло немало времени, прежде чем он осмотрел всех. Он даже прошел
вдоль всего прибоя, осматривая тела и переворачивая их лицами вверх.
Закончив, он устало опустился на песок.
Он узнал несколько ийлан, в основном, охотников. Керрик посмотрел на
юг, туда, где уже давно исчезли лодки.
Сталлан наверняка была с ними, в этом он не сомневался.
Она, безусловно, возглавляла эту экспедицию и сумела спасти свою жизнь,
скрывшись в темноте.
Они встретятся, Керрик был в этом уверен. Это поражение не остановит
ийлан, а сделает их более решительными. Это не конец сражения, а только
его начало, и чем оно кончится, Керрик понятия не имел.
Но он знал, что однажды произойдет битва, которой этот мир никогда
прежде не видел. Жестокая битва между двумя расами, у которых одинаковым
было только одно: ненависть друг к другу.

Глава седьмая

Дождь хлестал по лодкам. Тяжелые капли барабанили по влажным шкурам и,
шипя, скатывались в океан. Темный берег исчез из виду, и сейчас море было
пустым. Признаков погони не было. Сталлан осмотрелась, затем приказала
своей лодке остановиться и сделала знак другим сделать то же самое.
Они собрались вместе в сыром свете зари. Даже беспилотные лодки
протиснулись поближе, стоя вместе с занятыми, смущенные, потому что не
получили инструкций. Сталлан смотрела на уцелевших фарги с растущим гневом.
Их было так мало! Охваченная паникой горстка, вот все, что осталось от
большой ударной силы, которую она привела на север. Что же было сделано
плохо?
Ее гнев рос; она знала, что было сделано плохо, но, когда думала об
этом, гнев становился таким страшным, что она гнала эти мысли прочь.
- Кто из вас ранен? - спросила она, встав так, чтобы все могли понять
ее.- Поднимите руки.
Почти половина из них была ранена.
- У нас нет повязок, они остались на берегу вместе со всеми запасами.
Если раны открытые, обмойте их морской водой и больше ничего не делайте. А
сейчас посмотрите вокруг: видите ли вы незанятые лодки? Они скоро отделятся
от нас, а мы не можем позволить себе потерять хотя бы одну из них. Я хочу,
чтобы, по крайней мере, одна фарги была в каждой лодке. Сделайте
перемещение сейчас, пока мы все вместе.
Некоторые фарги были слишком потрясены и испуганы, чтобы думать
самостоятельно. Сталлан направила свою лодку сквозь всю флотилию, толкая
их и громко командуя, пока они не начали повиноваться.
- Эта лодка не пустая, - сказала одна из фарги. - В ней лежит мертвая
фарги.
- Выбрось ее в океан, и если найдешь еще, сделай то же самое.
- Эта лодка ранена, стрелы устозоу вонзились в нее.
- Оставь их на месте: ты причинишь больше вреда, вытаскивая стрелы.
Наконец Сталлан удалось разместить в каждой лодке по фарги. Несколько
раненых лодок пришлось оставить, бросив их на произвол судьбы. Как только
все перемещения были закончены, она приказала потрепанной флотилии
двигаться на юг.
Они плыли, не останавливаясь, весь остаток дня. Сталлан не хотела
приближаться к берегу, пока темнота не заставила их сделать это. Там могли
быть другие устозоу, прячущиеся в засаде и готовые напасть. Лодки
двигались, неся испуганных и упавших духом фарги, пока солнце было над
горизонтом. Только тогда Сталлан приказала приблизиться к берегу, к месту,
где в море впадала река. Истомленные жаждой фарги засуетились, но Сталлан
приказала им оставаться в лодках, пока не обследует берег. Она стояла на
страже и держала свой хесотсан наготове, пока они пили, поза ее выражала
презрение к этим глупым существам. Единственное, что они имели - это
оружие, и вот в панике большинство их них совершенно забыли о нем.
- Ближайшая к высочайшей, - сказала одна из фарги, после того как
напилась, - где есть пища?
- Не здесь, малоговорящая и безмозглая. Может быть, завтра. Иди обратно
к своей лодке. Мы не будем спать на берегу сегодня ночью.
Плащей, чтобы сохранить температуру их тел ночью, небыло, поэтому все
фарги стали медлительны и лежали неподвижно, пока утром их не согрели лучи
солнца. Отступление продолжалось.

На третий день, когда по-прежнему не было никаких признаков погони,
Сталлан решила пристать к берегу, чтобы поохотиться. Они нуждались в пище,
если хотели вернуться живыми.
Она внимательно изучила место, где дельта реки разбивалась на множество
протоков, разделенных островками, и там выследила несколько разноцветных
животных, пасшихся среди тростника.
Внешне они напоминали урукуба, только гораздо более маленького, с
такими же длинными шеями и маленькими головами. Она ухитрилась подстрелить
двух из них, прежде чем стадо убежало.
Животные были слишком велики для нее, поэтому она вернулась за фарги, и
те притащили добычу на берег. Все хорошо поели, разрывая мясо зубами,
поскольку не имели никаких режущих инструментов.

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:44 | Сообщение # 39
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
Двое раненых фарги умерли за время путешествия, кроме того, было
потеряно несколько беспилотных и раненых лодок, которые одна за другой
исчезали во мраке ночи. Только сила и воля Сталлаи и резкость приказов
удерживали выживших вместе до тех пор, пока они не добрались до знакомых
вод. Был полдень, когда они прошли мимо рыбацких лодок, а затем обогнули
мыс, за которым открывался вход в гавань Альпесака. Их появление, конечно,
было замечено, как и то, что вернулось гораздо меньше, чем отплывало,
поэтому в гавани не было приветственного комитета, когда они вошли туда.
На берегу ждал только один ийлан - Этдирг, исполнявшая сейчас обязанность
Эйстаи.
Когда Сталлан вышла из лодки, она шагнула вперед, но ничего не сказала.
Первой заговорила Сталлан и заговорила самым формальным образом.
- Когда однажды мы остановились на берегу, ночью нас атаковали устозоу.
Они хорошо двигаются в темноте. Мы ничего не смогли сделать, чтобы
защитить себя.
Этдирг холодно взглянула на фарги, которые подгоняли лодки к причалу.
- Это несчастье, - сказала она. - Это произошло до или после вашей
атаки на устозоу?
- До. Мы ничего не добились, совсем ничего. Я не ожидала нападения и не
выставила часовых. Это моя ошибка, и я умру сейчас, если ты прикажешь.
Ожидая ответа, Сталлан затаила дыхание и не шевелилась.
Смерть ее зависела от одного только короткого слова. Она флегматично
смотрела на море, но один глаз следил за Эщирг.
- Ты будешь жить, - сказала наконец Этдирг. - Хоть ты и совершила
ошибку, но Альпесаку нужны твои услуги. Твоя смерть не нужна нам.
Сталлан выразила свое согласие и благодарность.
- Как стало возможно такое несчастье? - спросила Этдирг. - Это выше
моего понимания.
- А для меня все ясно, - сказала Сталлан, каждое движение ее тела
выражало гнев и ненависть. - Я знаю, как это произошло.
Краем глаза она уловила какое-то движение, замолчала и повернулась
лицом к городу, откуда из-под деревьев выносили паланкин. Четыре сильные
фарги шли, сгибаясь под тяжестью его, а следом, переваливаясь, двигалась
толстая Акотолп.
Фарги осторожно поставили паланкин на землю и отошли назад. Акотолп
заторопилась к нему, широко открыв рот, затем наклонилась над фаргой,
лежавшей в паланкине.
- Вам нельзя резко двигаться и много говорить, - сказала она. - Это еще
опасно.
Вайнти согласно кивнула, затем повернулась к Сталлан.
Она сильно потеряла в весе, так сильно, что кости ясно виднелись под ее
кожей. Рана от копья зажила, но внутренние
повреждения были велики. Когда ее принесли к Акотолп, она много дней
оставалась вялой и все ее потребности составляли малую часть нормальных
функций. Акотолп залечила все повреждения, сделала переливание крови и
делала все возможное, чтобы сохранить жизнь Эйстаи. Это было трудной
задачей, и только огромные научные знания Акотолп, объединенные с силой
воли Вайнти, позволили ей выжить. Этдирг занимала ее место в течение
долгой болезни, но вскоре Вайнти должна была занять сама это место. Вот и
сейчас ова заговорила как Эйстаи.
- Расскажи мне, что случилось, - приказала она. - Сталлан сделала это,
ничего не опуская, и, как могла, осторожно рассказала о всех деталях
путешестввя, высадки и бойки, закончив своим возвращевием. Окончив свое
повествование, ока произнесла те же слова, что говорила Этдирг:
- Это моя ошибка, я я умру сейчас, если ты прикажешь.
Вайнти отбросила это вредложение таким резким жестом, что Акотолп
наклонилась вперед и третожно зашипела.
- Ошибка или-нет, но ты нужна нам, Сталлан. Ты нужна нам, чтобы
отомстить. Ты будешь моей рукой и убьешь того, кто сделал это. Это мог
быть только он один.
- Эйстаи права. На снимках рептора, которые мы изучали, не было второй
группы устозоу. Все выглядело так, как должно выглядеть. Однако кто-то
знавший о репторе, приказал устозоу пойти ночью в атаку. Кто-то знал, что
мы высаживаемся на берег в ночь перед нападением.
- КЕРРИК!
Столько ненависти было в этом слове, что Акотолп запротестовала.
- Вы рискуете своей жизнью, Эйстаи, говоря таким образом. Вы еще
слишком больны для таких эмоций.
Вайнти откинулась на мягкое покрытие и сделала знак согласия.
- Я должна обдумать все это. Когда в будущем мы будем атаковать
устозоу, нам нужно делать это новыми и разными способами. Наши знания
уменьшились, потому что мы теперь можем верить снимкам рептора только
наполовину. Оказывается, устозоу могут передвигаться под прикрытием
темноты. - Она повернулась к Акотолп, - ты знаешь эти тонкости. Скажи,
можно сделать снимки ночью?
- Вообще-то, да. Но для этого нужны птицы, которые летают ночью. Думаю,
что-нибудь можно сделать.
- Ты займешься этим немедленно. И еще один вопрос. Есть ли способ
увеличивать снимки рептора?
- Смысл этого вопроса ускользает от меня, Эйстаи.
- Тогда слушай снова. Если устозоу Керрик руководил атакой, значит он
должен находиться в той стае. Следовательно, он будет на одном из снимков.
Можем ли мы обнаружить это?
- Вопрос понятен. Детали снимков можно увеличить, так что мелкие детали
станут во много раз больше.
- Ты слышала, Этдирг. Иди и посмотри.
Этдирг поспешно повернулась и заторопилась прочь. Вайнти вновь
переключила свое внимание на Сталлан.
- В будущем мы будем атаковать разными способами. Систему защиты ночью
тоже нужно пересмотреть. Об этом следует подумать. Такое не должно
повториться никогда.
- Нам будет нужно очень много фарги, - сказала Сталлан.
- Эта проблема уже решена. Пока тебя не было, мы получили отличные
новости о том, что вся подготовка завершена. Инегбан придет в Альпесак еще
до конца лета. Два города снова станут одним - сильным и непобедимым. У нас
будет все необходимое, чтобы смести устозоу с лица земли.
И Акотолп и Сталлан, следуя примеру Вайнти, выразили радостное
удовольствие этим фактом. Если бы это произошло до ее ранения, она нашла
бы способ сказать об этом более формально, каким-нибудь намеком. Тогда ее
стремление править Альпесаком было движущей силой ее жизни, ее
единственной и сильнейшей мечтой. Ее ненависть к Малсас была безгранична,
потому что Эйстаи Инегбана должна была стать Эйстаи Альпесака, когда оба
города соединятся.
Сейчас она приветствовала принтие Малсас. Удар копья, погрузивший ее в
темноту, болезнь и боль, изменили все. Когда сознание вернулось к ней, она
вспомнила, что произошло, что сделал с ней устозоу, которому она спасла
жизнь, а потом подняла из грязи и приблизила к себе. Устозоу, который
отплатил за все это попыткой убить ее. Этот грубый поступок нельзя было
оставить безнаказанным. Мысли о Керрике только укрепили ее намерение
очистить землю от этих вредных тварей. Все ийланы будут чувствовать то же
самое, когда узнают, что произошло с фарги, ушедшими на север. Когда
Инегбан придет в Альпесак, ийланы поймут, что жизнь здесь резко отличается
от жизни, которую они вели прежде в спокойном и мирном городе. Когда их
собственные жизни и будущее окажутся под угрозой, они приложат все силы,
чтобы разделаться с устозоу.
Вся мощь ийлан, их знания и энергия объединятся для решения главной
задачи: уничтожить устозоу, стереть все их следы с лица земли. Они начнут
кампанию, чтобы искоренить их, вылечить землю от тяжелой болезни - устозоу.
Кампания эта могла иметь только одного вождя, и в этом Вайнти видела
свою судьбу.

Глава восьмая

Воздух под высокими деревьями был таким спокойным, что холодный туман
висел неподвижно. Это холодное молчание нарушалось только каплями,
падавшими с листьев, и далекими криками птиц. Из-под куста осторожно
выскочил кролик и начал обкусывать сочную траву на поляне. Потом вдруг
замер и сел, уши его повернулись, прислушиваясь, затем одним прыжком он
скрылся в лесу.
Издалека послышались тяжелые медленные шаги, похожие на раскаты грома.
Потом к ним присоединился скрип кожаных ремней и шуршание деревянных
волокуш, которые тащились по земле. На краю поляны появились два охотника.
Хотя они носили меховые накидки и мокасины, их руки были обнажены и
покрыты каплями воды. Другие охотники вышли из-под деревьев и пошли через
поляну. Затем появился первый мастодонт - огромный горбатый самец. Его
поднятый хобот срывал ветви с деревьев и запихивал их в рот.
Один за другом мастодонты выходили из леса. Рамы волокуш, которые они
тянули, прокладывали глубокие колеи в мягкой почве. Тану были в пути,
который никогда не кончался.
День перевалил далеко за полдень, когда они достигли удобного места для
лагеря на берегу реки. В сгущающихся сумерках между деревьями кружился
первый снег. Ульфадан взглянул на север и понюхал холодный воздух.
- Рано, - сказал он. - Раньше даже, чем в прошлом году.
Здесь в долине снег будет таким же толстым, как бывает в горах. Нужно
обсудить это сегодня ночью.
Келлиманс неохотно кивнул, соглашаясь. После резни мургу решение о
возвращении в старый лагерь было принято безо всяких обсуждений. Как
только были поставлены палатки и желудки наполнены, все собрались вокруг
костра и разговор начался.

В отличие от оседлых, живших в городах ийлан, тану были охотниками. Они
вели кочевую жизнь без постоянной базы.
Всегда в движении, идя туда, где была лучше охота или рыбалка и где
можно было найти лучшие плоды. Для жизни им не требовалась определенная
площадь - вся земля была их домом. И они не образовывали, подобно ийланам,
большие группы. Их саммад были небольшими группами, объединенными общими
интересами.
Саммадар не был вождем, который отдавал приказы, скорее, это был
охотник, который предлагал самые разумные планы, находил больше всех дичи
и обеспечивал процветание саммад. Его решения обсуждались всеми, и он не
мог отдать приказа, который не нравился бы остальным. Охотник и его семья
могли просто исчезнуть в лесу и присоединиться к другой саммад, если
саммадар не нравился им.
Сейчас как раз нужно было принимать решение. Пламя костра поднималось
высоко, когда в него подбрасывали поленья, а круг охотников тем временем
становился шире. Они смеялись и говорили друге другом, стараясь занять
лучшее место возле огня, где было тепло и не было дыма. Их желудки были
полны, у них была пища на зиму, и этого пока им хватало. Когда Ульфадан
встал и повернулся к ним лицом, разговоры стихли.
- Я слышал много слов о том, что мы должны зимовать здесь, в этом месте,
которое все вы знаете. Охота здесь плохая, но у нас хватит пищи, чтобы
дотянуть до весны. Но сейчас нужно думать не об этом. Если мы останемся
здесь, выживут ли наши мастодонты? Хватит ли им травы и листьев на
деревьях? Это важный вопрос, который мы должны обсудить. Если мы переживем
зиму, а они пагибнут, мы тоже умрем, когда придет время двигаться, а мы не
сможем. Вот о чем сейчас нужно думать.

Судьба мастодонтов серьезно волновала всех охотников. Все, кто хотел быть
услышанным, поднимались и говорили, обращаясь к остальным, и споров было
очень много. Херилак и Керрик слушали, но сами ничего не говорили. Херилак
был военным вождем, а сейчас, когда сражение закончилось, сидел вместе со
всеми. Что касается Керрика, то от был доволен, что допущен в круг
охотников, а не сидит снаружи, вместе с женщинами и детьми. Ему было
достаточно того, что сидит здесь и слушает.
Потом было много бессвязных речей об их проблемах, немного жалоб и
гораздо больше хвастовства. Когда разговор угас, Ульфадан предложил
обратиться к фракену и другие поддержали его. Старика очень уважали за его
память и знавне медицины, он был шаманом, который знал тайны жизни и
смерти. Возможно, он мог указать им выход. Фракен подошел ближе к огню,
сопровождаемый мальчиком без имени. Когда мальчик вырастет, а Фракен умрет,
он должен будет принять имя старика. Сейчас у него имени не было и он был
просто учеником шамана. Склонившись перед Фракеном, он порылся в кожаной
сумке и достал темный шар, который осторожно положил на землю у огня.
Фракен принялся тыкать в нето двумя палочками и вскоре обнаружились
крохотные мышиные кости. Шаман собирал эти кости и по их содержимому

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

playhard Дата: Четверг, 21.08.2008, 17:44 | Сообщение # 40
Полковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 239
Репутация: 2
Статус: Offline
предсказывал будущее.
- Зима будет холодной, - сказал ои. - Я вижу долгое путешествие.
Это было похоже на то, что происходило в действительности, и произвело
на слушателей большое впечатление.
Керрик не обратил на его слова внимания. Кто угодно мог сказать тоже
самое и без мышиных костей. Он вдруг поиял, что они не решат эту проблему,
если не сделают что-нибудь живое и не изменят всех своих представлений о
внешнем мире.
Когда он ясно осознал все это и увидел, что никто больше не собирается
выступать, поднялся и заговорил.
- Я выслушал все, что было сказано здесь, и слышал, как одно и то же
повторялось снова и снова. Зима-у-которой-нет-конца пришла в горы, и олени
покинут их, потому что снег лежит там большую часть года и им негде
пастись. Если здесь есть кто-нибудь, не верящий этому, я хотел бы
послушать, что скажет этот охотник.
Все промолчали, и ответил только охотник по имени Илгет, известный
своим скверным характером.
- Сядь на место, - сказал он. - Мы знаем это, маловолосый. Дай говорить
охотникам.
Керрик слишком хорошо помнил о своей редкой бороде и волосах, которые
не доставали даже до ушей, поэтому, устыдившись, хотел сесть, но тут рядом
с ним встал Херилак. Он коснулся руки юноши, и тот остался стоять.
- Этого охотника зовут Керрик, а не маловолосый. Впрочем, Илгет должен
хорошо знать о маловолосых, ведь на его голове гораздо больше кожи, чем
волос.
Большинство охотников расхохоталось, хлопая себя по бедрам, а Илгет
нахмурился и замолчал. Когда Херилак был саммадаром, он часто пользовался
шуткой, чтобы убедить других. Но сейчас он еще не все сказал и потому
терпеливо ждал, когда все успокоятся.
- Волосы Керрика должны напоминать нам о том, что их удалили мургу,
когда он был у них в плену. Мы не должны забывать, что он может говорить с
ними и понимать их. Наши желудки полны потому, что он показал нам, как
можно убить мургу. Мы охотились там, где они могли напасть на нас, а он
показал, что делать, чтобы напасть первыми, и мы убили многих. Когда
Керрик говорит, мы должны слушать.
Со всех сторон послышалось одобрительное ворчание, и Керрик
почувствовал, что уверенность вернулась к нему.
- Значит, все мы понимаем, что не можем идти на север. На востоке земля
бесплодна так же, как здесь, и там нет места для зимовки. Нет его и на
западе, где земли лучше, но дороги туда заняты тану, которые не позволят
нам пройти. Поэтому я спрашиваю вас: почему бы нам не пойти на юг?
Послышались удивленные возгласы, а потом смех, который стих, когда
Керрик свирепо нахмурился. Херилака уважали за талант военного вождя и за
силу рук, поэтому смех прекратился, прежде чем он выразил свое
недовольство. В тишине поднялся Ульфадан.
- Я ходил к краю леса на юге, а когда был молод, даже выходил на южные
луга, едва не оставшись там навсегда. Это я нашел там. - Он коснулся
длинного зуба, висевшего на его шее. - Я был молод и достаточно глуп,
чтобы рискнуть ради этого жизнью. Там нет оленей и бродят только мургу,
которые убивают. Мургу высокие, как деревья. На юге нас ждет только
смерть. Мы не должны идти туда.
Охотники согласно закричали, и Керрику пришлось ждать, пока все
замолчат.
- Позвольте мне рассказать вам о мургу, потому что многие годы я жил
так далеко на юге, что там никогда не падал снег и всегда было тепло. На
этой теплой земле живут мургу, которые едят траву и пасутся в лесах и на
болотах. Хотя они не похожи на оленей или других животных, на которых мы
охотимся, их можно есть, и мясо их вкусное. Я знаю это, потому что именно
их я и ел все эти годы.
Теперь кругом царила полная тишина. Даже женщины перестали болтать друг
с другом, дети прекратили свои игры, и все слушали удивительный и пугающий
рассказ Керрика.
- То, что сказал Ульфадан - правда. Там есть огромные мургу, которые
едят более мелких. Я видел их, и даже еще более удивительные вещи. Но не
это важно сейчас, а то, что мургу-ходящие-как-тану живут там. Они едят
мясо животных так же, как это делаем мы. Почему их не убивают мургу высотой
с деревья?
Имелось много причин, которые он мог упомянуть, но все они были сейчас
неуместны. Кроме одной. Керрик решил говорить только об этом.
- Их не убивают потому, что мургу-ходящие-как-тану сами убивают всех,
кто угрожает им или их мясным животным. Они убивают их вот этим.
Он наклонился, схватил хесотсан, лежавший на земле возле него, и высоко
поднял его вверх. Никто не издал ни звука, и все глаза смотрели на него.
- Неважно, насколько крупно животное - это убьет его. Мургу, против
которых обращены все ваши луки и копья, упадут мертвыми, когда дротик
отсюда кольнет их шкуру.
- Я видел это, - с горечью в голосе произнес Херилак. - Я видел мургу,
вышедших из моря с этими смертоносными палками, видел всю мою саммад,
падавшую перед ними. Я видел огромных мастодонтов, падавших после щелчка
этих штук. Керрик говорит правду.
- Но сейчас мы тоже имеем их, - сказал Керрик, - много палок и
дротиков. Я знаю, как ухаживать за этими смертоносными существами, и могу
показать вам, как они действуют. Я знаю, как заправлять в них дротики
смерти, и скажу вам это тоже. Если мы пойдем на юг, там будет хорошая
охота и много пищи для мастодонтов. А с этим, - он поднял оружие над
головой, чтобы все могли его видеть, - мы победим.
После этого было много разговоров, - высказывалась масса предложений, но
решения так и не было. Керрик мало ел днем и, увидев, что Херилак уходит,
последовал за ним. Они подошли к костру, где женщины жарили мясо и
заваривали чай из коры.
Одна из них, Меррит, увидев пришельцев, предложила им чаю.
- Надеюсь, смертоносные палки будут слушаться нас так - же, как и тебя,
иначе наши кости останутся далеко на юге, - обратилась она к Керрику. Голос
у нее был хриплый, почти мужской, но мысли свои она излагала свободно.
- Значит, ты думаешь, что мы пойдем на юг? - спросил Херилак, говоря с
трудом из-за набитого пищей рта.
- Они будут говорить всю ночь, но в конце концов решат именно это. Они
слишком много говорят. Мы пойдем на юг, потому что нам некуда больше идти.
- Она с нескрываемым любопытством посмотрела на Керрика. - Какие они, эти
мургу, у которых ты был в плену? Большие у них палатки?
Керрик улыбнулся при мысли об этом, затем попробовал объяснить.
- Они не живут в палатках, а выращивают специальные деревья и спят в
них.
Меррит громко рассмеялась.
- Ты рассказываешь глупые истории. Как они могут погрузить на
мастодонтов свои деревья, когда им нужно переезжать на новое место?
Женщины вокруг костра прислушались к их разговору и теперь, представив
себе эту картину, захихикали.
- Это правда, потому что они стоят все время на одном месте и им не
нужно перевозить свои спальные деревья.
- Сейчас я точно зиаю, что ты рассказываешь мне сказки. Они соберут все
плоды, убьют всех животных, а потом умрут от голода. Отличная сказка.
- Это правда, - сказал Херилак. - Именно так они и живут. Я был там и
видел это, но тогда не понял. Им не нужно охотиться, потому что они держат
всех своих животных в местах, откуда те не могут убежать, и убивают их,
когда это нужно. Верно я говорю? - обратился он к Керрику.
Меррит пожала плечами, слыша такие бессмысленные слова, и вернулась к
своему костру, но другие женщины остались, глаза их были широко открыты,
когда они слушали сумасбродный разговор. Правда или нет, во это стоило
послушать.
- Это только часть их жизни, - сказал Керрик. - Там происходит много
удивительных вещей. Одни мургу расчищают землю и возводят изгороди, чтобы
животные были в безопасности, другие заботятся о самцах во время сезона
рождений, чтобы молодежь росла в мире. Одни выращивают животных, другие
убивают их, когда приходит время. Третьи ловят рыбу. Все это очень сложно.
- Самцы заботятся о детенышах? - тихим грудным голосом спросила одна из
женщин. Старуха рядом с ней ударила ее.
- Сиди тихо, Армун, - сказала она.
- Это хороший вопрос, - заметил Керрик, пытаясь разглядеть говорившую,
но она отвернулась и волосы закрыли ее лицо. - Мургу откладывают яйца, и
самцы высиживают их. Затем, когда детеныши выходят из яиц, они отправляются
жить в океан. Они не заботятся о них, как это делаем мы.
- Они мерзкие твари, и все должны быть убиты! - крикнула Меррит, которая
все слышала. - Не годится женщинам слушать такие речи.
По ее приказу слушательницы разбежались, и двое мужчин доедали мясо в
молчании. Херилак отправил в рот последний кусок, затем мягко коснулся
руки Керрика.
- Ты должен побольше рассказывать мне об этих вещах, потому что я хочу
все знать об этих существах. Я не женщина и верю каждому твоему слову. Как
и ты, я был их пленником, правда, недолго, но мне этого хватило. Если ты
поведешь, я пойду за тобой, Керрик. Сильные руки и быстрый лук - вот, что
нужно охотнику, но тану нужны и знания. Мы - тану, потому что можем
обрабатывать камни и дерево, и ты единственный, знающий то, что должны
знать все. Ты один можешь указать нам дорогу.
Никогда прежде Керрик не думал об этом, но сейчас он согласно кивнул.
Знание могло быть силой и оружием. Он имел знания, и Херилак уважал его.
Это была большая честь - заслужить похвалу такого мудрого и сильного
охотника, как Херилак. Керрик почувствовал гордость. Впервые он начинал
верить, что он не чужой в этом мире.

Глава девятая

Меррит оказалась права: после затянувшегося далеко за полночь
обсуждения охотники с большой неохотой решили, что нужно идти на юг искать
пастбища для мастодонтов.
С принятием этого решения они оказались перед очередной проблемой: как
идти?

Когда рассвело, Херилак вышел из палатки. Он разводил огонь, когда к
нему подошли Ульфадан и Келлиманс. Саммадары официально приветствовали
его, затем сели рядом с ним у огня. Херилак наполнил для них деревянные
кружки чаем и стал ждать, когда они скажут, с чем пришли. За его спиной
Ортнар выглянул из палатки, затем быстро втянул голову назад.
- Ты думал, что этой ночью они наговорятся досыта, но они уже снова
здесь, - сказал он. Керрику. - Лично я не вижу в этом никаких проблем.
Убивать мургу - вот все, что там нужно делать.
Керрик сел в спальном мешке и вздрогнул, когда холодный воздух коснулся
его тела. Он быстро натянул через голову свою теплую куртку, затем провел
пальцами по коротким волосам, зевая и почесываясь. Клапан палатки был
откинут, и было видно, что трое охотников еще говорят. Ортнар был прав:
Керрик считал, что им хватит ночных разговоров.
Но последней встречи избежать было невозможно. Херилак поднялся с
земли, подошел к палатке и окликнул его:
- Ты нам нужен, Керрик. Пойдем!
Керрик встал, сел у костра и стал маленькими глотками пить горячий чай,
пока Херилак рассказывал, что они решили.
- Саммад пойдут на юг, потому что у них нет другого выбора. Однако они
не знают, что будут делать, когда достигнут земли мургу. Впрочем, одно
несомненно - мургу должны быть убиты, и потому нужен военный вождь. Они
предложили эту должность мне.
Керрик согласно кивнул.
- Так и должно быть. Ты вел нас к победе, когда мы уничтожили мургу на
берегу.
- Я действительно знаю, как нужно атаковать, но сейчас мы планируем
больше, чем одну атаку. Мы планируем покинуть леса и идти на юг, в
поросшие травой земли, где живут только мургу, мургу всех видов. Значит мы
должны убить их смертоносными палками. Сейчас я скажу вам правду: я мало
знаю о мургу и смертоносных палках, но ты, Керрик, знаешь это отлично.
Поэтому я говорю, что сакрипексом должен быть ты.
Керрик никогда не думал о такой возможности. Это было слишком
неожиданно. Он неуверенно покачал головой, потом неохотно заговорил:
- Это огромное доверие, но я знаю слишком мало, чтобы быть сакрипексом.
Да, я знаю много о мургу, но слишком мало об охоте и других делах племени.
Херилак же уже испытанный вождь.
Все молчали, ожидая, что он скажет дальше. Саммад видели в нем вождя, и

 

Counter strike - Полная база файлов, информации и статей для Counter strike всех версий.

Форум » Общеразвлекательный раздел. » Для читателей. » ЗАПАД ЭДЕМА
Поиск:

Вход

 Регистрация

Форум 

 Гостевая книга 

 

Статистика

Более подробную статистику нашего сайта вы можете просмотреть в рейтингх и топах, которые расположены внизу форума.

Все материалы, взятые с других интернет ресурсов принадлежат только им и администрация данного сайта не несет ответственности за их использование.

Копирование частичной или полной информации с данного сайта обязывает вас установить ссылку на вашем сайте на страницу того материала, откуда он был взят / скопирован.
 

Copyright MyCorp © 2018
 
Chat's Top100 Counter Рейтинг чатов Рейтинг Chat Planet Top
Посетителей всего
Просмотров сегодня
Посетителей сегодня Яндекс цитирования